Бедность в Праге – вчера и сегодня

14-05-2019

Жизни пражской бедноты и бездомных в прошлом и в наши дни посвящены две выставки, открывшиеся в Музее Праги. Значительную часть экспозиции «Бедная Прага/Люди – места» – небольшой по размерам, но содержательной, составляют документы и экспонаты. Они позволяют составить представление о масштабах бедняцких поселений с экзотическими названиями Аризона, Китай и Мексика или ласкательно-уменьшительными – «Лебедушка» (Labuťka) и «Садики» (Zahrádky). Их жители в первые годы прозябали в трущобах, в жалких комнатушках без электричества, водопровода, коммуникаций и туалета.

Фото: Архив Музея ПрагиФото: Архив Музея Праги

Самые бедные из неимущих в XIX и начале XX века находили свой кров даже в скальных образованиях, которые становились для них домом не на год или два, а на много лет. Судя по немногим сохранившимся фотографиям и воспоминаниям, в скалах вырубали каморки, к которым делали пристройки с использованием дерева, глины, земли.

Вторая экспозиция под названием «Дымовая гора» знакомит с проектом современного анонимного автора, жившего несколько недель вместе с пражскими бездомными и исследовавшего их коммуны.

Рабочая беднота жила в вагонах, подвалах и скальных «квартирах»

Бедняцкие поселения на территории нынешней Праги – об одном из них писал и Карел Чапек в своем фельетоне «На Рафанде» – начали массово появляться как следствие промышленной революции XIX века. Большинство из них возникали вместе с развитием промышленных предприятий: на новые заводы и цеха в Прагу устремились тысячи деревенских жителей. Квалифицированные рабочие могли позволить себе арендовать дешевое жилье рядом с заводами на Смихове, в Либени, Карлине и Высочанах. Остальным, однако, пришлось искать иной выход из положения, преодолевая трудности с поиском крыши над головой по принципу «голь на выдумки хитра». Многие люди ночевали на заводской территории и в подземельях.

Фото: Архив Музея ПрагиФото: Архив Музея Праги Aвторы выставки «Бедная Прага» исследуют феномен жилищ терпящих нужду людей в историческом разрезе и широком контексте, с 1781 года – как напоминание о реформах императора Иосифа II, уделявшего много внимания социальной сфере, по 1948 год. После прихода к власти коммунистов многие из таких поселений исчезли с карты города, людей начали переселять в панельные дома.

— Известно ли, сколько таких кварталов с бедняцкими хижинами насчитывалось в чешской столице до Второй мировой войны?

– Я затрудняюсь сказать точно. У нас возникли сложности с определением, что считать бедняцкими поселениями, а что местом сосредоточения времянок. В любом случае, поселений, где насчитывалось около ста строений, могло быть от десяти до пятнадцати. Россыпь таких хибарок можно было видеть в районе Жижкова, у Капсловны. К большим неблагоустроенным районам относились примерно десять поселений – На Стржи, Под Богдалцем, Просек, в Высочанах за фирмой «Аеро», где было до 150 жилых единиц, и другие. Самым многонаселенным среди них были Слатины с 400 домиками. Там проживало, по нашим предположениям, до двух с половиной тысяч пражан,

Яна Викторинова, фото: YouTubeЯна Викторинова, фото: YouTube – рассказала Русской редакции «Радио Прага» автор выставки «Бедная Прага», историк Яна Викторинова.

В Слатины, к слову, сегодня организовывают и экскурсии, во время которых можно узнать много интересных фактов о довоенной жизни малоимущих пражан. Новопоселенцы нередко строили жилища из бросового материала, ящиков, любых досок. Власти города даже призывали пражскую железнодорожную компанию продавать нуждающимся в жилье ненужные им вагоны. Отреагировали ли железные дороги на призыв, и насколько востребованными оказались вагоны?

— Да, несомненно. Железные дороги откликнулись на просьбу призыв, и в некоторых районах оказалось много вагонов. Вагонное поселение обосновалось на Мальвазинках (сегодня это пятый район Праги), где было девяносто таких временных пристанищ. Много железнодорожных вагонов навсегда сошло с рельсов на территории столичного района Высочаны, расположенной за фабрикой «Аеро». Ее прозвали «Китаем» (Čína). Вообще-то, это было делом непростым, и не столько из-за стоимости самих вагонов – они были не столь дорогостоящими, а из-за их транспортировки, вылетавшей в копеечку. Поэтому в высочанском «Китае», где находилась железнодорожная станция, оказалось гораздо больше вагонов. Их было проще доставить сюда по рельсам, чем в какой-либо другой район, находившийся вдали от железнодорожных путей, на склоне холмов.

Скальное жилище в поселке Льготка, фото: Архив Чешского Радио - Радио ПрагаСкальное жилище в поселке Льготка, фото: Архив Чешского Радио - Радио Прага В период жилищного кризиса появились и конурки, высеченные в скалах – некоторые районы и окрестности Праги имеют холмистый рельеф и скалистые склоны. Такие нетипичные помещения обустраивали, например, в скалах под Страговом, на территории Ладронки и На Видоуле. Обычно в каменной хижине вначале была лишь одна клетушка с окном. Позже каморку стремились расширить. Образец скального жилища, в котором оборудован музей, можно и сегодня увидеть в поселке Льготка, вблизи города Мельник, примерно в 50 км от Праги. Его владельцы постепенно достроили хозяйственные помещения (фото на странице "Радио Прага").

– Возвращаясь к бедняцким поселениям – сколько лет люди оставались там, и какой площадью вынуждены были довольствоваться?

Слатины, фото: Войтех РушкаСлатины, фото: Войтех Рушка – На основе сохранившихся данных в архивах тех районов, которые со временем преобразились до неузнаваемости, стало известно, что в таких кварталах как Под Богдалцем и Слатины до сих пор живут потомки тех жителей прошлого столетия. В ряде случаев люди выкупали эти домики, но это происходило не в массовом порядке. В первые годы люди жили в ужасающих условиях, без водопровода, электричества, канализации. Обочины не были укреплены, сбор мусора не организован. Тем не менее, довольно быстро власти начали вкладывать средства в благоустройство этих территорий, в электрификацию, хотя и не повсюду, и в водопроводные колонки, которые тогда по большей части помогали решить вопрос водоснабжения. Условия проживания в этих уголках столицы постепенно улучшались.

Слатины, фото: Войтех РушкаСлатины, фото: Войтех Рушка Вначале люди ютились в крохотных домишках в девять «квадратов» или в вагонах в восемнадцать «квадратов», но как только у них появились какие-то финансовые средства, они в большинстве своем не выселялись из этих жилищ, а начали возводить пристройки. И многие из этих тесных домиков к концу 1930-х годов даже достигли размеров вполне стандартных особняков.

Горькую усмешку вызывает у посетителя выставки историческая параллель. Рядом с фотографией весьма неказистой каморки многострадального жителя довоенного поселения размещено объявление о продаже современной пражской 20-метровой квартиры в аналогичном месте, стоимость которой достигла почти двух миллионов крон. Сегодня жилье в Праге является недостижимой мечтой для многих.

В "колонках" были дружины пожарных, лавки и пивные

"Колонка" Аризона, фото: Wikimedia Commons, открытый источник"Колонка" Аризона, фото: Wikimedia Commons, открытый источник Институт этнографии и фольклористики Чехословакии проводил в 1960-е годы опрос среди обитателей бедняцких окраин. Большинство их считали крайне тяжелыми лишь самые первые годы проживания в поселениях, говоря, что привыкли к ним, и считали, что они имеют целый ряд преимуществ в «колонках», как их называли, по сравнению с жизнью в других районах столицы. Арендная плата в таких домишках была в разы ниже, чем в центре города, где рабочие жили в переполненных квартирах. Особых конфликтов на бытовой почве было немного, люди жили дружно.

В поселениях организовывали собственные дружины пожарников-добровольцев, были здесь и свои мясные и другие лавки, объединения и пивные, где после работы пропускал кружку-другую трудовой люд. Люди держали, к примеру, кур и, как свидетельствуют рассказы некоторых очевидцев, чувствовали себя там свободнее, чем жильцы подвальных помещений. Со временем в поселениях поселялись и мелкие чиновники. Многим из них в период Первой республики жилье в пражских квартирах было недоступно.

Фото: ЧТФото: ЧТ – Участники тогдашнего опроса подчеркивали сплоченность жителей, хорошие соседские отношения и наличие других положительных факторов. Стандарты этого жилья со временем повысились, люди проводили за собственные средства электричество туда, где его не было, хотя оставались и такие, у кого денег на это не хватало; они обходились керосиновыми лампами. Ряд жителей покинул эти места после Второй мировой войны. Массовое выселение этого люда происходило в 1960-70-е годы, так как многие являлись первоочередниками на получение квартиры от государства. Многие такие районы тогда исчезли,

– говорит автор выставки Яна Викторинова.

«Бедность сегодня чаще вызывает не сентиментальность, а пренебрежение»

«Дымовая гора», фото: Архив Музея Праги«Дымовая гора», фото: Архив Музея Праги Выставка «Бедная Прага» (Chudá Praha) продлится в Музее Праги до 25 августа текущего года. Наряду с ней здесь открыта выставка «Дымовая гора». Это часть проекта автора, исследовавшего жизнь коммун бомжей, которая завершится 30 декабря. Кроме района на Тршебешине, известного под названием «Дымовая гора», где бездомные селились до 2015 года, экспозиция знакомит и с другими пражскими местами, где концентрируются люди без крыши над головой. Здесь представлены документальный фильм, несколько каталогов с фотоснимками и записями бесед с людьми, потерявшими кров. Они были сделаны автором, который выступает под псевдонимом EPOS 257.

– «Дымовая гора» документирует одно из мест обитания сегодняшних бомжей. В то время как свидетельства бедности на фотографиях прошлого, запечатлевших старую Прагу вместе с ее неимущими жителями как исторические свидетельства нередко нами воспринимаются с некоторым умилением и даже ностальгией, нынешняя бедность в ее крайнем проявлении вызывает, скорее, антипатию. Я полагаю, что сегодняшняя нищета не только отталкивает, вызывая чувство брезгливости, но и ставит перед нами неприятные морально-этические вопросы, которые нам не хочется решать. Поэтому в целом, я полагаю, тема бедности сегодня – не столько табу, сколько ею просто пренебрегают,

– подытоживает Я. Викторинова.

Посмотрите, в какой обстановке вырастают будущие «дегенераты»

Карел Чапек, фото: открытый источникКарел Чапек, фото: открытый источник Крайнюю озабоченность последствиями нищеты высказал в 1921 году и Карел Чапек в рассказах о очерках «Прогулки по Праге», где описывается полицейский обход в Коширже и других местах.

"Это последний этап полицейского обхода. Что же мне еще описать вам? Сарай, в котором уже много лет живет семья с шестью ребятами? Бараки, не запирающиеся даже на ночь? Входите свободно, только не наступите на тех, кто спит прямо в коридоре. Да, да, тут налево — старуха, ее дочь и куча детей. Господи, эти десять скелетов еще шевелятся? Неужели вы еще дышите, человеческие призраки с огромными глазами? Разве смерть от отчаяния и нищеты так трудна?

Боже, если только твое владычество простирается на Попелки, если это место осуждено и покинуто тобою самим, дай отчет и оправдайся в том, что ты позволил сделать с этими людьми! Или кто виноват в этом ужасе? Общественность? Но она ничего не знает о Попелках, она даже случайно не заглядывает туда, — через Попелки не проходит никаких дорог: это край света.

Фото: Архив Музея ПрагиФото: Архив Музея Праги ...Думаю, что никакая благотворительность не в состоянии устранить эту предельную нищету. Прежде частная и общественная благотворительность интересовалась главным образом неимущими стариками: устраивала богадельни, убежища для потерявших трудоспособность престарелых обоего пола. Современное попечительство о бедных распространило свою деятельность на сирот и калек; стала заботиться о малолетних слепых, о детях, страдающих рахитом, скрофулезом и слабоумием. Но всего этого мало. Там, на дне, в одной семье растет по шесть, восемь, десять человек детей.

... А главное — не думайте, что эта нищета имеет хоть что-нибудь общее с евангельской добродетелью; она похожа на что угодно, только не на добродетель — на страшную болезнь, на проклятье и еще вот на что: как будто перед вами — какая-то другая раса, другой животный вид, не имеющий почти ничего общего с человеком.

...Разные таблицы рассказывают нам о том, какое количество преступников происходит от родителей-алкоголиков, бродяг, воров. Но прежде чем уверовать в наследственное происхождение зла, пойдите посмотрите, в какой обстановке вырастают эти будущие «дегенераты»; тогда вы поймете, что главным наследственным фактором дегенерации является нужда".

14-05-2019