Иван Блатны - болеющий поэзией

У чешской литературы, прежде всего у поэзии, с начала 19-го века существовали два центра - кроме столицы Праги также столица Моравии Брно. С самым большим моравским городом связаны такие имена чешской литературы, как, например поэт, прозаик и редактор Йиржи Маген, отличные поэты Франтишек Галас, Ольдржих Микулашек, Ян Скацел, и также интересный прозаик и драматург, пишущий в стиле экспрессионизма, Лев Блатны. Он опубликовал сборник рассказов «Ветер за оградой», одноактные пьесы «Звездное небо» и водевиль «Куд - кудахтахтах!». Постановка социально-критической пьесы «Переселенцы», была запрещена в течние нескольких лет, затем вышли в свет сборники рассказов «Рассказы в кубиках» и «Скрипки в небоскребе». Когда в 1930-м году Лев Блатны преждевременно скончался в возрасте 35 лет от туберкулеза, никто еще не знал, что фамилию Блатны по всей Чехии, также как и за ее границей прославит прежде всего его сын Иван.

Иван Блатны родился в 1919-м году в городе Брно, которому посвятил свой первый сборник стихов «Госпожа Заря». Еще до этого Блатны, которого после смерти его обоих родителей воспитывала бабушка, окончил гимназию, и начал учиться на брненском философском факультете, но вскоре после начала Второй мировой войны фашисты закрыли все чешские вузы и Ивану Блатны пришлось работать продавцом в магазине с оптической аппаратурой. Однако еще в гимназии Блатны написал некоторые свои лучшие стихи, заинтересовавшие также самого выдающегося поэта данного периода, Витезслава Незвала, который как раз организовал чешскую сюрреалистическую группу.

Танец спиралей

Пауки тихо ткут свои странные песни
в ветвях развесистых ольх
Мягкие шаги зеленых газонов
проваливаются в омуты, полные бесконечной красоты,
где зеленый водяной играет на своей арфе
Эти прекрасные звуки
льются нежным вечером, словно платочек из крепдешина
и когда они затихают как бархатные плоды, они окаймляют деревья лугов
и жаждущая земля, напоенная влагой, засыпает

Сюрреализм Ивана Блатны заинтересовал, однако его первые книги, «Госпожа Заря» и «Меланхолические прогулки» содержат скорее классическую, нежную лирику, написанную совершенным стихом, воспевающую красоту родного города Брно и природы. Несмотря на его молодость, Блатны стал вскоре поэтом, которого начали принимать всерьез. Он стал членом легендарной литературно-художественной «Группы 42». Его творчество хвалил даже самый строгий и непримиримый критик, профессор Вацлав Черны.

Во время войны Блатны издал еще два сборника стихов для детей, «Раз, два, три, четыре, пять» и «На футболе», в 1945-м году вышел в свет его самый успешный сборник «Этот вечер», два года спустя сборник «Искатель настоящего времени».

Когда в феврале 1948-го года в Чехословакии произошел коммунистический путч, Иван Блатны один из первых увидал опасность коммунистического тоталитаризма и воспользовался первой возможностью уехать из Чехословакии. В марте он отправился вместе с делегацией чешских писателей в Англию, и еще в день приезда в Лондон он по британскому радио сообщил, что намерен в Англии остаться. Имя Блатны полностью исчезло из всех чешских книг, книжных магазинов и газет. Будто поэт этой фамилии никогда не существовал.

За виадуком

Странные предметы она носила из двери в дверь
я не знал ее

Каменщики пели, наступала весна

Жители улицы У синагога, достойные романа
высовывают головы из заплесневелых окон

Однако для самого Блатны стал отъезд в эмиграцию трагедией. Блатны был чрезвычайно чувствительным человеком, потерю родины, родного языка и любимого города Брно он психически не выдержал. Лишь несколько недель после своей эмиграции он тяжело психически заболел и в конце концов попал в психбольницу в лондонском квартале Биксли. Всем, включая его самого, казалось, что поэт Блатны заживо похоронен. Блатны упорно продолжает писать стихи на чешском языке, однако врачи, также как и медсестры считают это признаком душевной болезни и бумаги со стихами, написанными им на непонятном языке, постоянно выбрасывают.

Однако через несколько лет одна из медсестер, Франчез Мичам, заметила, что один из пациентов постоянно пишет тексты, которые выглядят иначе, чем остальные, помешанные излияния душевно больных. Она не знала чешский язык, однако начала тщательно все бумаги Ивана Блатны собирать и укладывать к себе. В Чехии, во времена политической оттепели в 1968-м году совершилась попытка вернуть творчество Блатны в чешскую культуру. К сожалению, новое издание сборников его стихов не успело выйти в свет.

В конце 70-ых годов чешский поэт Антонин Броусек, живущий в эмиграции, нашел в английской лечебнице Ивана Блатны. Он также познакомился с медсестрой Мичам и принял от нее все сохранившееся рукописи больного поэта, которые вскоре издал в своем книгоиздательстве в Канаде известный чешский писатель Йосеф Шкворецки под названиями «Старые места жительства» и «Вспомогательная школа в Биксли».

Белая эмиграция

Русская русалка получила паспорт Андерсена
на других болотах, на других трясинах,
распространяется Копенгаген

Сторож старинного замка открывает ворота и выглядывает на улицу
он хорошо знает всю окресность
и не боится сказочных существ
Русалка, говорит он, - это лишь животное

В настолько глухом лесу полное спокойствие
Несколько бедных разбойников готовит себе обед

Иван Блатны был слишком больным, чтобы можно было его выписать из больницы. Однако с тех пор он перестал быть одиноким. Его в Биксли часто навещали чешские писатели, живущие за границей, иногда даже приезжали литераторы из Чехословакии, которым удалось выехать за границу. Иван Блатны еще дождался «бархатной революции» в Чехословакии в 1989-м году, и первого издания своих новых стихов на родине, но домой уже вернуться не успел. В августе 1990-го года он скончался в лондонской лечебнице. Внимательная и бескорыстная медсестра Франчез Мичам была в 90-ые годы награждена почетной чехословацкой государственной наградой.