Современный Казахстан: «Петь свои песни» на родном языке и не закрываться от остального мира

17-03-2020

Фестиваль «Один мир» занимает особое место в культурной жизни Чехии. Это уникальная возможность для именитых и начинающих режиссеров и сценаристов, активистов и правозащитников познакомить зрителей с насущными проблемами современного мира. К сожалению, из-за вспышки коронавируса в Европе фестиваль был приостановлен. Однако Радио Прага Internetional удалось побеседовать с Евгенией Плахиной - продюсером картины «Петь свои песни», рассказывающей о свободе творчества и самовыражения в Казахстане.

«Петь свои песни», фото: Фестивал «Один мир»«Петь свои песни», фото: Фестивал «Один мир»

Главная миссия фестиваля «Один мир» — рассказывать о происходящем вокруг и постараться совместными силами найти решение, не оставаться равнодушными. В рамках мероприятия участники получают возможность профессионального общения и обсуждения планов и проектов.

Фестиваль освещает самые острые проблемы современного мира (нарушение прав человека, ограничение свободы слова, проблемы беженцев, мигрантов, сирот, пожилых людей, заключенных), но не оставляет без внимания и менее заметные в мировом масштабе, но очень важные для жителей отдельных стран. Например, гости фестиваля могут узнать о проблемах пчеловодов в Румынии, о высыхании озер в Африке, о нехватке медицинского оборудования в Венесуэле или же об ограничении свободы слова, творчества и сценических образов в Казахстане. Именно об этом рассказывает документальная картина «Петь свои песни», которую в Праге на фестивале должна была представить продюсер Евгения Плахина. А поскольку организаторы обещали продолжить фестиваль осенью этого года, все желающие смогут впоследствии сходить в кино и составить свое мнение о данной картине. В эксклюзивном интервью Радио Прага Internetional Евгения рассказала и о самом фильме, и о проблемах в области свободы творчества и прав человека в Казахстане:

Евгения Плахина, фото: Ирина РучкинаЕвгения Плахина, фото: Ирина Ручкина — Фильм рассказывает о казахской группе Ninety One, поющей на казахском в стиле, который они сами называют Q-pop (Qazaq-pop) — по аналогии с модным K-pop (Korean-pop). Вокруг этой группы возникло очень много конфликтов, показавших болевые точки, которые есть у общества в Казахстане. Члены группы — парни — явно выглядят не так, как должны выглядеть настоящие казахские мужчины: у ребят крашеные волосы, они стройные, в ушах сережки. И у определенной части общества, которая придерживается традиционных ценностей, это вызывает отторжение. Когда мы в 2017 году начали работу над фильмом, в процессе съемок было сорвано очень много концертов.

Евгения отметила, что проблемы у группы возникали даже не с властями (государственными или местными), а с обычными людьми, рядовыми гражданами, у которых сценический образ ребят из Ninety One вызывал отторжение, если не ненависть. А как тогда вели себя правоохранительные органы? Были ли проблемы с полицией?

— Полиция, конечно же, поддерживала людей, отстаивающих традиционные взгляды. Например, на концерт в Караганде пришли полицейские с металлоискателями и заявили, что здесь заложена бомба. И концерт был отменен. При этом протестующих пришло человек пятьдесят, а людей, купивших билет на концерт, — четыреста пятьдесят. То есть, это в первую очередь конфликт между молодыми людьми, которые любят эту группу и хотят быть частью современного общества, и людьми, придерживающихся традиционных устоев и ценностей.

В процессе съемок картины стало ясно, что нетерпимость к альтернативной музыке и стилю — лишь вершина айсберга, и постепенно зрителям открывается целый пласт социальных и культурных конфликтов внутри казахстанского общества. Очевидно, что государство не заинтересовано в освещении своих внутренних проблем. Столкнулись ли создатели фильма со сложностями в процессе съемок или позже, при монтаже и получении лицензии? Ощущалось ли давление в период работы над фильмом?

— Государство всегда на стороне традиционного общества и тех, кто приходит чинить беспорядки во имя «традиций». Мы могли это видеть, например, в Кыргызстане на «Женском марше»: девушек свинтили, а людей, которые на них нападали, никто не тронул, они остались на свободе. Наше государство, к сожалению, всегда было на стороне тех, кто против развития и свободы в обществе. Во время съемок был момент, когда один чиновник звонит продюсеру группы и говорит: «Все, завязывай. Нам такие парни не нужны. В противном случае мы тебе испортим карьеру». Так что, да, давление было, но скорее, как мне кажется, государство просто присоединилось к процессу, который шел снизу.

Мировая премьера фильма «Петь свои песни» («Мен сен емес») состоялась 21 ноября 2019 года на Сlique Film Festival, картина пользовалась огромным успехом. К этому времени группа приобрела популярность и за пределами Казахстана. Ребята стали зарабатывать не только концертами, но и выпуская альбомы, снимая кино и записывая музыку к художественным картинам: например, в декабре 2016 года Ninety One записали саундтрек к фильму «Glaмұр для дур» Аскара Узабаева (песня «Қалай қарайсың» — «Как ты на это смотришь?»). Как восприняли зрители документальный фильм, где запечатлены воспоминания музыкантов о первых годах существования группы и начале творческого пути?

— У нас был полный зал, причем на обоих показах в рамках Сlique Film Festival. Так что нам даже пришлось организовывать дополнительные показы, потому что люди приходили и спрашивали про наш фильм. В известной мере, впрочем, это было благодаря фанатам группы. Многие люди, посмотревшие фильм, говорили: «Большое спасибо, этот фильм действительно про нас». То есть, не про группу, а про ситуацию в Казахстане: как мы живем, какие у нас есть культурные болевые точки. Мы с Катей [Екатерина Суворова — режиссер фильма. Ред.] выглядим как славянки, но мы родились и выросли в Казахстане. И мы очень хорошо понимаем этот культурный водораздел. Мне кажется, что в этом фильме нам удалось отразить немало проблемных моментов. Например, проблему с казахским языком: многие казахи, живущие в городах, не говорят по-казахски. Другие этносы (а всего у нас свыше ста сорока национальностей) также плохо говорят на казахском (или не говорят вовсе). Но нынешнее время требует, чтобы мы переходили на казахский. И группа Ninety One — это также один из тех культурных факторов, которые помогают молодому поколению учить казахский язык.

Ninety One, фото: JUZ Entertainment, CC BY-SA 4.0Ninety One, фото: JUZ Entertainment, CC BY-SA 4.0 В 2018 году группа Ninety One совершила свое первое турне за пределами Казахстана. Тогда это были соседние государства: Узбекистан, Кыргызстан, Китай. Годом позже список стран существенно расширился, а в марте 2019 года ребята участвовали в корейском шоу «I can see your voice» и стали победителями. Их аудитория — это главным образом молодежь. А каким видит продюсер Евгения Плахина целевого зрителя нового документального фильма?

— Наша аудитория — это в первую очередь молодые люди, которые задумываются о том, что происходит в стране. В фильме очень много того, о чем нужно думать именно сейчас: что происходит в Казахстане, куда будет двигаться наше государство. Фанаты Ninety One ратуют за глобализацию Казахстана, чтобы мы были частью современного мира, а не закрывались в себе. Их позиция видна и по последним событиям в стране: например, во время президентских выборов в июне 2019 года. Молодые люди вышли на протест с требованием честных выборов. Было создано движение Oyan, Qazaqstan («Пробудись, Казахстан»). В лидерах движения люди примерно моего возраста, но в основном это совсем молодые ребята, лет 18-19, многие из них еще школьники. Они ждут перемен и не хотят, чтобы страна закрылась и ушла в Средневековье.

Как отмечают многие зрители, фильм отображает не только противостояние фанатов группы Ninety One и ее противников. Здесь рассматриваются гораздо более широкие темы и противоречия в казахстанском обществе: между городскими и сельскими жителями, между поборниками традиций и сторонниками глобализации, между вертикалью власти и личной свободой. Все эти проблемы глубоко взаимосвязаны, и невозможно решить одну, не затронув другую. И, как отмечает Евгения Плахина, все снова упирается в культуру и в самих людей:

Фото: Stomac, CC BY-SA 3.0Фото: Stomac, CC BY-SA 3.0 — Я могу сказать одно — я не хочу, чтобы культура наша закрылась. Сейчас в Казахстане идет очень серьезный процесс ретрадиционализации, то есть перепридумывание традиционных ценностей (которые в эпоху СССР и в 90-е отошли на второй план). Это очевидно — когда общество иерархично, им легче управлять. А если люди хотят открытости, взаимодействия с другими странами — это уже серьезнее, такими людьми сложнее управлять. Поэтому нынешний дискурс про ретрадиционализацию мне лично не очень нравится. Я хорошо знаю казахские традиции и понимаю, как это работает. Но мы живем в XXI веке и не можем просто так взять и захлопнуться, как шкатулка, для всего остального мира, тем более в эпоху интернета. Если, конечно, нам его не отключат, что у нас происходит регулярно, особенно во время протестов.

Минувший год по накалу страстей и количеству протестов, митингов и пикетов действительно стал наиболее бурным в новейшей истории Казахстана. Люди выходили на массовые демонстрации и одиночные пикеты, стихийные и организованные акции, на которых звучали самые разные требования — от решения социальных проблем до борьбы с коррупцией и изменения структуры власти. Однако мало какие из этих событий были освещены в мировых СМИ. А что о Казахстане сможет узнать европейский зритель, посмотрев картину «Петь свои песни»?

— К сожалению, многие в Европе знают про Казахстан благодаря фильму «Борат», который, кстати, вообще снимался в Румынии. А на самом деле Казахстан — это очень интересная страна. У нас может быть плохая политика, однако культурно мы очень интересны. Мы были частью ГУЛАГа, сюда депортировали множество людей, да и сама казахская культура очень необычна и интересна. Это тот плавильный котел, в котором формируется современная казахстанская культура, очень привлекательная и особенная. Мне кажется, что европейскому зрителю просмотр нашего фильма поможет понять, что происходит в Казахстане в культурном плане. Я бы сказала, что мы — так же, как и Стамбул — между Европой и Азией. Пусть и не географически, но в культурном плане мы где-то посередине.

На фестивале документального кино «Один мир» в Праге можно увидеть множество интереснейших картин, описывающих важные события в отдельных странах. Все это могло затеряться в огромном потоке информации, который сваливается на современного человека. А подобные показы — это возможность узнать о жизни на другом конце земли, понять, осмыслить, оценить в международном масштабе и сопоставить с тем, что происходит в родной стране. Евгения Плахина рассказала, на каких показах она смогла побывать в Праге за те несколько дней, пока шел фестиваль.

— За субботу и воскресенье я успела сходить на два фильма — шведскую картину «Феминистр» про министра иностранных дел Швеции, которая объявила феминисткую повестку внешней политики, и на чешскую ленту «Фрем» про мир без людей. «Феминистр» я выбрала потому, что для Центральной Азии женская повестка крайне важна, так как частью ретрадиционализации (которая сейчас проходит в нашей стране) является лишение женщин прав, которых и так у нас немного. И пока мои «сестры» выходили на марши в Алматы и Бешкеке, я решила сходить на документальный фильм и посмотреть, как оно может быть. И мне кажется, что если у нас улучшится ситуация с правами женщин (потому что права женщин — это права человека) и женщины будут больше участвовать в политике, то и ситуация с правами человека у нас улучшится радикально.

Группа Ninety One стала основателем и первопроходцем в жанре Q-pop. С 2017 года, когда к ней пришла популярность, в Казахстане стали появляться новые бойбэнды, исполняющие музыку в этом стиле. Постепенно они приобретают известность, их образы уже не кажутся такими эпатажными. Можно ли утверждать, что это является признаком изменений в обществе? И насколько искусство (музыка, кинематограф) может изменить социум?

— История доказывает, что искусство на самом деле предвещает перемены в обществе — взять хотя бы эпоху Возрождения. Мне кажется, что сейчас в Казахстане стали больше обращать внимание на современное искусство, на то, что происходит в области культуры, и пытаться захватить дискурс. Например, Ninety One приглашали участвовать в конференции молодежного крыла правящей партии. А выставка, посвященная правам человека, которую должна была организовывать моя подруга, была отменена в декабре 2019 года из-за давления властей. Власть хорошо понимает, что культура, искусство передают определенные ценности и меняют мировоззрение людей. Именно поэтому цензура активно присутствует в нашей жизни.

17-03-2020