Лумир - журнал для развлечения?

В конце 60-х лет 19-го века прошло уже полных двадцать лет со времени неудавшейся революции 1848-го года в Австро-Венгрии, но все проблемы чешского народа остались нерешенными. Большинство народа поверило, что снова наступает период общественных перемен, чехи начали организовывать демонстрации и собрания, газеты начали писать настолько свободно, насколько им только позволяли, и вся атмосфера в обществе была одновременно торжественной и настороженной. В 1868-м году был в Праге торжественно положен первый камень чешского Национального театра. По этому случаю чешские поэты издали юбилейный общий сборник - альманах, названный «Рух», то есть «движение», или «оживление».

Названный альманах привел на чешскую литературную сцену совсем новое поколение поэтов и прозаиков, поколение, которое в отличие от существующего до сих пор поколения «майовцев», решило прорубить окно не только в Европу, но и во весь мир. Речь идет о поколении чрезвычайно богатом талантами, однако, в конце концов, из множества литераторов, связанных с альманахом «Рух» остались лишь четыре, которые действительно привели чешскую поэзию к новым успехам. Первым из них был поэт, прозаик, меланхолический, трагический лирик и одновременно тонкий сатирик Святоплук Чех, вторым отличный переводчик с английского языка, автор очаровательных стихов для детей, и простых, но оригинальных лирических и любовных стихотворений Йосиф Вацлав Сладек.

Третьим стал настоящий гигант чешской поэзии, автор выполнивший работу целого одного поколения поэтов, Ярослав Врхлицкий, и последним первый чешский космополит, поэт и прозаик французско-немецкого происхождения, и одновременно самый искренний чешский патриот Юлиус Зейер. В число авторов, печатающихся в альманахе «Рух» входили также некоторые личности чешской культуры, прославившиеся затем в другой области литературы, или науки. Свои первые стихи в альманахе опубликовал будущий гениальный писатель исторических романов Алоис Йирасек, или видный историк, профессор Карлова университета Ярослав Голл.

Приведенные поэты вскоре приобрели замысел продолжать сотрудничество, начатое в альманахе «Рух», и решили возобновить давний литературно-культурный чешский журнал «Лумир», названный в честь легендарного мифологического певца древних славян Лумира. Его имя впервые появилось в старинных чешских рукописях, «Краловедворской» и «Зеленогорской», которые в начале 19-го века обнаружили в архивах чешские национальные будители Вацлав Ганка и Йосиф Линда. Его славу никак не уменьшил много лет спустя раскрытый факт, что «рукописи» фальсификаты, созданные самими Ганкой и Линдой.

Журнал «Лумир» был настоящей трибуной чешских писателей с начала 19-го до половины 20-го века, и его главными редакторами были самые выдающиеся личности чешской культуры. Его основали представители поколения «майовцев» Ян Неруда и Витезслав Галек, однако самую большую популярность он приобрел под руководством Йосифа Вацлава Сладека с подзаголовком «журнал для развлечения». Сладек провел несколько лет в Америке, где написал много своих лучших стихотворений, и перевел на чешский язык шедевры английской и американской литературы, в том числе Роберта Бэрнса и Вильяма Шекспира. Однако главной «звездой» журнала Лумир стал универсальный поэт и переводчик Ярослав Врхлицкий, фамилия которого в Чехии стала почти синонимом слова «поэт»:

Ярослав Врхлицкий: Юной девушке

перевод Константина Дмитриевича Бальмонта

Что говорит мне детский твой смех: Смейся!
Птица и цвет говорят на ветках: Смейся!
Жемчуг бросай вокруг себя.
Смех пусть звучит, еле смолк на устах: Смейся!
Мир пусть нахмурится, все пусть ворчат,
Если кто хочет внушить тебе страх: Смейся!
Старость и скуку, утраты и грусть,
Все это час наш несет на крыльях: Смейся!
Смех твой его, как летит он, вспугнет,
Счастья сметет золотистый он прах: Смейся!
Миром иди ты - и сказкой; и сном,
Мудрости, втиснутой в книжных листах: Смейся!
Глупым, зловольным, чей путь
Весь хромоножится в злобных словах: Смейся!
Щеголям жалким, пустым
Солнце забывшим, уставникам - взмах: Смейся!
Молодость тут ведь и юность с тобой - вечною будь!
Юг пусть живет в этом смехе, в глазах: Смейся!

В творчестве «лумировцев» - так начали чехи вскоре называть поколение писателей, связанных с журналом «Лумир» постоянно смешивался искренний патриотизм, стремление поднять и усовершенствовать чешский язык и культуру с космополитизмом, с мечтой изведать мир и другие страны. Каждый из них провел определенный срок за границей Чехии, Ярослав Врхлицкий сосредоточил свое внимание на формах стихов, свойственных иностранным литературам и пытался ввести их в чешскую культуру. Святоплук Чех постоянно пытался создать чешский «величавый» стиль, стиль од и гимнов, и, одновременно, в своих сатирических рассказах и романах нередко иронизировал самого себя и свой стиль.

Это можно сказать о сатирическом романе «Экскурсия господина Броучка на Луну», в котором ограниченной пражский мещанин Матей Броучек во сне попадает на Луну, где живут одни поэты, высказывающиеся исключительно «возвышенными» стихами. Самым космополитическим автором и одновременно самым искренним чешским патриотом был, безусловно, Юлиус Зейер. Он родился в Праге в немецко-французской семье предпринимателя, но уже в детстве чешская няня внушила ему любовь к чешской культуре и истории.

Зейер всю жизнь писал исторические рассказы и романы, и также эпическую поэзию, прежде всего баллады и поэмы - своеобразные эпосы, вдохновленные чешской и европейской историей. Кроме сюжетов заимствованных из древне французской истории он обработал также несколько русских легенд, например, «Песню о горе доброго юна Романа Василича» или его первый роман о временах правления царевны Екатерины Великой «Андрей Чернышев».

Журнал «Лумир» продолжал издаваться до конца 30-ых годов 20-го века, однако самую значительную роль в чешской культуре он сыграл как раз в период издания альманаха «Рух» - с 1868-го по 1898-ой годы.