«Второй брат» Йозеф Чапек

Трудно найти чешских писателей, более известных в мире, чем братья Чапек. Произведения младшего из двух братьев, Карела, хорошо известны читателям в большинстве европейских и американских государств, также как и в России. Литературное творчество его старшего брата, живописца Йозефа, якобы оттеснила слава Карела, однако многие литературоведы придерживаются мнения, что именно Йозеф сумел описать с исключительным мастерством самые скрытые глубины человеческой души. Кроме того, целый ряд отличных рассказов и пьес братья Чапеки написали совместно.

Йозеф Чапек родился в 1887-м году в восточно-чешском городе Гронов в семье врача. Детство он провел в недалеком живописном городке Упице, где его отец завел медицинскую практику. Йозеф сперва окончил ткацкое училище, затем поступил в высшую школу прикладных искусств. Одновременно он вместе с братом Карелом увлекался литературой. Публиковать они начали вместе - первой вышла в свет пьеса «Роковая любовная игра», затем сборники рассказов «Сад Краконоша» и «Сияющие глубины». После публикации своих первых самостоятельных произведений они снова соединили авторские силы и создали пьесы «Из жизни насекомых» и «Адам-создатель».

Двадцатые годы для Йозефа Чапека явились периодом творческого подъема. Он много и плодотворно работает. Интересны его работы в области книжной графики. Он иллюстрирует книги Карела Чапека («Итальянские письма», «О самых близких вещах»), делает к ним обложки. Эти работы Йозефа Чапека отличаются декоративизмом, простотой, условностью. Здесь Чапек добивается почти плакатного лаконизма. Художник работает и для детей, он иллюстрирует собственную книжку «Рассказ о пёсике и кошечке» и книжку Карела Чапека «Сказки». Веселые рассказы про пёсика и кошечку многие чешские дети знают наизусть. Самым популярным до сих пор является рассказ о том, как пёсик с кошечкой готовили торт:

— Как это делается? — переспросил пёсик. —
Очень просто! Надо положить в торт всё самое вкусное. Если в нашем торте будет пять вкусных лакомств, торт будет в пять раз вкуснее. Если десять, то в десять раз вкуснее. А если положить сто, в сто раз вкуснее.
— Я всё поняла,— сказала кошечка.— Давай делать торт.
Они надели фартуки и принялись стряпать. Взяли муку, яйцо и перемешали всё вместе.
— Торт должен быть сладким,— сказала кошечка и насыпала в тесто сахару.
— И немножко солёным,— сказал пёсик, добавляя соль.
— Ещё я положу туда масло и варенье.— И кошечка полезла в шкаф за вареньем.
— Варенья не надо,— проговорил пёсик.— Я не люблю варенья. Лучше положим творожные сырки. Сырки-то я очень люблю! И они добавили несколько сырков.
— Что-то получается не очень жирно! — воскликнула кошечка.— Не положить ли копчёного сала?
— Давай, давай, салом торт не испортишь. А про орешки мы чуть не забыли! — И пёсик насыпал в тесто орехов.
— Наверно, хорошо бы и огурцов? — сказала кошечка и добавила огурцов.
— И побольше костей! — закричал пёсик.— Что это за торт без костей...
— А ведь мышей-то я люблю больше всего,— вспомнила кошечка. И, поймав четырёх мышей, тоже сунула их в торт.
Потом оказалось, что они забыли самое главное — взбитые сливки. Пришлось положить целый горшочек сливок.
— И немножко луку.
— И шоколаду.
— И ещё чесноку!
— А изюму? И гусиных шкварок.
— Корицы бы не забыть.
— И куриных потрохов!
Всё это перемешали. Торт, получился величиной с огромное колесо.

Не надо добавлять, что у пёсика и кошечки торт не очень удался. В 1930-м году Йозеф Чапек публикует удивительную новеллу «Тень папоротника». Из вполне простого сюжета, в котором двое молодых браконьеров убивают лесника, затем несколько дней скрываются в лесах, чтобы, в конце концов, принять смерть под пулями жандармов, Йозеф Чапек сумел создать редкую лирическую балладу, в которой прекрасно описана природа, сопоставленная с жестокостью человеческой судьбы.

Шесть лет спустя вышел в свет второй шедевр Йозефа Чапека, философско-поэтический текст «Хромоногий странник». Этот текст трудно определить по жанру. Скорее всего, речь идет о коляже из философских мыслей, замечаний, и записей из дневника.

- Кто он такой, этот Хромоногий странник? Чтобы сказать как можно короче, он представляет собой человека, который куда-то идет. Кого-то, кто, безусловно куда-то направляется, но кто немного прихрамывает, и поэтому он не является слишком энергичным пешеходом. Отчего он ковыляет, трудно сказать. Может быть, он в молодости сам причинил себе травму, может быть, он неразумно куда-то полез, где недостаточно прочная и надежная почва, и получил ранение на память. Или же ему могли сделать гадость и другие. От злорадства, жестокости, или глупости им удалось в этом мире сломать одной ногой больше, как часто бывает у животных, или полезных инструментов. Или, еще проще, речь идет о врожденном пороке, лишь органическим недуге. Также можно сказать, что жизнь и мир остались у него в долгу, или он остался им что-нибудь должен. Это ведь тоже определенный сорт хромоты.

Сразу после позорного Мюнхенского соглашения, сдачи Чехословацкого пограничья немецким фашистам, и после трагической смерти брата Карела, все друзья начали уговаривать Йозефа Чапека уйти в эмиграцию. Йозеф постоянно всем отвечал: «Кто-нибудь ведь должен страдать за народ». Когда опасность усугубилась, он говорил: «Кто-нибудь ведь должен за народ даже сесть в тюрьму». В сентябре 1939 года Йозеф Чапек был арестован. Он стал заключенным многих лагерей смерти — Бухенвальда, Заксенхаузена и других. Но даже в аду концентрационного лагеря он продолжал работать. До нас дошли стихи и рисунки Йозефа Чапека, спасенные его товарищем по заключению. В них мы узнаем его, непобежденного, мужественного человека, до конца исполнившего свой человеческий долг.

Йозеф Чапек умер в лагере Берген-Бальзен в апреле 1945 года, не дожив до победы нескольких недель.