Оккупация 1968 – потерянные страницы

Потерянные имена жертв вторжения в Чехословакию 1968 года, опровержение расправ над советскими солдатами – новая публикация Военно-исторического института Праги заполняет белые пятна, еще оставшиеся в хронике тех трагических дней.

«Оккупация 1968 и ее жертвы», Фото: Антон Каймаков, Чешское радио - Радио Прага«Оккупация 1968 и ее жертвы», Фото: Антон Каймаков, Чешское радио - Радио Прага «Оккупация 1968 и ее жертвы» – так называется книга, выход которой приурочен к очередной годовщине введения в Чехословакию войск Варшавского договора. Вторжение чужих армий в мирную и ничего не подозревавшую страну оставило глубокую рану в душе чешского и словацкого народов. Вот уже 49 лет историки, политики, общественные деятели и обычные граждане изучают и анализируют это роковое событие. Однако расставить необходимые точи над «i» все еще не удается.

До сих пор, например, неизвестно даже точное количество жертв. Еще десять лет назад в скорбном списке значилось 108 имен, однако сейчас историки пражского Военно-исторического института Иво Пейчох и Прокоп Томек установили, что в первые месяцы после вторжения, с августа по декабрь, погибло не менее 137 человек.

Благодаря исследовательской работе, проведенной в архивах, а также во время встреч с родственниками погибших в период вторжения, авторы книги смогли собрать подробности обстоятельств гибели целого ряда чешских граждан и восстановить их биографии.

Многие происшествия не расследовались

Прокоп Томек, Фото: Антон Каймаков, Чешское радио - Радио ПрагаПрокоп Томек, Фото: Антон Каймаков, Чешское радио - Радио Прага «Ситуация тогда была очень сумбурной. Полицейские протоколы, составленные в те августовские дни, были далеко не полными, в них отсутствуют подробности, не хватает даже элементарных данных погибших. В ряде случаев каких-либо официальных записей вообще не делалось, многое просто не расследовалось. Разыскивать дополнительную новую информацию, которая включена в эту книгу, было очень сложно. Еще одна отличительная особенность новой книги о событиях 1968 года – это фотографии. Во многих случаях никто не знал, как же выглядели погибшие. Сейчас их имена и лица вновь возвращаются на страницы истории нашей страны. Теперь мы знаем и историю их жизни», – подчеркивает соавтор книги «Оккупация 1968 и ее жертвы» Прокоп Томек.

Теперь в списках погибших во время событий 1968 года граждан есть и имя Антонина Абрагама.

91-летний Антонин Абрагам. Погиб в первые дни вторжения

«Это – самый пожилой погибший. Его жизнь прервалась в первые часы вторжения войск Варшавского договора на территорию Чехословакии. Он был чехословацким легионером, служил на бронепоезде «Орлик», прошел всю Транссибирскую магистраль. 23 августа 1968 года 91-летнего мужчину в Праге задавил советский танк», – рассказывает соавтор новой книги о событиях 1968 года Иво Пейчох.

«21 августа 1968 года исполнилось ровно три недели, как я поступил на работу хирургом в больницу города Либерец. Естественно, что в тот момент у меня еще не было никакого опыта. Помню, как у нас всех побежали мурашки по коже, когда мы увидели самолеты в небе, а потом по радио узнали о том, что случилось. Мы немедленно бросились в больницу и только успели совершить утренний обход пациентов, как в 7 часов 23 минуты со всеми нами попрощалось «Чехословацкое Радио», передав в эфире гимн страны.

«К нам привезли 10 мертвых, 50 раненых»

Иво Пейчох, Фото: Антон Каймаков, Чешское радио - Радио ПрагаИво Пейчох, Фото: Антон Каймаков, Чешское радио - Радио Прага В 7.35 в город, на улицах которого раздавался сухой треск, выехали санитарные машины. На площади стреляли. Когда привезли первых раненых, от неожиданности мы даже забыли о необходимости их как-то распределить – царила суматоха. Но потом мы собрались и разошлись по операционным. В первой волне в больницу привезли 40 раненых», – вспоминает Прешемысл Соботка, заместитель гетмана Либерецкого края, бывший председатель Сената Чешской Республики.

«Только-только мы успели хоть как-то справиться с ситуацией, как в 10.30 вновь загудели сирены санитарных машин, выехавших в город. На площади танк врезался в аркаду. Эта фотография есть в книге. В первый же день к нам привезли 10 мертвых и почти 50 раненных. Для маленького города – это кошмарное число. Для меня это стало последней каплей. Мой отец мне говорил, что любой «-изм» – это кошмар. Его слова получили подтверждение 21 августа 1968 года».

Если бы танк развернулся, Гавел мог не дожить до революции 1989

Пршемысл Соботка, Фото: Антон Каймаков, Чешское радио - Радио ПрагаПршемысл Соботка, Фото: Антон Каймаков, Чешское радио - Радио Прага По стечению обстоятельств, вспомнил Прешемысл Соботка, в Либерце в это время находился драматург, будущий президент Чехии Вацлав Гавел. И 49 лет назад он вместе со всеми в ночь с 20 на 21 августа сбрасывал с ремонтных лесов на советские танки части деревянных мостков. Если бы тогда танк развернул свою башню, то Вацлав Гавел мог бы и не стать после «бархатной» революции главой Чехословакии…

Собирая материалы для своей книги, историки Иво Пейчох и Прокоп Томек, занимались также и известными случаями гибели советских солдат.

«В ряде случаев нам удалось сравнить сообщения о таких случаях с протоколами сотрудников подразделений общественной безопасности Чехословакии. Мне кажется, нам удалось доказать, что ни один из советских солдат не был застрелен «контрреволюционерами», как до сих пор можно прочитать на некоторых заграничных веб-сайтах. Если речь и шла о гибели в результате огнестрельного ранения, то это были перестрелки между собой или же несчастные случаи», – говорит Иво Пейчох.

Нет подтверждения гибели советских солдат от рук чехословацких граждан

«Оккупация 1968 и ее жертвы», Фото: Антон Каймаков, Чешское радио - Радио Прага«Оккупация 1968 и ее жертвы», Фото: Антон Каймаков, Чешское радио - Радио Прага «Мы сравнивали информацию о фамилиях, опубликованных на сайте ветеранов Центральной группы войск СССР, с чешскими и словацкими архивными документами. Некоторые советские солдаты оказались в чехословацких больницах, или же их имена нашлись в протоколах службы общественной безопасности. Мы не обнаружили одного случая убийства советского солдата чешскими или словацкими гражданами», – подчеркивает Прокоп Томек.

Во время презентации книги вы упомянули, что большое количество материалов, документов, касающихся событий 1968 года находится российских архивах. Вам удается сотрудничать с российской стороной?

«В начале 90-х годов казалось, что советские, ну а потом уже российские архивы, станут более открытыми для иностранных исследователей. Однако в настоящее время это касается, скорее, лишь далеких по времени периодов, максимально – до Второй мировой войны. Архивы, относящиеся к более близким к нашему времени событиям, особенно столь животрепещущим, практически не доступны для иностранцев».

«В поле нашего зрения при подготовке книги попали и события, связанные с первыми случаями разгона силами внутренней безопасности демонстрантов, протестовавших против вторжения. Всегда утверждалось, что впервые подобное произошло только в первую годовщину ввода войск Варшавского договора – то есть в 1969 году. Однако мы выяснили, что разгон демонстраций происходил уже 28 октября (День образования независимой Чехословакии) и 7 ноября 1968 года, когда праздновалась годовщина Великой Октябрьской Революции в СССР».

7 ноября – гнев, ненависть и сорванные красные флаги

«На 7 ноября вывешивались советские флаги. В 1968 году это вызвало, я бы сказал, неожиданно сильную ненависть и злобу со стороны чехословацких граждан. Тогда в целом ряде городов прошли большие демонстрации. Советские флаги срывали, жгли, портили всяческими способами, крали и так далее. В Праге, например, тогда состоялась особенно крупная демонстрация. Происходили стычки с полицией. Органов правопорядка действовали достаточно жестоко. 7 ноября считалось советским праздником, вызвавшим тогда реакцию полного неприятия», – комментирует Прокоп Томек.

Представление книги общественности, Фото: Антон Каймаков, Чешское радио - Радио Прага Представление книги общественности, Фото: Антон Каймаков, Чешское радио - Радио Прага Как сегодня общество воспринимает события 1968 года? День вторжения войск Варшавского договора является особым днем?

«Я думаю, что сегодня вторжение 1968 года и оккупация Чехословакии воспринимаются гражданами, в первую очередь, как историческое событие. Более подробно о том времени вспоминают, главным образом, в дни годовщин – 21 августа. Это же касается и СМИ, где появляются материалы на тему 1968 года. Вероятно, очень напряженным в этом смысле будет следующий год, когда будет отмечаться круглая дата со дня оккупации. А в обычной же жизни, в другие дни, мне кажется, люди уже не воспринимают все настолько же остро, У них уже нет такого острого ощущения унижения и несправедливости, как это было тогда», – заключает историк Прокоп Томек.