"Врачи разучились видеть больного", - говорит всемирно известный мануальный терапевт Карел Левит

09-09-2003

Не позволить, чтобы неудача отбила охоту к делу, а успех способствовал почиванию на лаврах, - таково жизненное кредо выдающегося чешского невролога и педагога Карла Левита, которого называют мануальным кумиром Европы. Именно достижения Левита вдохновили многих последователей на создание авторских методик воздействия на позвоночник.

Напомним, что упоминание о мануальной терапии - способе лечения позвоночника и суставов с помощью ручного воздействия (от латинского слова manus - рука) встречается у древних народов Средиземноморья, Индии, Центральной и Восточной Европы. Уже в 5-м веке до н. э. Гиппократ называл мануальное воздействие рахитотерапией и успешно лечил многие заболевания позвоночника и суставов. До нашего времени дошли многие приемы мануальной терапии, рекомендуемые Гиппократом. В чем же ее преимущества перед медикаментозным лечением или физиотерапией?

Прежде всего, это - физиологически естественный способ лечения, поэтому считается самым безопасным и эффективным. Лекарственные же препараты у многих вызывают побочные явления - не все могут их переносить; возникают осложнения желудочно-кишечного тракта и др.

Карлу Левиту, одному из ведущих в мире специалистов в области мануальной медицины, в этом году исполнилось 87 лет. Он является автором и соавтором более 200 публикаций в области мануального лечения, вертебрологии и неврорадиологии. Его книга «Мануальная терапия в рамках рефлексивной терапии» впервые вышла в Чехословакии в 1966 г. и была с тех пор многократно переиздана и переведена на десяток с лишним языков. Профессор Левит преподавал в ГДР, Болгарии, Польше, Венгрии, СССР, а позже - и в Австрии, ФРГ и США.

Невролог Эдуард Языджан из Вильнюса впервые услышал о знаменитом чешском мануальном терапевте Карле Левите еще в 1990 г., в тогдашнем Ленинграде, на курсах мануальной терапии, которые вела его ученица профессор Клименко. С той поры врач из Литвы мечтал пройти у пражского виртуоза стажировку. Мечта сбылась.

- С Карлом Левитом мне посчастливилось встретиться этим летом и собственными глазами увидеть, как работает этот удивительный доктор. Меня поразило его клинически неординарное мышление. Методика обследования - совершенно иная, чем мы видим в наших поликлиниках и больницах. Когда профессор Левит осматривает больного, то кажется, что не ускользает ни единая деталь. Затем обследует пациента, руками исследуя активные движения в позвоночнике. С помощью пальцев изучает оток, температуру кожи, болезненность сухожилий. Сложилось такое впечатление, что профессору Левиту для того, чтобы поставить диагноз, нет необходимости пользоваться рентгеноаппаратом или компьютерной томографией.

Как вы думаете, Эдуард, что определило тот факт, что у профессора Левита столько последователей в России?

- Дело в том, что в России до 1988 г. мануальной терапии, как таковой, не существовало. Она не применялась в лечебных заведениях. Развиваться мануальная терапия начала в конце 90-х годов. До этого были различные целители, костоправы, даже не имеющие медицинского образования, которые где-то нелегально практиковали,

- говорит Едуард Языджан.

Несмотря на преклонный возраст, профессор Левит все еще принимает пациентов в пражской больнице Мотол. Как-то профессор посетовал, что, целиком полагаясь на современную технику, врачи разучились видеть больного, понимать его, общаться с ним: нет обратной связи, должного контакта между больным и врачом, а это - очень важно. Кажется, что, кроме редкой одаренности и работоспособности, больше всего поражает именно человеколюбие и открытость Карела Левита. Наша беседа с профессором состоялась недавно в его кабинете мотольской больницы.

Вы длительное время преподавали в Советском Союзе. Что по прошествии стольких лет кажется вам наиболее характерным для России?

- Психология. Мы, здесь, намного рациональнее, а люди в России - более эмоциональны.

Вспоминаете ли вы с удовольствием о проявлениях эмоциональности, потому что она, к сожалению, иногда бывает причиной неадекватных реакций?

- Я вам расскажу об одной очень типичной ситуации. У меня был один очень способный ученик, профессор. Он приехал на курс инструкторов.

Профессор рассказывает, что на третий день инструкторского курса, проводимого им, упомянутому участнику пришлось уехать, так как он лечил Михаила Горбачева. Это было необходимо. Его отсутствие затянулось, и до окончания курса он не вернулся. Вследствие этого профессор Левит заявил, что при всем уважении к коллеге, подтверждение об его прохождении стажировки он ему не выдаст. Остальные начали протестовать, аргументируя тем, что «отсутствовавший врач в этом не виноват; несправедливо ему отказать в бумажке». Карла Левита поразило, что все присутствовавшие коллеги были в этом абсолютно уверены.

- Это - эмоциональное мышление; мы же здесь (в Чехии - прим. ред.) - рациональны. Я, в конце концов, это написал, потому что видел, что они чувствуют и думают по-другому.

Иногда говорят, что чехи, может быть, чрезмерно рациональны?

- Это возможно, и, в общем-то, правда. Немецкая традиция, которая ощущается в Чехии. И в этом - большая разница с Россией, нужно это понимать.

Профессор Левит пытается поддерживать отношения со своими учениками из бывшего Советского Союза. Упоминает о Людмиле Васильевой, которая раньше была в Новокузнецке, а теперь - в Москве. Об Абуджаеве из Казахстана. Очень тепло вспоминает о Лиеве из Кисловодска, с которым переписывается и ждет его приезда в Прагу:

- Очень хороший черкес. Я бы очень хотел с ним повидаться. И еще - очень важно - Коваленко из Винницы много раз сюда приезжал, очень хороший доктор.

Считаете ли вы их своими последователями?

- Да. Конечно же.

- Как только профессор установил диагноз, он приступает к действиям - никакой суеты, все движения - легкие, плавные, точные. И вдруг - неуловимое движение, щелчок - и устранен блок, который мучил пациента месяцы, а то и долгие годы,

- вспоминает Едуард Языджан.

09-09-2003