Святой Павел был талантливым психотерапевтом

Терапия крепкого объятия неразлучно связана с именем Йиржины Прекоповой. Речь пойдет не только об ином направлении психотерапии, получившем распространение во всем мире, но, прежде всего, о жизни, главным принципом которой является любовь. И о том, почему апостол Павел был талантливым психотерапевтом.

Йиржина Прекопова (Фото: Кристина Макова, Чешское радио - Радио Прага)Йиржина Прекопова (Фото: Кристина Макова, Чешское радио - Радио Прага) Детский психолог Йиржина Прекопова, эмигрировавшая из Чехословакии в ФРГ в самом начале 70-х годов и известная в мире под именем Ирины Прекоп, написала не менее 15 книг, которые были переведены на десятки языков мира. В России наиболее известeн ее бестселлер «Маленький тиран. Как дети манипулируют родителями». Последняя книга «Мы выживем только в любви» вышла в этом году. Основательница Общества холдинг-терапии и его председатель c 1989 года, которая внесла коррективы в первоначальную практику холдинг-терапии, проводит учебные семинары для терапевтов не только в Чехии (в частности, в Моравии), но и в Словакии, Польше, России, Италии и, с недавнего времени, также в Испании. Особенно глубокие корни пустил ее метод психотерапии с помощью крепкого объятия в Латинской Америке.

Йиржина Прекопова:

- В Латинской Америке существует Институт Йиржины Прекоповой, где получили сертификат 150 терапевтов, и их число растет. Мы обучаем этому методу терапевтов в Венесуэле, Мексике, Чили, Перу и Доминиканской Республике. В Доминиканской Республике в мае, например, состоится наш конгресс. В Латинскую Америку я езжу ежегодно. Моя ученица, мексиканка, переняла у меня этот метод еще в Германии. Она и основала там Институт терапии крепкого объятия Прекоповой, нацеленный не только на терапию, но и на профилактику.

Очень важным сигналом для Й. Прекоповой была реакция на ее метод перуанских психотерапевтов, которые не отдалились еще от наследия своих индейских предков.

Фото: Instituto PrekopФото: Instituto Prekop - Перуанцы вначале пожимали плечами – чему тут учиться? Мы ведь, говорили они, до сих пор носим детей, пока им не исполнится года 2,5 или три, в завязанных около шеи платках. Позже они, однако, пришли к выводу - об этом я узнала в прошлом году на конгрессе в Мехико, что единственная эффективная терапия в случае тяжелых психических травм – это терапия с помощью крепкого объятия. Перуанские психотерапевты убедились в этом, когда применяли этот метод в случаях посттравматического синдрома у детей, чьи матери были изнасилованы у них на глазах, отцы убиты, или на глазах у детей сгорел их дом – там неимоверное множество случаев резни. И вот таким пациентам помогла терапия с помощью крепкого объятия, когда они выплакали, выкричали свое горе. Это очень важно - выразить то, что человека мучает, не держать в себе, не проглатывать. И лучше всего выплакать свою боль в объятии кого-то, кто мне посочувствует. Это единственная помощь.

- Когда вы начали применять этот вид терапии?

- Я начала практиковать этот метод в 1981 году, вначале у детей-аутистов, то есть это уже 33 года назад. У детей-аутистов нет связи с матерью, то есть они равнодушны к родным и привязаны к определенным неодушевленным предметам, с которыми манипулируют. Такие дети, например, обожают компьютеры, но опасаются принимать что-то от людей. Поэтому здесь важно наладить или взрастить эту связь с матерью. Достаточно быстро я, начав работать в качестве психолога в штутгартской детской клинике, поняла, что в терапии нуждаются и маленькие тираны – результат антиавторитарного воспитания.

Фото: Чешское ТелевидениеФото: Чешское Телевидение Дети, воспитанные в таком духе, могли делать что угодно – они плевали в родителей, били их. Мамы готовили только то, что им приказали их трехлетние чада, дети выгоняли отцов из супружеской постели, и родители все эти выходки терпели. Надо было менять власть, чтобы у штурвала стоял не ребенок, а родители, которые будут диктовать правила. Там этот метод применялся иным образом. Мне стало понятно, что в терапии нуждаются и родители этих тиранов, которые решились воспитывать своих детей так снисходительно и абсолютно противоположно тому, как с ними поступали их собственные авторитарные родители. По сути, родители, которые так относятся к своим детям, не являются родителями, они не способны стать стержнем семьи и гарантом определенных правил и порядка.

В таких случаях, подчеркивает Йиржина Прекопова, приходилось и приходится разматывать клубок запутанных отношений родителей с их собственными отцом и матерью.

- Можно ли при помощи терапии разрешить конфликт с человеком, которого уже нет в живых? Таким бременем нередко отягощены взрослые люди, не примирившиеся со своими родителями до их смерти, но, конечно, отнюдь не только они.

Иллюстративное фото: Архив Чешского радио - Радио ПрагаИллюстративное фото: Архив Чешского радио - Радио Прага - Да, можно. Это важный вопрос. Есть давно известные вещи, которые я осознала не сразу. Чтобы понять, например, свою мать, которая была ко мне несправедлива – она, например, со мной не говорила целыми днями, что было ужасно, или била меня – это я привожу в качестве примера, я должна посмотреть, каким было ее детство, что она прожила в детском возрасте. Возможно, что она была шестым ребенком из восьми и по-настоящему не вкусила родительской любви. Она могла вырастать в семье, где отец был алкоголиком. Если там есть какие-то такие обстоятельства, которые необходимо учитывать, то проще и понять, что мама сама ничего не получила в детстве, поэтому и дать ей мне было нечего.

То есть мы должны посмотреть на прошлое взрослыми глазами, призывает психотерапевт. Зачастую психологи добираются и до прародителей, от поколения к поколению, что помогает уловить логику действий других людей, логику отношений и расстройств, и искать способ, как это изменить.

Через тернии к покою

Фото: Чешское ТелевидениеФото: Чешское Телевидение - Можно ли хотя бы в общих чертах описать метод воздействия на пациентов?

- Этот вид терапии запатентован как метод Йиржины Прекоповой. Мы применяем трехступенчатый метод визуализации – клиентка, например, лежит в крепком объятии своего мужа или другого человека, которого она сама выбрала. Находясь под такой охраной близкого человека, она чувствует себя в безопасности и решается выразить свои подлинные чувства. Это происходит при сомкнутых веках глаз, в состоянии легкого транса, сравнимого с аутогенной тренировкой.

Психотерапевт сопровождает клиентку до воображаемого момента так называемого первого столкновения. Например, проигрывается ситуация, когда она была ребенком, и ее отец возвращался домой пьяным и бил мать. Пациентка побуждается к воспоминаниям мельчайших деталей – во что она была одета, в какой обстановке происходила эта сцена – было ли там, например, темно, что говорил отец, как он себя вел.

- Я подвожу клиентку вплотную к этому ощущению, помогая осознать, как она ненавидела этот ремень в его руках, которым он бил мать, как отвратителен был запах алкоголя, какую злость она испытывала по отношению к нему. И она потом способна выкричать эту боль, которую носила в себе. Выкричать всю боль человеку не удастся, так как нельзя вытеснить ее из памяти, но можно наложить на нее любовь и понимание. Так мы оказываемся во второй стадии, когда стремимся увидеть, каким было детство отца. И если мы вновь видим, что его собственный отец по пьянке тоже его лупил ремнем, мы можем сказать такому родителю – я тебя понимаю, чему же ты мог научиться при таком раскладе.

После этого наступает третий этап, возможность мысленного примирения, которую Йиржина Прекопова условно называет «небом». «Небо» может оказаться и в доме престарелых, куда мысленно перенесется ее клиент, или в любое иное место, где он встретится с человеком, с которым ведет свой диалог.

Фото: Чешское ТелевидениеФото: Чешское Телевидение - Можно, например, в своем воображении оказаться и у телевизора, где отец просиживает целыми днями, хотя я по большей части предпочитаю вариант неба, и там предложить: «Пап, присядь вот на скамеечку у небесных врат, а я положу тебе голову на колени. Я – маленькая, а ты большой, ты дал мне жизнь. Дал мне то, что смог, и спасибо тебе за это. Я не получил(а) всего, что мне было надо, но когда я смотрю на твое детство, то понимаю, что тебе просто нечего было мне дать. Ты мне ничего не должен, я получил(а) то главное, остальное я добуду сам(а) – с твоим благословлением». Потом вы подождете, пока он вас благословит, встанете, поблагодарите и скажете: «Теперь я ухожу с любовью в сердце, возвращаюсь к своей семье и буду раздавать любовь дальше».

Сеанс терапии длится лишь примерно 1,5 часа, но человек, который годами жил, будучи заключенным в собственной злости или отчаянии, чувствует себя освобожденным.

Йиржина Прекопова, которой в октябре исполнится 85 лет - к слову, осенью она готовится к переселению в Чехию, мастер подтрунивать над собой.

- Все давным-давно известно, но вначале я чувствовала гордость – какая же ты молодец, говорила я себе, такое придумать. Потом, конечно, вся спесь с меня спала, когда я открыла Библию и начала читать первое послание святого апостола Павла к Коринфянам: «Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставил младенческое». Или предложение о том, как «пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше». Святой Павел был талантливым психотерапевтом. Так что давайте придерживаться истин и высочайших ценностей, которые, увы, сегодня улетучиваются. Потому что в сегодняшнем мире люди чаще смотрят в телевизоры, чем в глаза своих близких.