Виктор Дык: Крысолов

В мировой литературе много раз обработан сюжет таинственной германской легенды о крысолове из города Гаммельн. Сказку о гордом человеке, который избавил город Гаммельн от крыс, влюбился в прекрасную девушку, и после того, когда за свои услуги не получил от членов городской управы зарплаты, и как его любимая погибла виной бесчувственных гаммельнских мещан, жестоко отомстил надменному городу и его жителям, пересказало много поэтов и писателей. Среди них можно найти также русскую поэтессу Марину Цветаеву с ее «лирической сатирой» Крысолов и отличного чешского поэта, драматурга и писателя Виктора Дыка. Виктор Дык был не только отличным поэтом, одним из лучших чешских символистов - романтиков, но также и выдающимся политиком, сенатором за народно-социалистическую партию.

Он родился в последний день 1877-го года в культурной и образованной семье управляющего дворянским имением и сыграл большую роль в революции 1918-го года, когда возникло самостоятельное чехословацкое государство. Политикой он активно занимался до самой своей смерти в 1931-м году, когда он трагически погиб во время купания на острове Лопуд недалеко от хорватского города Дубровник. Кроме более чем двадцати сборников отличных стихов и нескольких пьес Виктор Дык опубликовал также небольшую новеллу «Крысолов», которая стала жемчужиной чешской прозы стиля модерн. Начинается она со встречи крысолова с прекрасной девушкой из Гаммельн, Агнессой:

«А как вас зовут?» - «У меня нет имени, я никто. Я хуже, чем никто, я крысолов». Человек, который это сказал, стоял с поднятой головой перед воротами дома, где в вечерних сумерках светилась женская фигура. Он смотрел на нее своими темными, вопросительными глазами. Он был высок и строен, он казался еще более стройным в своем прилегающем бархатном пиджачке и в узких штанинах. Его руки были маленькие и деликатные, словно руки женщины. У него не было ни оружья, ни палки, несмотря на то, что он выглядел, будто он пришел издалека, путями, которые далеко не всегда были безопасными. Но зато в его руках было что-то длинное, декоративное, возбуждающее интерес у женщины, с которой он говорил. Это была дудка, оформленная в экзотическом стиле, какую она еще никогда не видела. «Иногда я на своей дудочке играю очень грустные песни, песни из всех стран, через которые я прошел. А я прошел через многие страны, через солнечные, также как и через мрачные, через равнины, также как и через горы. До чего тихо звучит моя дудочка! Крысы ее слышат и идут за мной. Кроме меня другого такого крысолова нет в мире. Я вам открою одну тайну, иностранка, умеющая смеяться так звонко. Я еще ни разу не играл во весь дух, всегда лишь вполголоса. Если бы я заиграл во всю, не только крысы пошли бы за мной». Крысолов замолчал. Его взор снова погас и его руки опустились. «У меня нет смелости», - добавил он через минуту -, «могло бы случиться что-нибудь жестокое».

На своем пути по городу Гаммельн крысолов постоянно встречается с поверхностностью людей, их пустотой и жадностью. Плату за увод крыс из города члены городской управы платить отказались. Когда его любимая Агнесса убивает себя из-за своего бывшего жениха Кристиана, крысолов решает в полный голос заиграть на своей дудочке:

И крысолов заиграл на своей дудочке. На этот раз не тонким, неярким голосом, которым он манил крыс. Звук был полный и могучий, при нем сердце забилось, ноги невольно пошли быстрее, и все, что дремало глубоко внизу, пробуждалось в жизнь. Но до чего быстро переходила эта песня из сновидений в жизнь и из жизни в смерть! Какое трагическое и огромное напряжение! Какой трогательный и незабываемый голос! Крысолов играл. Сумасшедшая услышала звук дудочки. Ее смех замер у нее на губах и исчез; и внезапно, когда последний отзвук ее смеха еще звучал, она разразилась слезами. Слезы полились из ее глаз. Ей казалось, что Агнесса хватает ее за руку и говорит: «Иди!». И она пошла за крысоловом. Крысолов вышел на улицу. До чего могущественно звучала его дудка! Каждый, кто ее услышал, попадал в плен крысолова. Он бросал свою работу и шел за ним. Недоговорил начатое и пошел. На дворе дома Эргартра стирали белье молодые прачки. Они были юные и жизнерадостные, и говорили о своих любовниках. Но крысолов играл. Они забыли о белоснежном белье и о плотоядных любовниках, и пошли за крысоловом. В мастерской Фроша работали столяры. Они изготовляли кровати и воспевали красоту своих возлюбленных. Но дудка крысолова не позволила им окончить ни работу, ни разговор. Все они пошли за крысоловом. Цветочница и сваха Эльсбет как раз соблазняла невинную Суссю Тельшову, сироту, служащую у члена городской управы Ламберта. Она звенела золотыми дукатами, пьянящими слух и взгляд. Но как раз в тот момент, когда Сусса начала поддаваться соблазнам старой свахи, описывающей ей богатое жилье и блаженную судьбу, прозвучала песня крысолова. И Эльсбет с Суссой пошли за крысоловом. Портные в мастерской Штрумма кроили дорогие ткани. Они услышали звук дудочки крысолова, оставили дорогие ткани также как и разговор о дальних морях и больших пристанях и пошли туда, где звучала песня крысолова, заманчивая и одновременно тоскливая. Они шли мимо харчевни «У жаждущего человека». Трактирщик Рогер стоял в дверях в своей тюбетейке, всегда готов с улыбкой поклониться. За его спиной стояла потаскуха Черная Лиза, показывающая себя и одновременно прятавшаяся, готовая всегда улыбаться и любить. Дудка крысолова увела Рогера и Черную Лизу, словно вешние воды захватывают берега. Дудка крысолова пробуждала старые сны и былое горе. Распутник склонил свою голову; при звуках дудочки он увидел давно умершую мать, ласкающую лобик кудрявого мальчугана, которого уже давным давно нет. При звуке дудочки он увидел свое будущее: пустынную, убогую, позорную старость!

Все жители города Гаммельн пойдут за крысоловом на гору Коппел, которая высится за городом, и вместе с ним бросятся в пропасть. Об этой пропасти рассказывали сказки о том, что там находится вечная счастливая земля «Семиградско». В городе остается лишь простак рыбак Сепп Йорген, до которого доходит все медленнее, чем до остальных, и поэтому ему удается избежать очарования дудочкой крысолова. Новелла кончается, когда он в городе находит последнего живого плачущего младенца, и отправляется в поиски женщины, способной его накормить.