Конвенция о борьбе с насилием – «лишняя» и «необходимая»

Готовящаяся к ратификации в Чехии «Конвенция Совета Европы о предупреждении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием» или «Стамбульская конвенция», взбудоражила умы представителей двух противоборствующих в данном случае сторон. Чешское отделение «Amnesty International» и организация «Чешское женское лобби» ратуют за скорейшее проведение упоминаемого международного документа голосованием законодателей, а Гражданская инициатива «Традиционная чешская семья» выступает категорически против. Оба лагеря передали депутатам свои петиции.

Новаторство

Фото: OpenRoadPR, PixabayФото: OpenRoadPR, Pixabay Чешская Республика конвенцию Совета Европы уже подписала. Ныне идет процесс ратификации, следствием которого будет внесение некоторых корректировок в чешское законодательство.

Разъясняя суть предложенной конвенции, Совет Европы в информационных буклетах сообщает о «новаторских чертах» документа:

«Насилие в отношении женщин рассматривается как нарушение прав человека и как форма дискриминации. Это означает, что если государства не реагируют на него соответствующим образом, то на них возлагается ответственность за такое насилие.

Это первый международный договор, который содержит определение гендерной принадлежности. Это означает, что отныне признается, что женщины и мужчины не только являются биологическими особями женского или мужского пола, но что существует также социально сконструированная категория гендерной принадлежности, которая определяет роли и поведение, присущие женщинам и мужчинам. Исследования показали, что некоторые роли и модели поведения могут способствовать тому, чтобы насилие в отношении женщин считалось приемлемым.

Конвенция вводит уголовную ответственность за такие деяния, как калечащие операции на женских гениталиях, принудительные браки, преследование (сталкинг), принудительные аборты и принудительная стерилизация. Это означает, что государства впервые обязуются ввести в свои правовые системы ответственность за эти серьезные преступления.

Конвенция призывает вовлекать в работу по борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием все соответствующие государственные учреждения и службы для того, чтобы эта деятельность велась координированно. Это означает, что государственные учреждения и неправительственные организации должны действовать не в одиночку, а работать на основе соглашений о сотрудничестве».

Радка Маркова, фото: Андреа Заградникова, ЧРоРадка Маркова, фото: Андреа Заградникова, ЧРо Уже факт подписания конвенции Совета Европы, как подчеркивает депутат правящего движения ANO Радка Максова, позволил Чехии принять целый ряд мер: «Хотя мы уже ввели в действие защитную меру временного изгнания насильника из его жилища, позволяющую оградить домочадцев от нападок, и создали целый ряд органов, позволяющих оказать помощь жертвам насилия, «Стамбульская конвенция» позволила переквалифицировать сталкинг, то есть преследование жертвыв, в уголовное деяние. У нас появилась бесплатная «горячая телефонная линия» для жертв насилия. Благодаря подписанию страной выше упоминаемой конвенции, реализуются соответствующие инструктажи полицейских и медицинского персонала. Появился Закон «О жертвах уголовных преступлений». Реализуются терапевтические программы, предназначенные для лиц, совершивших насилие».

Министр юстиции Ян Кнежинек по поводу «Стамбульской конвенции» заявляет следующее: «Ратификация, по сути, не приведет к внесению каких-либо изменений в правовую систему Чехии. Большая часть упоминаемых в документе статей в чешском законодательстве уже содержатся. Однако принятие «Стамбульской конвенции» – это символ нашей причастности к принципам, исповедуемым европейским обществом. Свою причастность к этим принципам мы подтверждаем на международном уровне».

Лишний документ

Фото: ЧТК/Шиманек ВитФото: ЧТК/Шиманек Вит Противники «Стамбульской конвенции» считают ее абсолютно лишним документом. Причем используется та же самая аргументация – все необходимое чешское законодательство в себе уже содержит. Депутат от движения Свобода и прямая демократия Павел Елинек также напоминает, что Чехия уже является подписантом иного подобного документа – «Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин», принятой в декабре 1979 года.

«Что касается борьбы с насилием над женщинами и бытовым насилием, Чешская Республика располагает собственными законами, отвечающими международным договоренностям. Соблюдение прав граждан гарантировано Конституцией Чешской Республики и Декларацией прав человека. Учитывая сказанное, «Конвенция о предупреждении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием» Совета Европы – излишний документ, дискриминирующий работу уже существующих организацией, занимающихся обсуждаемой темой», – обращает внимание Ивана Шнейдерова, представитель Гражданской инициативы «Традиционная чешская семья».

Чрезмерная охрана

Против «Стамбульской конвенции» выступают парламентские христианские демократы, по мнению которых она ведет к стравливанию женской и мужской части населения.

«Совершать насилие над женщинами способны не только мужчины. Насильственные действия могут совершаться мужчинами по отношению к другим мужчинам, а также женщинами по отношению к женщинам. Насилие может совершаться над детьми и пожилыми людьми. Мы считаем, что охрана женщин в рамках упоминаемой конвенции грешит чрезмерностью», – комментирует христианско-демократический депутат Павла Голасовска.

Держаться надо, но денег нет

Ян Кнежинек, фото: Архив Правительства ЧРЯн Кнежинек, фото: Архив Правительства ЧР Одновременно законодатель просит обратить внимание на иную проблему, связанную с обсуждаемым вопросом: «У нас нет достаточного количества средств на финансирование уже созданных органов, помогающих жертвам насилия – консультаций, кризисных центров и «горячих телефонных линий», приютов с засекреченными адресами. Мы не способны оплатить услуги специалистов, которые жертвам насилия помогают – психологов, терапевтов, юристов».

Критикам «Стамбульской конвенции» Совета Европы не нравится, что она требует в частности «отстранить предрассудки, привычки, традиции и иные практики, основанные на принципе подчиненного положения женщины или стереотипном толковании роли женщин и мужчин». В связи с этим они называют «Конвенцию» скорее документом идеологического, а не правового характера, на основе которого могло бы возникнуть, например, требование обеспечивать документальное подтверждение того, что партнер высказал свое согласие с осуществлением полового контакта.

Министр юстиции Чехии обращает внимание на то, что в связи с «Конвенцией о предупреждении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием» Совета Европы возник целый ряд мифов и неправдивой информации.

«Пасху отменять и создавать концентрационные лагеря никто не собирается», – заявил Ян Кнежинек, реагируя, кроме всего прочего, на проповедь католического священника Петра Пити, прочитанную в День святого Вацлава. По поводу «Стамбульской конвенции» священник тогда заявил, что речь идет об ударе по традиционной семье, что всем, кто осмелится утверждать, что мужчины и женщины не одинаковы, будет грозить «депортация в воспитательные трудовые лагеря истребительного характера».

Общественная организация «Чешское женское лобби» подала на Петра Питю жалобу в связи с подозрением о распространении тревожной, но необоснованной информации.