С ракеткой и клюшкой по жизни

04-07-2019

ХХ век запомнился болельщикам многочисленными спортсменами-амфибиями, побеждавших сразу в нескольких видах спорта. В социалистических странах было немало талантливых «хоккеистофутболистов» и «атлетотеннисистов», но особое место в этом списке занимает Ярослав Дробны, единственный спортсмен, чье имя внесено в теннисный и хоккейный Залы славы. 3 июля исполнилось ровно 65 лет со дня главной победы в его жизни на Уимблдоне.

Ярослав Дробны, фото: Йоп ван Билсен / Anefo, Wikimedia Commons, CC BY-SA 3.0 NLЯрослав Дробны, фото: Йоп ван Билсен / Anefo, Wikimedia Commons, CC BY-SA 3.0 NL Ярослав Дробны родился в Праге в районе Штванице. С раннего детства мальчик буквально жил спортом – он играл в футбол, занимался легкой атлетикой и плаванием, но больше всего ему полюбились теннис и хоккей. Благодаря связям отца Ярду удалось пристроить в местный теннисный клуб ČLTK, где юноша подрабатывал болбоем и одновременно учился теннисному мастерству. Позже он вспоминал, что ему довелось играть тогда против будущих родителей Мартины Навратиловой и Ивана Лендла.

Уже в 12 лет Дробны стал победителем республиканских турниров, а в 16 – дебютировал на кортах легендарного All England Club в Уимблдоне. Кстати, для поездки в Великобританию ČLTK организовал специальную подписку, позволившую Ярославу принять участие в турнире. Параллельно в пражском клубе молодой человек занимался хоккеем, в котором также проявил себя, и в 1939 году, будучи 18-летним любителем, попал в национальную сборную и дебютировал на ЧМ в Швейцарии.

Два облика Ярослава Дробны

Две спортивные ипостаси Дробны – как биографии двух разных людей. В хоккее мощного центрального нападающего отличали скорость, превосходная техника катания, высокая культура паса и здоровый эгоизм, в теннисе же он демонстрировал защитный контратакующий стиль игры со ставкой на мощнейшую подачу и выход к сетке.

Ярослав Дробны, фото: Buonasera, Wikimedia Commons, CC BY-SA 3.0Ярослав Дробны, фото: Buonasera, Wikimedia Commons, CC BY-SA 3.0 С первых лет в спорте у будущего чемпиона была безупречная репутация. Его уважали за благородность и честность, а также верность к родному клубу. Сначала подающий огромные надежды спортсмен наотрез отказался переходить в стан извечного хоккейного конкурента ČLTK – пражский LTC, а затем отверг предложение «Бостона», который за огромные по тем временам деньги предлагал ему стать первым в истории Национальной хоккейной лиги европейцем. Связывать себя с НХЛ – значило, забыть о теннисных выступлениях, а этим талантом Ярослав жертвовать не хотел.

Многообещающую карьеру спортсмена прервала война. В этот период он работал на заводе, выпуская бочки для горючего и патронные гильзы, но после завершения боевых действий немедленно вернулся на корт и хоккейную площадку. Уже в 1946 году Дробны дошел до финала «Ролан Гаррос» и полуфинала Уимблдона, а еще через год в Праге сделал хет-трик в решающем матче хоккейного мирового первенства против США и принес Чехословакии первую в истории страны золотую медаль.

Ярослав Дробны, фото: ЧТЯрослав Дробны, фото: ЧТ Спустя еще год Дробны завоевал «серебро» Олимпиады в Санкт-Морице, где чехословаки упустили «золото» только по разнице забитых и пропущенных шайб, а сам нападающий отличился 9 раз в 8 матчах. Всего через несколько недель после окончания Игр-48 Дробны вновь добрался до финала Открытого чемпионата Франции по теннису, уступив Франку Паркеру в четырех сетах.

Однако в 1949 году спортсмену пришлось завершить карьеру в одном из его коронных видов спорта: после полученной в результате падения травмы глаза врачи настоятельно рекомендовали ему отказаться от хоккея. Но этим его проблемы не ограничились. Вскоре Дробны был вынужден эмигрировать из страны.

На волоске от смерти

Ярослав Дробны и Джек Аркинстол, фото: Buonasera, Wikimedia Commons, CC BY-SA 3.0Ярослав Дробны и Джек Аркинстол, фото: Buonasera, Wikimedia Commons, CC BY-SA 3.0 Это произошло в 1950-м. В мемуарах пан Ярослав писал, что сделал это, так как не желал подчиняться решениям коммунистических чиновников, решавших, где и когда ему следует играть (по другой версии причиной конфликта была оплеуха, которую он нанес Яну Зеленке, будущему директору Чехословацкого телевидения, в отеле, где проживала делегация ЧСР). Во время матча Кубка Дэвиса против Швейцарии в номер к нему и его другу Владимиру Чернику даже приходила делегация из МИДа, которая попыталась заставить его вернуться на родину, но спортсмен выставил «дипломатов» за дверь.

Дробны подсознательно опасался возвращаться на родину, и инстинкты его не подвели. Там его ждали отнюдь не с почестями и наградами. Вскоре почти все члены хоккейной сборной, которая победила на ЧМ-49, были арестованы и осуждены за антигосударственный заговор. Это был типичный сфабрикованный процесс 50-х гг. Во время расследования хоккеистов пытали, и после приговора они попали в страшнейший в то время лагерь – в урановый рудник Яхимов. Посадили 11 невинных парней, звезды которых, наверняка, еще несколько лет сияли бы на хоккейном небосклоне.

Фото: Ярослав Плашил, Архив Чешского РадиоФото: Ярослав Плашил, Архив Чешского Радио У Дробны, к счастью, была другая судьба – период с 1950 по 1955 гг. стал лучшим в его теннисной карьере. Уже под флагом Египта (предложение защищать цвета этой африканской страны уроженцу Праги сделал лично король Фарук) он в очередной раз вышел в финал «Ролан Гарроса», затем выиграл этот турнир в 1951-м и 1952-м гг., а в 1954-м в незабываемой схватке с Кеном Розвеллом на траве Центрального корта вырвал победу на священном для всех игроков Уимблдонском турнире. Кстати, та битва с Розвеллом вошла в историю как самый длинный (58-геймовый!) финал турнира.

Дробны стал всего вторым левшой-победителем Уимблдона в истории, он также остается единственным гражданином африканской страны, который завоевал этот почетный трофей. Всего же за время выступлений за Египет Ярослав Дробны пять раз побывал в финалах турниров Большого шлема в одиночном разряде (три победы) и трижды принял участие в решающих матчах в мужском парном разряде. С 1947 по 1955 гг. он входил в топ-10 мирового рейтинга, составляемый изданием Daily Telegraph, а в год своей уимблдонской виктории возглавил этот список.

Воспоминания о легенде

Кен Розвелл, фото: Герберт Беренс / Anefo, Wikimedia Commons, CC BY-SA 3.0 NLКен Розвелл, фото: Герберт Беренс / Anefo, Wikimedia Commons, CC BY-SA 3.0 NL Пан Ярослав ушел из большого спорта в 1960 году, в последний раз сыграв на кортах Уимблдона уже в качестве британского подданного. С Туманным Альбионом он связал и свою последующую жизнь. Здесь Дробны женился на английской теннисистке Рите Андерсон, которая родила ему дочь, открыл магазин спортивных товаров Sport Drobný, а также тренировал любителей и профессиональных теннисистов. Ярослав дожил до включения своего имени в Зал славы ИИХФ в 1997-м, покинув этот мир уже почтенным старцем четырьмя годами позже.

«Когда вы произносите фамилию Дробны, то вам сразу представляется симпатичный мужчина преклонного возраста, которому когда-то все желали победы на Уимблдоне. В то время он пользовался огромной популярностью, причем трофей Ярослав завоевал в соперничестве с будущим неоднократным чемпионом Кеном Розвеллом, который на тот момент был еще неопытным мальчишкой», - напоминает Крис Бауэрс, ведущий британский теннисный комментатор, публицист и автор книг о Роджере Федерере и Новаке Джоковиче.

«Дробны был настоящим джентльменом, мы встречались в 1996 году во время полуфинала Кубка Дэвиса в Праге, а затем в 2000 году в Остраве на матче Чехии и Великобритании. Хотя я разговаривал с ним лишь дважды, я понял, какой это был прекрасный человек», - добавил публицист.

Ян Кодеш, фото: Павла Копрживова, Архив Чешского РадиоЯн Кодеш, фото: Павла Копрживова, Архив Чешского Радио Воспоминаниями о своем знаменитом предшественнике поделился и Ян Кодеш, ставший в 1973 году вторым чешским теннисистом, победившем на Уимблдоне. «Помню, как однажды в Лондоне он посетил мою тренировку и раскритиковал за то, как я принимаю подачу. По его словам, мяч нужно отбивать так, чтобы противник тебя испугался. Недостаточно просто стараться перевести игру на половину корта соперника, подающий игрок должен вселять в оппонента страх», - рассказал Кодеш.

Несмотря на то, что Дробны эмигрировал из Чехословакии в середине прошлого века, на родине его не забыли. По инициативе бывшего президента Чехии и главы теннисного клуба I. ČLTK Вацлава Клауса перед входом на штваницкие корты была установлена памятная доска.

«Он был одним из лучших теннисистов в истории нашей страны, и мы ценим то, что именно здесь, на кортах нашего клуба он учился премудростям великой игры. Молодое поколение не должно забывать своих предшественников, помнить об их вкладе в развитие тенниса и всего чешского спорта. Безусловно, Ярослав Дробны этого заслуживает», - сказал на торжественной церемонии Клаус.

04-07-2019