Школьный век Чехословакии

Когда на карте мира появляется Чехословакия, новой стране требовались не только собственные министерства, банки, полиция, армия. Одной из самых насущных задач было создание системы образования и формирование школы, в которой будут учиться уже не подданные Австро-Венгерской монархии, а граждане независимой республики.

Фото: Катерина АйзпурвитФото: Катерина Айзпурвит

Магдалена Шустова, фото: Катерина АйзпурвитМагдалена Шустова, фото: Катерина Айзпурвит О том, как строилась система образования в новом государстве, каких успехов достигла и какой путь прошла за сто лет, «Радио Прага» рассказывает Магдалена Шустова, сотрудница Национального педагогического музея и библиотеки им. Я. А. Коменского.

– Построить новую образовательную систему – задача, возможно, не менее сложная, чем конструирование государственного аппарата. На дворе 1918 год. Мы знаем, что, например, в России на тот момент грамотным было всего около 30% населения. А какой была ситуация на землях Австро-Венгерской империи, вошедших в состав самостоятельного Чехословацкого государства?

– В Чехословакии, которая появилась на свет, ситуация была очень неоднородной. В Чехии и Моравии уровень грамотного населения превышал 90%, было достаточно много людей со средним и высшим образованием. Совершенно иной была ситуация в Словакии, а особенно в Подкарпатской Руси – сегодняшней Закарпатской Украине, где неграмотность превышала 60%. Именно поэтому большая часть инвестиций в образование шла в Подкарпатскую Русь и Словакию, где необходимо было построить сеть школьных зданий, привлечь новых учителей. В некоторых районах преподавание ранее велось на венгерском, и учителей, владеющих словацким, не хватало. Так что туда направлялись учителя из Чехии – многие воспринимали это как наказание, но немало было и тех, кто видел в этом свою миссию в строительстве нового государства. Сложность состояла и в том, что в разных частях бывшей империи действовали разные законы об образовании, которые нужно было привести к единому знаменателю. Например, в Чехии и Моравии продолжительность обязательного образования составляла восемь лет, а в Словакии и Подкарпатской Руси – только шесть.

1918 год: грамотность населения в Чехии и Моравии – 90%, в Словакии и Подкарпатской Руси – 40%

Принятие законов о школе и усилия правительства нового государства принесли свои плоды – так, неграмотность на территории Подкарпатской Руси за два десятилетия Первой республики заметно снизилась.

– Для образования всегда важен вопрос языка обучения, причем эта проблема остается очень острой и в сегодняшней Европе – в Украине, странах Балтии. Как решала языковой вопрос молодая Чехословакия, которая с самого начала своего существования была государством, объединившим несколько народов?

Школа в Судетах (г. Либерец) на рубеже XIX–ХХ веков, фото: открытый источникШкола в Судетах (г. Либерец) на рубеже XIX–ХХ веков, фото: открытый источник – В Чехии и Моравии еще с середины XIX века обучение велось на чешском языке, так что тут проблем не возникало. Сложнее дело обстояло в Судетах с преимущественно немецким населением, где действовали шахты, в которых работали чехи. Они, разумеется, хотели, чтобы их дети обучались на родном языке. Однако немецкие поселки всячески препятствовали появлению чешских школ, а работодатели принуждали своих работников отдавать детей в немецкие школы, даже угрожая увольнением, что на рубеже XIX–ХХ веков это привело к росту национальной напряженности. После образования независимой Чехословакии школы переходят под управление государства, и начинается закрытие немецких школ, то есть происходит уже обратная несправедливость. Поэтому когда в 1930-е годы к власти в Германии приходит Адольф Гитлер, судетские немцы видят в нем защиту, что приводит к Мюнхенскому договору и отторжению Судет.

Преподавание на чешском, словацком, немецком, венгерском, польском, украинском, русинском, румынском, идише

Однако в целом национальным меньшинствам в Чехии было гарантировано обучение на родном языке – это подтверждал и послевоенный Версальский договор. Так что в Чехословакии, помимо чешских, словацких и немецких, существовали венгерские и польские школы. В Подкарпатской Руси обучение велось на украинском языке и на различных русинских диалектах. Там можно было встретить и школы с преподаванием на румынском языке и идише.

В школах национальных меньшинств чешский язык преподавался факультативно и не являлся обязательным предметом, хотя, конечно, многие дети были билингвами. Чешский был необходим для того, чтобы сделать карьеру, прежде всего, в государственном аппарате.

Урок физкультуры в Чехословакии в 1920-е годы, фото Архив Павла Страдала, Wikimedia Commons, CC BY-SA 3.0Урок физкультуры в Чехословакии в 1920-е годы, фото Архив Павла Страдала, Wikimedia Commons, CC BY-SA 3.0 – Чем принципиально отличалась образование в молодой Чехословакии от школьной системы Австро-Венгрии?

– Это отличие не было кардинальным – Чехословакия использовала сложившуюся систему. Однако некоторые существенные изменения все же произошли – например, в Чехословакии отменили целибат учительниц, поскольку в Австро-Венгрии учительницы не имели права выходить замуж, а если решали вступить в брак, то должны были оставить свой учительский пост. Так что буквально сразу, уже в 1919 году, это правило было отменено. Еще одно существенное отличие – девочки теперь могли беспрепятственно учиться в средних школах, что ранее не было само собой разумеющимся. Полностью для женщин открыли и высшие учебные заведения – в Австро-Венгрии они тоже могли получать высшее образование, но не в любой области, теперь же это стало абсолютно доступно, за исключением Военной академии.

Алиса Масарик, фото: Архив Чешского РадиоАлиса Масарик, фото: Архив Чешского Радио Девочки и мальчики учились вместе со времен Марии Терезии, однако, закон 1869 года рекомендовал в более крупных школах создавать отдельные классы. Для строителей нового Чехословацкого государства равноправие женщин было естественным – дочь первого президента, феминистка Алиса Масарик активно занималась социальной поддержкой женщин, выступила основательницей школы медсестер и многих других организаций.

– Кто еще из политиков и общественных деятелей независимой Чехословакии сыграл свою роль в строительстве школьной системы?

– Образцом для подражания, конечно, служил Т. Г. Масарик, который был университетским профессором, и на посту президента не забывал подчеркивать важную роль образования. Однако здесь можно найти и неожиданные фигуры – например, Томаш Батя, которого мы знаем как промышленника, был также мэром города Злин и оказывал огромную поддержку местным школам и реформированию образования, которое в 1930-е годы пропагандировал профессор Вацлав Пршигода. Во многом эта реформа базировалась на философии, которая пришла сюда из США. Батя очень эффективно использовал реформу образования, обеспечивая свои фабрики квалифицированным персоналом. Люди из бедных семей Злина, получая при поддержке Бати образование, могли найти хорошее место на производстве, получали руководящие посты на его фабриках за границей, в общем, как мы сказали бы сегодня, делали карьеру.

Томаш Батя, фото: Архив Bata Brands SA, CC BY-SA 3.0Томаш Батя, фото: Архив Bata Brands SA, CC BY-SA 3.0 – Известно, что Томаш Батя создал полноценную инфраструктуру для своих работников – помимо жилья, это были детские сады и средние школы, которые оплачивало его предприятие. А в целом в Чехословакии обучение было также бесплатным?

– Все обязательное школьное обучение, т.е. первые восемь лет, было бесплатным. Детям приходилось лишь платить за учебники, тетради, ручки и т.д. Однако дети из бедных семей могли брать учебники в школе бесплатно. За обучение в средних школах, которые хотя и были государственными, вносилась определенная плата, однако для детей из семей с низкими доходами действовала система поддержки – если ребенок успешно сдавал экзамены и приносил справку о низких доходах семьи, то деньги с него не брали. Та же система действовала и для студентов высших учебных заведений – хотя там взималась плата, существовали разные формы поддержки. Были и фонды, помогающие оплатить проживание в общежитии, питание. То есть государство не только давало качественное образование, но и заботилось о социально слабых слоях населения, чтобы талантливые дети, обладающие желанием и волей, могли учиться.

Фото: Педагогический музей и библиотека им. Я. А. КоменскогоФото: Педагогический музей и библиотека им. Я. А. Коменского В межвоенной Чехословакии за обучение в гимназиях и средних ремесленных училищах взималось около 400 крон в год.

– В педагогическом музее им. Я. А. Коменского воссоздали типичный школьный класс времен Первой республики. Что здесь собрано?

– Мы видим тут большие счеты, на которых дети учились считать, школьные скамьи, деревянные пеналы, учебники того времени, наглядные пособия, чучела животных, заспиртованных насекомых. На стене висит портрет президента – это традиция, восходящая к Австро-Венгрии, когда в классе обязательно вешали портрет императора. После ухода Масарика с поста главы государства его портрет не убрали из школьных классов, где он соседствовал с изображением второго президента – Эдварда Бенеша. Можно также добавить, что религия не являлась обязательным предметом – от родителей зависело, какую конфессию они выберут для своего ребенка. Было возможно заявить, что ребенок является атеистом.

Фото: Катерина АйзпурвитФото: Катерина Айзпурвит Преподавание основ религии – католицизма, протестантизма, иудаизма и т.д. являлось факультативным уроком в конце учебного дня.

– Образование в Чехословакии было достаточно четко структурировано. С какого возраста дети начинали ходить в школу, и какие виды учебных заведений действовали в стране?

– Обязательное школьное обучение было восьмилетним. С шестилетнего возраста дети посещали общую школу – ее можно назвать начальной, где было пять классов. С одиннадцати лет ребенок переходил в городскую или поселковую школу, состоявшую из трех, а иногда четырех классов. Обязательное образование завершалось в возрасте 14–15 лет. После этого можно было обучаться какому-нибудь ремеслу, поступив учеником к мастеру или в школу при крупном предприятии, например, Томаша Бати, или машиностроительном заводе ČKD. Способные дети могли поступить в гимназию, где обучение длилось восемь лет. Там они сдавали выпускные экзамены (так наз. «матурита»). На тот момент им уже исполнялось 19, а иногда уже и 20 лет. Выпускники могли продолжить образование в вузах.

Школа как социальный лифт Первой республики

– В годы Первой республики дети и молодежь получали очень качественное образование, сопоставимое с уровнем развитых европейских стран – недаром чешские эмигранты легко находили работу в разных странах Европы. Кого можно назвать в числе тех, кто смог проявить талант благодаря «лифту образования», созданному Первой республикой?

– Ярким примером здесь может служить Ян Оплетал, хотя ему и не было суждено дожить до взрослого возраста, поскольку он был убит нацистами в 1939 г. Это был молодой человек из бедной многодетной семьи, однако благодаря своим выдающимся способностям и различным фондам поддержки он почти успел завершить свое медицинское образование. Чешские летчики, которые в годы Второй мировой войны участвовали в Битве за Британию, также получили в свое время образование в Чехословакии благодаря таким программам.

Учебники времен ЧССР, Фото: Катерина АйзпурвитУчебники времен ЧССР, Фото: Катерина Айзпурвит – С момента появления чехословацкой школы прошло ровно сто лет. Какие ключевые моменты здесь можно выделить?

– Система образования пережила целый ряд кризисов – после расцвета в годы Первой республики приходит период оккупации, когда были закрыты чешские высшие учебные заведения, а средние школы притесняли. Чешским детям было сложнее получать образование, не говоря уже о детях из еврейских и цыганских семей. В годы протектората открывались только немецкие школы, где чехи учиться не могли.

– Школа – одно из наиболее ярких отражений истории и эволюции народа и общества. Как повлиял на чешскую школу новый политический строй, который принесла в 1948 году пришедшая к власти компартия?

Фото: Педагогический музей и библиотека им. Я. А. Коменского Фото: Педагогический музей и библиотека им. Я. А. Коменского – Период с 1948 по 1960 год оказался очень «турбулентным», когда три раза в течение 12 лет меняется Закон о школе, дабы перестроить ее по образцу советской. В эти годы, конечно, большую роль играла партийность учителя и идеологическая составляющая учебы. Часть учителей лишились права вести преподавательскую деятельность, появились менее квалифицированные учителя, которым приходилось спешно проходить подготовительный курс, поскольку преподавателей не хватало. Кроме того, доступ к образованию был ограничен по классовому принципу – для детей офицеров Первой республики и дворян. Были закрыты все церковные и частные школы.

– Люди старшего поколения нередко вспоминают, что в школах ЧССР обязательным предметом являлись русский язык и литература, и русский был единственным обязательным иностранным языком, и учить его не хотели. Вероятно, это отсутствие выбора вкупе с идеологической составляющей у многих и вызвало ту неприязнь и отторжение, отголоски, которых нередко можно слышать и сегодня?

Отношение к русскому языку резко поменялось в 1968 году

– В обычной школе первой ступени русский язык действительно являлся обязательным предметом, по которому требовалось сдать выпускной экзамен. Также русский преподавали во всех вузах. Если ученик поступал в гимназию, там появлялся второй иностранный язык, обычно немецкий – это было связано с близостью ГДР, или английский. Разумеется, некоторые учителя преподавали плохо, что могло вызвать определенную неприязнь к русской литературе. Например, Пушкина заставляли читать в оригинале. Отношение к русскому языку резко ухудшилось в 1968 г., после оккупации Чехословакии, как ранее это произошло в отношении немецкого. Здесь действовал механизм отторжения народа, который в тот или иной момент истории политически доминировал...

Школьный класс времен ЧССР, Фото: Катерина АйзпурвитШкольный класс времен ЧССР, Фото: Катерина Айзпурвит – Тем не менее, эти предметы преподавались, по ним сдавали экзамены. Что должен был знать о русской культуре и о Советском Союзе выпускник школы времен ЧССР?

– Достаточно много – например, в программе по географии целый год посвящался изучению географии Советского Союза. На уроках языка дети переписывались со сверстниками в СССР. Проходили основы марксизма-ленинизма, изучали историю России, литературу, так что ученики знали Пушкина, Толстого, Достоевского, Гоголя. В театрах тогда много ставили русских авторов, что также давало представление о классике. Из музыки знали Чайковского, Хачатуряна.

– А что из русской литературы знают сегодняшние чешские школьники?

В Чехословакии никогда не было школьной формы

– Имена, которые можно считать каноническими, конечно, известны. Разумеется, многое зависит от способа преподавания – большая разница, даются эти имена даются, как список в телефонном справочнике, или читают отрывки произведений. Конечно, сейчас куда большее внимание, чем раньше, уделяется англо-саксонской литературе, однако имена великих русских писателей по-прежнему на слуху.

Фото: Педагогический музей и библиотека им. Я. А. КоменскогоФото: Педагогический музей и библиотека им. Я. А. Коменского – В педагогическом музее, где представлена история чешского образования со времен Я. А. Коменского, не выставлено ни одной школьной формы – ни передников, ни гимназических мундиров, ни пиджаков, ни галстуков…

– На территории Чехии никогда не было школьной формы. В годы социализма пытались ввести «костюм пионера», но быстро от этого отказались. Правилом было, что в школу дети должны приходить чисто одетыми, причесанными, умытыми. Правда, в годы социализма запрещали носить джинсы. В 1960-70-е годы от мальчиков требовали коротко стричь волосы, было запрещено носить нательный крест.