В Чехии антисемитизма нет. Или почти нет.

Антисемитизма в Чехии нет. Такое утверждение, с одной стороны, может показаться несколько странным, но, на поверку оказывается, что, в общем-то, так оно и есть. По крайней мере, на фоне остальной Европы, Чехия этим выгодно отличается. Можно даже сказать, что в Чехии существует определенный феномен – антиантисемитизм.

Рабби ЛефРабби Леф Разумеется, и на территории нынешней Чешской Республики некогда были времена, когда евреев притесняли, порой и негласно, но подтекст был ясен. Евреи начали поселяться на чешской территории в 9 веке и придерживались своих традиций во многих местах в Моравии и Богемии. Еврейские достопримечательности уничтожали фанатики еще во времена крестовых походов в 11-12 столетиях. Нередко дело доходило до погромов и депортации еврейского населения из городов. Однако, не будем начинать с печальных страниц. В истории еврейской общины в Чехии есть множество светлых страниц, так называемый «золотой век» еврейской общины в Праге. Например, во времена Рудольфа II, известного своей тягой к эзотерике. Тогда Рабби Леф стал настоящим авторитетом для императора, и даже существуют документы об их встрече и сотрудничестве. Однако, не все императоры разделяли положительные чувства по отношению к евреям.

«Разумеется, в истории есть и негативные примеры, как во времена Марии Терезии, которая подписала указ о выселении евреев из Праги. Это продолжалось в течение года, а потом она была вынуждена упразднить этот указ. Она полагала, что евреи, благодаря тому, что их община была сильно разветвлена по всей Европе, связаны с врагами Империи, то есть с Пруссией, и подозревала их в шпионаже. Разумеется, это была неправда, но община была вынуждена собраться и уехать из Праги. Они переехали в Либень и там ожидали разрешения вопроса. Через год они смогли вернуться в Прагу, но на более жестких условиях – были увеличены налоги. Но это типичный пример худших времен», - рассказывает секретарь Еврейской общины в Праге Томаш Краус.

Леопольд ХилснерЛеопольд Хилснер Однако, если смотреть на раннюю историю, то антисемитские настроения носили чаще всего характер клерикального антииудаизма. Вершиной антисемитских настроений в чешском обществе стал 1899 год, когда имело место так называемое «Дело Хилснера». 1 апреля 1899 года в чешской деревне Вежничка, неподалеку от города Полна в лесу было обнаружено тело 19-летней девушки Анежки Грузовой. Подозрение пало на четырех бродяг, которых видели в окрестностях леса. Среди них был 23-летний слабоумный еврей Леопольд Хилснер. Окружной прокурор и адвокат, представлявший интересы семьи Груза, единогласно заявили о ритуальном убийстве. Спустя год Хилснеру приписали еще одно убийство и приговорили к смертной казни, которая впоследствии была заменена на пожизненное заключение. Этот процесс вызвал ряд антисемитских настроений. Тогда в защиту обвиняемого выступил будущий президент Чехословакии Томаш Гарриг Масарик.

«Профессор Масарик, который в то время был в Карловом Университете очень уважаемой и авторитетной личностью, принципиально встал против такого положения дел и сказал, что если чешский народ хочет стать действительно независимым, - а в то время это было его главное стремление, - и если чехи хотят стать по-настоящему современным европейским народом, то в этой стране антисемитизму не должно быть места. Это был довольно продолжительный бой Масарика против другой стороны, где антисемитские настроения нашли массу приверженцев», - продолжает Томаш Краус.

Анежка ГрузоваАнежка Грузова Эти настроения завершились к 1818-19 году, когда Томаш Гарриг Масарик приехал в Прагу в качестве президента-освободителя. Он имел такой огромный моральный авторитет, что эти антисемитские настроения быстро были забыты. Разумеется, в народе могли по-прежнему бытовать предрассудки, однако, что касается официальной культуры и официальной политической линии, то Первая Республика была, своего рода, островком на фоне целой Европы, где толерантность по отношению к евреям была наивысшей.

Как считает Томаш Краус, если разделять клерикальный антииудаизм и антисемитизм, то последний может носить социальный, политический характер или же, может быть мотивирован множеством других причин. Например, Холокост чешских евреев в период Второй Мировой войны стал самым жестоким и самым продолжительным их всей Европы.

Концлагерь ТерезинКонцлагерь Терезин «В Чехии все началось не так, как повсюду в Европе, где разразилась война в 1939 году. Здесь это началось с Мюнхена, то есть с 1938 года. Тогда в Судетах, которые ныне являются частью Чешской Республики, сгорело 35 синагог. Конец Холокоста был для чешских евреев также самым продолжительным. Все знают, что символом чешского Холокоста является Терезин. Несмотря на то, что он был освобожден в мае 1945 года, но он был закрыт из-за эпидемии тифа – никого не пускали внутрь и не выпускали оттуда. Так что некоторые из тех людей, которые там чудом выжили, умерли, к примеру, в сентябре 1945 года в Терезине из-за тифа», - рассказывает Томаш Краус.

Всем известно, что в Советском Союзе евреям приходилось очень нелегко. Можно предположить, что если Чехословакия была частью Восточного блока, то аналогичная ситуация с антисемитизмом имела место и тут. Однако, это парадоксальным образом не так. Еще во времена Первой Республики Чехословакия стала первым государством, где люди могли записаться как представители еврейской национальности, но это не было необходимостью. В социалистические времена ничего подобного не было, потому что считалось, что человек может подвергнуться из-за этого политическим гонениям. Хотя, официально никаких постановлений принято не было, однако, власти предпринимали определенные шаги для выявления евреев среди населения.

Томаш КраусТомаш Краус «Одна из первых вещей, которые проводила Служба госбезопасности, была так называемая акция «Паук», в ходе которой выявлялись лица еврейской национальности. Даже если было неясно происхождение, достаточно было даже если кто-то сообщил о своих предположениях. Сотрудники Службы могли тут же сверить это со списками, в которых, помимо прочих, фигурирует и Вацлав Гавел, что не является правдой. Основу этого списка Госбезопасность получила от Гестапо. Так что здесь однозначно видна преемственность между нацистским режимом и тоталитарной властью, которая правила после 1948 года, и, главным образом, после 1950 года», - продолжает Томаш Краус.

1950 и 1951 годы также относятся к худшим периодам в истории антисемитизма в Чехии. Тогда прошли печально известные процессы с Рудольфом Сланским, в ходе которых было осуждено 14 членов коммунистической партии, 11 из них были евреями. Хотя, официально дело не носило антисемитского характера, де-факто обстояло именно так. Среди прочего они обвинялись в связях с сионистскими организациями за рубежом. Большинство из них было казнено.

Рудольф Слански (Фото: ЧТК)Рудольф Слански (Фото: ЧТК) «Что касается социализма, в Чехословакии не было так, как в Советском Союзе, чтобы национальность была написана в паспорте. Официально антисемитизма не существовало, но скрыто – да. Это стало очевидно и в 1968 году – несколько участников Пражской весны были евреями. Когда к власти пришел новый режим, Пражской весне придавались и определенные сионистские очертания. Так что когда мы, Еврейская община, сегодня слышим, что что-то не является антисемитским, а антисионистским, то мы прекрасно знаем, что это одно и то же, потому что у нас уже есть опыт той эпохи», - заключает Томаш Краус.

Вернемся к сегодняшнему дню. Томаш Краус рассказал, что в настоящее время в Чехии очень много людей, симпатизирующих как евреям, так и Израилю. Разумеется, существуют небольшие группировки, имеющие антисемитский характер, однако, они вызывают ярое неприятие со стороны общественности. В последнее время в связи с арабо-израильским конфликтом появилась и еще одна разновидность антисемитизма, которая носит, скорее, политический характер. Однако, Томаш Краус в целом согласен с важным утверждением – антисемитизма в Чехии практически нет.