Частная литературная галерея Йосефа Гиршала

10-10-2003

Йосеф Гиршал, фото: ЧТКЙосеф Гиршал, фото: ЧТК В понедельник 15-го сентября 2003-го года скончался Йосеф Гиршал, поет, прозаик и гениальный переводчик, одна из легенд чешской литературы 20-го века. Гиршалу удалось принять участие во всех знаменательных литературных событиях второй половины 20-го века, хотя срок, когда ему по политическим причинам было запрещено публиковать свои произведения, многократно превысил то время, когда он печатался свободно. Несмотря на все это ему удалось стать известным писателем и отличным переводчиком с немецкого и других языков. Его перевод стихов немецкого поэта Христиана Моргенштерна, мастера нонсенса, по мнению многих литературоведов, лучше оригинала, также как, например, перевод пьесы «Гамлет» Бориса Пастернака, или французский перевод стихов Эдгара Аллана По, созданный поэтом Шарлем Бодлером.

Йосеф Гиршал родился в 1920-м году в небольшом селе Хомутички в крестьянской семье. Литературой он начал интересоваться уже в среднем педагогическом институте в восточно-чешском городе Йичин, где с ним учились также некоторые будущие писатели и поэты. Гиршал увлекся, прежде всего, современной французской поэзией, сюрреализмом и его известными предшественниками и вскоре стал публиковать в журналах первые стихи, созывать литературные вечера и организовывать кружки молодых поэтов. Всех тогда заинтересовал новый и модный марксизм - ленинизм, однако Гиршал сознавал, что он тогда еще совсем не знал, о чем, собственно, идет речь. Весь марксизм слился в одно прилагательное: Революционный. В 70-ые годы Гиршал вспоминал, как он навсегда протрезвел от марксистского угара:

- Отец меня вскоре свергнул с небесной вышины и охладил мой восторг: «Послушай, дуралей, если ты будешь продолжать в том же духе, тебя из института вскоре выгонят! Не заигрывай с судьбой! Революционный, революционный... Разве ты знаешь, дурак, что это такое на самом деле? Я бывал в России во время войны, я знаю очень хорошо, что это такое... Если я у тебя нечто подобное еще найду, я тебя изобью как собаку! А эти стихи ты поскорее выброси вон, в школу ты их ни в коем случае не носи! Учиться, это не по тебе, но эдакими глупостями заниматься, это ты горазд. Как я сказал! Конец!» - и побледневший от злости он, к счастью, выбежал из избы и захлопнул за собой дверь. И я остался один со своей радостью и со своей революционной волей, и даже без порки.

Несмотря на все, как только Гиршал сдал экзамен на аттестат зрелости, он продолжал публиковать свои стихи, на этот раз в известном «Студенческом журнале», в котором он встретился с настоящими, талантливыми авторами, например с молодым поэтом Йиржи Ортеном, трагически погибшим в начале Второй мировой войны, с Йосефом Кайнаром и с подающим надежды лириком Иваном Блатны, сыном известного драматурга Льва Блатны. В течение Второй мировой войны Гиршал приобрел целый ряд самых разнообразных профессий. Чаще всего он работал редактором, самой экзотической работой было место лесника.

Лирическая акварель

Белая мельница над прудом, окутанная вербами
и босой мальчик в трусиках до коленок
в середине ручья.

Сон, составленный из трех букв
сон ЛЭА,
цветет и пахнет в фиолетовых люпинах.
глаза, поднятые к небесам,
откуда, наверное, придет спасение,
глаза, поднятые к небесам и к раю,
посаженному в мысли словно прутик.

Над коричневой глиной жаворонок,
светящаяся нота летнего дня
над белой мельницей стая галок
и охрипший ореховый голос:
Оставь его в покое!

Ах, с каким страхом застегиваются пуговицы
и с каким страхом приходится бежать!
Сон из трех букв,
сон ЛЭА
и исчезает он в голубых холмах
в тумане дальних лесов!

Еще в течение войны Йосеф Гиршал стал членом всех видных литературных кружков и организаций - например группы «Огнице», принявшей название одного из сборников несчастного молодого поэта Йиржи Ортена, как раз погибшего под колесами немецкой машины скорой помощи, или легендарной «Группы 42», которую он также помогал учредить. Одновременно он познакомился с двумя людьми, которые сыграли самую значительную роль в его жизни: с художником, коллажистом и поэтом Йиржи Коларжом, который стал его другом на всю жизнь, и с поэтессой Богумилой Грегровой, которая стала его сотрудником и соавтором по экспериментальной поэзии. С Грегровой он сотрудничал до самой своей смерти.

В феврале 1948-го года, когда в Праге произошел коммунистический путч, был Гиршал уже известным литератором. Он издал сборники стихов «Ведро серебра», «Ночлеги с ведьмой», «Холодное небо», «Матери» и «Узкие дороги». Гиршал работал редактором видного книгоиздательства Орбис, когда однажды он в 1949-м году возвращался на поезде из города Брно. С ним ехал один медик, и Гиршал ему весьма критично рассказывал об обстоятельствах в редакции, о начинающейся цензуре и о диктатуре коммунистов. Когда они приехали в Прагу, господин, сидящий рядом, который предлагал им в поезде сигареты, представился как член государственной полиции, записал паспорт Гиршала, и сообщил ему, что с такими взглядами, которые он как раз высказал, он не может работать в книгоиздательстве.

Вскоре состоялся «честный суд», на котором Гиршала не только уволили с работы, но и закрыли весь отдел детской литературы, в котором он работал. Гиршалу пришлось поступить временным работником на фабрику электромоторов в Праге. Одновременно он продолжал переводить стихи немецких и других поэтов, в том числе также Христиана Моргенштерна и создал, таким образом, настоящий шедевр. Кроме того, он начал сотрудничать с Богумилой Грегровой в области экспериментальной поэзии и начал писать автобиографический текст о своем детстве - «Песня молодости». Этот текст стал самой авангардной автобиографией в чешской литературе до наших дней. Сам текст состоит из пятнадцати страничек, но каждое предложение сопровождается ссылками, которые представляют собой суть книги - каждая из них содержит снова несколько ссылок, и весь текст является системой ссылок и ссылок к ссылкам.

Гиршал постоянно пытался хотя бы внештатно сотрудничать с некоторыми издательствами, но новый сборник стихов «Частная галерея» ему удалось издать лишь в 1965-м году. Он включил в него все свое творчество периода 1947-54 г.г. В конце 60-ых годов были снова изданы его отличные переводы, однако, после 1968-го года и интервенции армий Варшавского договора Гиршал стал снова на двадцать лет нежелательным писателем. Он продолжал сотрудничать с Богумилой Грегровой, написал еще два тома своих воспоминаний «Венок воспоминаний», в котором описал события с начала 40-ых до конца 50-х годов, и «Полёт годов», содержащий события 60-х и 70-х годов. Все эти книги могли быть изданы лишь самиздатом или в чешских эмиграционных книгоиздательствах в Германии и в Америке.

Сразу после «бархатной революции» в 1989-м году снова открылись все возможности публиковать. Гиршал издавал несколько книг в год и наконец в свет вышли все его самые значительные произведения. Однако Гиршал продолжал свое творчество даже в преклонном возрасте. Его смерть в сентябре настоящего года прервала постоянный творческий процесс.

10-10-2003