Ян Саудек: «Целлюлит только усиливает возбуждение!»

01-01-2015

Один из самых известных в мире чехов – фотограф Ян Саудек. В разных точках планеты регулярно проходят его вернисажи, выпускаются открытки с его фотографиями, книги, альбомы. Имя Яна Саудека знают все, кто хоть немного интересуется современным искусством. В мае наступившего 2015 года Яну Саудеку исполнится 80 лет.

Ян Саудек (Фото: Ян Профоус, Чешское радио)Ян Саудек (Фото: Ян Профоус, Чешское радио) Ян Саудек родился 13 мая 1935 в Праге. Вторая мировая война стала трагической частью жизни как Яна, так и его семьи. Сам Ян Саудек признается, что жизнь во время войны и события детства напрочь засели в его памяти, до сих пор вызывая не самые лучшие эмоции и воспоминания.

В концлагере Терезин погибли шестеро братьев и сестер Яна Саудека. А он сам вместе с братом-близнецом Карелом были отправлен в Освенцим. Там знаменитый доктор Менгеле ставил разные эксперименты над людьми, в том числе и над двойняшками.

Братья выжили, Ян стал фотографом, а Карел – профессионально рисует комиксы. В своей среде он тоже достаточно известен.

Фотографировать Ян Саудек начал уже в пятидесятые годы, а знаменитым на весь мир стал в семидесятые-восьмидесятые. Саудек не являлся диссидентом или борцом с режимом, однако его работы никак нельзя назвать социалистическим реализмом. Поэтому в коммунистической Чехословакии Саудек выставлялся крайне редко, если такое и происходило, то в маленьких галереях и без особой шумихи. На Западе выставки Саудека проходили в больших залах, привлекая внимание простых людей, специалистов, прессы. Издавались открытки, альбомы с работами художника. Власти Чехословакии в какой-то степени были довольны такой ситуацией: в казну они получали в конвертируемой валюте гонорары фотографа, отдавая тому лишь малую часть в чехословацких кронах.

Ян Саудек (справа) и его брат Кая, 2005 г. (Фото: isifa / Euro / Tomáš Novák)Ян Саудек (справа) и его брат Кая, 2005 г. (Фото: isifa / Euro / Tomáš Novák) Начиная с 1977 года, Ян Саудек стал вручную раскрашивать негативы своих фотографий, и с тех пор его стиль стал не просто узнаваемым, но и неповторимым. Ян Саудек консерватор – он не приемлет цифровые фотоаппараты, а работает с классикой, снимает на пленку. Саудек консерватор в работе, но не в жизни.

Он известен либеральными взглядами, а также «свободным» поведением. Официально Саудек женат в четвертый раз, однако как сам признается, контактов вне брака у него было великое множество.

У Саудека двенадцать детей, младшей дочке – пять лет, а старшему сыну – 51 год. Причем женой этого сына является бывшая жена Яна Саудека. Со своей нынешней супругой Ян Саудек живет более десяти лет, по профессии она журналистка, и моложе мужа на 45 лет. В прошлом году они официально расписались, сыграв свадьбу в Китае.

Яну Саудеку скоро 80 лет. Но это - лишь возраст в паспорте. В душе фотограф чувствует себя молодым. Он полон сил, занимается спортом, работает, наслаждается жизнью и женщинами.

Маскировка страха и безответная любовь к бывшей жене

- Скажите, меняется ли ваше отношение к вашему же творчеству в течение жизни? Что-то вам нравится больше, что-то меньше, о каких-то работах вы жалеете и считаете их неудачными, а какие-то вы оценили по прошествии определенного времени?

- Творчество? Я бы не использовал это слово. Я – не человек искусства, я ремесленник. Я творю инстинктивно. Я - из тех авторов, которые не знают, что они делают, все происходит как-то вслепую. Просто мне повезло, что в определенных моих работах «обнаружилось» какое-то искусство. Но все это случайно… А работать меня заставляют разные стимулы. Семьи, жены, любовницы, дети. Сейчас этих стимулов меньше, но все же что-то появляется. Вообще, я уверен в том, что сама жизнь – она очень долгая и очень сладкая. Хотя большинство стариков моего возраста уверяют меня в обратном. Что жизнь – короткая и печальная.

Ян Саудек (Фото: isifa / René Miko)Ян Саудек (Фото: isifa / René Miko) - Внутри вас остался простор для творчества, новых идей, каких-то планов или все уже наскучило? И ощущаете ли вы себя необычной, неординарной личностью?

- Я самый обычный, рядовой мужик. И во мне есть все качества, присущие людям. Правда, я считаю, что я никогда бы не стал и не стану крысой, стукачом, подлецом. Я никогда не смогу причинить боль и страдания детям и животным. В этом я не сомневаюсь. Что же скасается остального, я не придерживаюсь о себе высокого мнения. Во мне много пустоты, в этом я уверен. И еще я трусливый, но это я пытаюсь как-то замаскировать. Потому что если меня куда-то приглашают, то я не могу портить атмосферу своим плохим настроением, страхами и комплексами. Я притворяюсь, играю, и это в чем-то делает меня счастливым. Хотя несчастлив, по-настоящему, я конечно был. И не раз. Помню, я был безумно влюблен в собственную жену. Напрочь не хотела. Не знаю почему. Она уже давно умерла, когда еще была молодой. Но тогда я страдал от этой своей безотвеной любви и ее нежелания быть со мной в близости. Пил таблетки, смешивал с алкоголем. Жил в подвале и был уверен, что скоро умру. Даже не просто уверен, а хотел и ждал этого. Как-то в полубессознательном состоянии я вышел на улицу. И вот – судьба. Один случай на миллиард. Мимо проезжал мой друг, врач, он уже тоже умер. Он увидел, как я сижу на тротуаре, и сразу все понял. Отвез меня в больницу, мне сделали промывание желудка, и вот он я – сижу перед вами живой.

Шаг из окна: простой и легкий

- И с тех пор вы ни разу не задумывались о самоубийстве?

- Я уверен в том, что в основе слова «самоубийство» лежит не «само», а «убийство». Я не хочу лезть ни в чью жизнь, давать советы. Но мне кажется, что мы, люди, не можем сами себя лишать жизни. Мы должны идти и идти дальше, преодолевая все препятствия. И легкие, и сложные. Вот в моей жизни сейчас ничего особо ужасного не происходит. Тогда давно, когда эта женщина отвергала меня, я воспринимал это очень серьезно. А сейчас наоборот – я сильно дорожу жизнью.

- Несчастная неразделенная любовь, разлука, «Ромео и Джульетта» - разве это не поводы для самоубийства?

- Да, все это серьезно, но это не поводы для самоубийств. Почему люди лишают себя жизни? От чувства беспомощности, отчаяния. Мне кажется, хотя я и не знаю, есть ли на эту тему какая-то статистика, что большинство самоубийств происходит или во время алкогольного опъянения, или под действием наркотиков. Когда ты в таком состоянии, то шаг из окна кажется очень простым и легким.

Эта девица - самая настоящая несчастье!

Ян Саудек и Сара Саудкова (Фото: isifa / Lidové noviny / Ondřej Němec)Ян Саудек и Сара Саудкова (Фото: isifa / Lidové noviny / Ondřej Němec) - В мире проходит немало ваших выставок. Но эти выставки – они и не ваши. Да, там ваши работы, но права на открытки, слайды, плакаты принадлежат вашей бывшей жене и тоже фотографу Саре Саудковой. Даже сайт Ян Саудек – тоже официально не ваш, а ее. Сара Саудкова сейчас жената на вашем сыне. Не странно ли быть художником, не обладающим правами на большинство своих работ?

- Это самое настоящее несчастье. Вся эта история с Сарой. А разве существует способ, как ей запретить это делать?! Нет. Я уже и судился, потратил много денег, но не выиграл. Все мои слайды были в ее квартире, которую я же ей и купил. Поэтому официально она их не украла, как можно украсть что-то из своего жилья?! Эта девица очень неплохо живет на деньги с моих книг, плакатов, фотографий. Но я не могу ее остановить. Да уже и не стал бы этого делать.

- Вы решили сложить руки и прекратить борьбу? Это усталось, чувство, что ничего не получится или какое-то смирение?

- Я не испытываю ничего. Ни ненависти, ни зависити. И Сара, и мой сын – они уже почти такие же старики, как и я. Ненавидят и проклинают молодежь, когда видят, что те целуются на улице или в трамвае. Считают, что всех их надо перестрелять. А я уже давно не в состоянии испытывать чувство ненависти. Я всегда найду причину и пойму, почему люди совершают даже самые гнусные поступки. Конечно, я не оправдываю убийства. И не смогу оправдать. А вот желание обогатиться – это я пойму. И очень многие хотят обогатиться за счет других.

Нельзя лишать людей сомнительного удовольствия

- Говорят, что вы – человек настроения. Много раз вы заявляли, что уже не будете выставляться, а потом выставки все же проходили.

- Это всего лишь задетое тщеславие, а не переменчивость характера. Я вам расскажу историю. Лет 25 назад моя ассистентка пошла в один пражский музей с просьбой организовать мою выставку. Я об этом не знал, но позже она мне рассказала. И в музее ей говорят: «Почему бы и нет?! Организуем. Лет через пять, у нас расписаны все планы». А я тогда уже был достаточно известный, не столько в Чехии, сколько за границей. И меня это очень обидело. Я тогда еще был молодой, чуть старше пятидесяти. Такая юношеская обида. И я дал клятву: больше никаких выставок. Что конечно глупость. Выставки нужны, только уже непонятно, какие выставки мои, а организатором каких является эта девица Сара. Но все же в этом мире есть какие-то люди, которые хотят увидеть мои работы. И у меня нет права лишать их этого сомнительного удовольствия.

- Вы очень любите женщин и не скрываете этого. Но не со всеми женщинами вам везет. Ваша первая жена вышла замуж за бывшего директора национальной галереи художника Книжака. Они вас вроде даже выгнали из квартиры...

- Это очень интересная история. Они заняли мою квартиру в панельном доме. Трехкомнатную квартиру. А я ушел жить в подвал, сырой, грязный подвал. Но сейчас, по прошествии многих лет, я понимаю, что это было очень хорошо и очень правильно. В этом подвале я создал свои самые интересные работы. А жена и Книжак остались жить в том панельном доме и уже не создали ничего интересного.

Женщинам надо врать: говорить, что все они красавицы

- А вы часто лжете окружающим людям?

- Да. Я много лгу женщинам. Любовь часто длится только вечер или ночь, а утром все заканчивается. Но я уверен в том, что женщине нужно постоянно говорить, что она очень красивая. Даже если она такой не является. Любая женщина хочет слышать о своей красоте. Нужно лгать, но правдоподобно. Чтобы тебе верили, и эта ложь не звучала глупо.

- У вас очень большой опыт общения с женским полом. Что, на ваш взгляд, сделает счастливой любую женщину, кроме слов о ее красоте? И что в женщинах радует лично вас?

- Любой даме всегда немыслимое счастье и радость принесет букет цветов. Даже не могу объяснить почему. Она радуется цветам, и ей надо покупать еще и еще букеты. А я получаю радость от общения со взрослыми толстушками. Это мое желание пока еще реально реализовывать, но мне хочется все больше и больше новых лиц.

- Насколько вообще мужчина зависит от женщины?

- Я уверен, что любой человек находится под сильным влиянием любовниц или жен. Я вот был в Китае. На своей свадьбе. Но я же там не только женился, но и интересовался жизнью людей. Как они там строят коммунизм, смотрел на армию, полицию. И везде - на первых ролях мужчины, но реально все решают их женщины. Мужчины делают то, что хотят женщины. И так во всем мире. Вот я вспомнил о Китае, я там был всего два раза. Я впечатлен его красотой. Но чтобы понять всю красоту этой страны, там нужно прожить много лет. Конечно, я горжусь тем, что я чех, я люблю свою страну. Но, разумеется, я не несу чушь о том, что у нас лучшие в мире пиво и женщины. У тех же китайцев прекрасное пиво, до недавних пор оно стоило как вода. Я – алкоголик, и в напитках разбираюсь неплохо.

Правила пьянки профессионального алкоголика

- С одной стороны, вы не скрываете, что пьете каждый день. С другой стороны, вы занимаетесь спортом, ходите в тренажерный зал, в состоянии отжаться от пола восемьдесят раз. Какой же вы алкоголик?

- Нет, я пью очень много. Конечно, я не буду выступать в эфире пьяный. Я пью так, чтобы никому не мешать. Ни жить, ни работать. Я не люблю пить один, я пью в компании женщин. Когда я пью, я забываю о стрессе. Полностью забываю. И я счастлив. Я напьюсь и засыпаю. А в 5 утра проснусь и начинаю работать. Но никому так жить я советовать не буду. Хотя у меня есть друг, он психиатр, лечит разных людей от алкогольной зависимости. Он говорит, что я – не алкоголик. Что у меня нет зависимости. А я уверен в обратном: зависимость есть. У меня очень высокая потребность в алкоголе. Я даже покупаю его в одном месте с 20% скидкой, потому что я очень много покупаю. Но я пью лучшие сорта виски. Односолодовое. С британских островов. Качество напитка для меня важно. Многие мои друзья-мужчины, которые знают меня 50-60 лет, говорят, что никогда не видели меня пьяным. Но я считаю иначе.

Три главных хита: собака, ребенок и старик.

- Вас считают художником, творчество которого построено на эпатаже. Голые, крупного размера женщины. Груди, попы…

- Боже мой, я не хочу никого шокировать. И не ставлю такой цели. Знаете, какие мои самые любимые и самые продаваемые в мире фотографии? На первом месте – собака бездомного. На втором – старик на кладбище. И третья – я держу в руках сына. Никаких крупных женщин. Среди востребованных в мире моих фотографий нет ни одной толстой дамы.

- Но все же вы любите крупных женщин? С широкими бедрами, большими попами…

- Как раз сегодня я видел такую женщину. Очень красивая. Широкие бедра, крупнозадая. Она замужем за африканцем, у них ребенок. У африканцев, кстати, иное отношение к женской красоте. Они считают, что женщина с широкими бедрами – это очень красиво. В современном мире говорят: «А как же целлюлит?». Господи, целлюлит – это часть всего, часть этой красоты. Глупо пытаться от него избавиться, тратить время и деньги. Если мужчина любит женщину, то ее целлюлит только усиливает его возбуждение.

Нашла коса на камень

- То есть вы думаете, что современные западные представления о красоте – примитивны?

- Дело в том, что все мы, люди, красивые. И цель моих работ – показать это и подтвердить. Множество людей вообще не понимает, что я имею в виду и о чем говорю. Немало моих работ оценят через какое-то время, когда может я сам их уже не буду ценить.

- Часто в качестве модели на снимках вы выступаете сам. Среди ваших моделей – ваши бывшие жены, любовницы, дети. Фотография мужчины на кладбище – на ней ваш отец. Сложно ли работать с моделями «со стороны», а не со знакомыми вам людьми? Начать работать с абсолютно новым человеком, которого вы видите впервые…

- Это, как говорится, «нашла коса на камень». Работать с незнакомцами тяжело. Вы и модель должны иметь какие-то отношения между собой, взаимное доверие. Речь вовсе не о том, чтобы человек разделся, нет. Модель, мужчина или женщина, должен понимать, что у меня самые лучшие намерения. Я хочу его, этого человека, прославить.

Дети крайне редко испытывают чувство страха

- Не боитесь ли вы повторов, использования похожих приемов, идей? Что вы будете создавать не новое, а какие-то вариации того, что уже делали раньше?

- Каждый человек всю жизнь поет одну и ту же песню. Я не думаю, что в мире появилось что-то новое. И я не собираюсь выдавать все свои работы за высокое искусство. В жизни мало чего меняется. Для меня важно другое. Я не хочу издеваться над моделями, героями моих работ. Унижать их. Я просто хочу показать, что все люди красивые.

- Вы не очень любите вспоминать о своем детстве. Почему?

- Я считаю, что детство почти каждого ребенка в чем-то несчастное. Он еще слаб, не может постоять за себя. В детстве человек чаще страдает, чем во взрослые годы. Подвергается унижениям. Не все дети, конечно, но немало… Я много таких вещей пережил. Я не был силен характером. И многие детские травмы живут во мне до сих пор. Скажем, я до сих пор не могут ходить в магазины и совершать покупки. Я этого боюсь с детства, даже не могу объяснить, почему. На людях я конечно смелый и шумный, но вот был случай… Я недавно пытался соблазнить одну даму. Иностранка, психиатр, хорошие формы: и грудь, и зад. А она взяла и сказала мне, что как-то видела меня по телевизору. И все поняла. Что я много боюсь. Что во мне живет страх.

- Вы с братом-близнецом пережили кошмар Освенцима. Может концлагерь и лежит в основе тех детстких страхов, которые продолжают в вас жить?

- Ребенок очень редко, почти никогда не испытывает чувство страха. Страх и детские травмы, воспоминания – это разные вещи. А страха в детях нет. Поэтому и в Африке, и в других странах так много детей воюет. Берут автоматы и стреляют и во взрослых, и в других детей. Взрослый человек все это воспринимает иначе, если он не совсем испорчен. Так же и с Освенцимом. Я там не испытывал чувства страха.

Призыв с телеэкрана: ищу женщину

- В последнее время вы почти не фотографируете. Вы пишите картины…

- Да, я на это живу. Я свои картины продаю. У меня дети, мне нужны деньги на их содержание. Я с производством детей начал относительно поздно. Если бы это произошло раньше, то многим уже было бы за шестьдесят, и они постепенно умирали бы от старости. Но я начал все это только где-то в 27-28 лет, и с тех пор у меня пошел «плодородный период».

- Занимаетесь ли вы коммерческой фотографией? Которая скорее ради денег, а не для души…

- Я уже в шестой или седьмой раз фотографировал календарь для спортивной организации нашей армии. Это очень интересно: знакомиться со спортсменами. Как со старшими, так и с людьми нового поколения. Фотографировал и для благотворительного календаря, там были пожилые люди. Я не делаю разницы, с кем работать: с молодежью или с людьми постарше. Когда мне было 15 лет, у меня была любовница, 33 года, работала на заводе, моя первая сексуальная партнерша. Лишила меня девственности. И я друзьям говорил: «Старуха, какая же она старуха». А сейчас все иначе. Вот как-то я выступал по телевидению. И там я сказал, что ищу женщину с хорошими формами, лет шестидесяти. Не для фотографирования, нет. Просто подругу. И никто не отозвался, вообще никто. Обидно.

Принесет ли пользу интернет? Нет!

- Вы следите за тем, что о вас пишут и говорят? Телевидение, радио, газеты, та же википедия…

- Нет. Телевизор я вообще ненавижу, радио пока доверяю. А телевизора у меня и нет. Интернет я «опробовал» несколько лет назад, мне было интересно, принесет ли он мне что-то новое. Этого не произошло. Ну и вообще, о том, что происходит вокруг, я рано или поздно все равно узнаю. Как правило, это не особо веселые и приятные новости. Так что в этом плане я живу «по-старому».

- Ну а за работами коллег-художников и фотографов вы наблюдаете?

- Это да. В Чехии и в Словакии по непонятной причине живет и работает очень много хороших фотографов. В Албании, скажем, такого нет. Как с этим обстоят дела в арабских странах – понятия не имею. А в Чехии очень хорошая традиция, у нас - фотографирующая нация.

Русские: ради великой России готовы заплатить любую цену

- Интересна ли вам политика? В мире столько всего происходит. Новая «холодная война», Россия, Путин…

- Что касается России, то я наконец понял, почему Солженицын, которому большевики испортили всю его жизнь, так обожал в последние годы до своей смерти товарища Путина. Потому что Путин хочет «великую Россию». Это вообще мечта каждого россиянина: идти к морям, к Атлантике, заплатить за это любую цену. Еще со времен Екатерины. Ну и еще я думаю, что Путин находится под сильным влиянием православия.

- Вы боитесь своего возраста, старости?

- Когда бессонными ночами я читаю какую-нибудь книгу, я уже пользуюсь очками. Чтобы разглядеть эти маленькие буквы. Или вот, скажем, посмотрю на свою руку. Нормальные, сильные мышцы. И при этом – всюду морщины. Поэтому я не могу отрицать того факта, что старость медленно, но все же наступает. Но я знаю то, что когда буду совсем старым, то точно куплю себе новый кабриолет.

01-01-2015