Реформы и правозащитники Украины в зоне чешской ответственности

Чехия продолжает свою политику поддержки Украины: помощь гражданским инициативам в оккупированном Крыму, требования в адрес России по освобождению украинских политзаключенных. О чешском вкладе в деятельность правозащитных организаций и проведение реформ в Украине, работе в регионе «Человека в беде» и проблемах пыток и коррупции внутри страны в стенах чешского посольства в Киеве «Радио Прага» рассказала Татьяна Печончик – глава правления Центра информации по правам человека.

Татьяна Печончик, фото: Катерина АйзпурвитТатьяна Печончик, фото: Катерина Айзпурвит – Как это видно из названия, мы занимаемся защитой прав человека, работаем в сфере свободы слова, свободы ассоциаций, защиты гражданских активистов, противодействия пыткам, дискриминации. Кроме того, мы работаем в Крыму, на оккупированной территории, – там находятся наши коллеги, с которыми мы сотрудничаем.

– Мы встречаемся в посольстве Чешской Республики в Киеве. Что вас связывает с Чехией? Как эта страна и Евросоюз в целом участвуют в реформах, которые сейчас идут в Украине?

– С посольством мы соседи – наш офис находится на той же улице. Однако, разумеется, нас связывает не только это. Чехия оказывает большую поддержку гражданскому обществу в Украине, например, помогала нашей работе в Крыму. Евросоюз в целом поддерживает реформы в нашей стране. Мы подписали соглашение об ассоциации с Евросоюзом, по которому принят определенный план действий, в том числе, какие конкретные шаги должна сделать Украина. Для нас важна, прежде всего, наша область – юстиция, права человека, свободы. Мы стремимся, чтобы наше государство становилось более европейским. Важную роль тут играет политическое давление, дипломатическая работа и экономическая поддержка.

– Что конкретно делает для этого Чехия?

– Она помогает многим общественным организациям, которые действуют в Украине. Например, тем, которые занимаются борьбой с коррупцией, осуществляют мониторинг выборов. Наша организация является правозащитной, и чешская сторона оказывает поддержку той работе, которую мы ведем в Крыму. Это выделение грантов, финансовая помощь, направленная на поддержку политических заключенных, мониторинг политически мотивированных процессов. Сейчас очень важно поддерживать крымские гражданские инициативы, поскольку после оккупации полуостров покинули практически все независимые журналисты и правозащитники. Хотя уровень репрессий в Крыму не снижается, там появляются новые ростки гражданских инициатив, такие как «Крымская солидарность», «Гражданские журналисты», «Судебный монитор» и многие другие. Объединяются люди, которые раньше никогда не занимались ни правозащитной, ни общественной деятельностью. Сейчас они солидаризируются, потому что иначе просто не смогут там выжить, и для них очень важна поддержка извне.

Донбасс, фото: UTR News, CC BY 3.0Донбасс, фото: UTR News, CC BY 3.0 – Вы контактируете напрямую с чешскими правозащитными организациями? Центр информации по правам человека осуществляет с ними какие-либо совместные проекты?

– Мы сотрудничаем с организацией People in Need – «Человек в беде». Это одна из самых крупных правозащитных организаций Восточной Европы. Она занимается правозащитной и гуманитарной работой, помогает крымским инициативам, организация активно действовала и на Донбассе. С территории, подконтрольной сепаратистам, их изгнали – сейчас практически не осталось организаций, которым бы разрешалось там работать. «Человек в беде» вел там большую гуманитарную деятельность, помогая людям, которые находятся там в очень тяжелом положении. Сейчас People in Nee продолжает работать на материковой части Украины, поддерживает региональные украинские общественные организации.

– Как чешская помощь связана с реформами, которые проводятся в Украине?

– Сейчас идет процесс децентрализации – большее влияния, ресурсов, возможностей переводится на местный уровень, идет процесс формирования территориальных общин. Повышается активность граждан на низовом уровне – они понимают, что для того чтобы сделать дорогу, починить детский сад в своем поселке или городке, не нужно ждать денег из Киева, поскольку у них есть собственный бюджет. Люди контролируют, на что расходуются эти деньги. Децентрализация Украины – второй после Майдана успешный пример, за который мы можем быть благодарны происходящим в стране изменениям. Так что «Человек в беде» помогает различным организациям на региональном уровне в осуществлении демократических процессов.

Центр информации по правам человека humanrights.org.ua

– Как вам помогает в этом европейский опыт и политическая поддержка со стороны Евросоюза на международном уровне?

– Конечно, это важно, важны антикоррупционные реформы, хотя они идут «с большим скрипом», тяжело продвигается реформа правоохранительной системы, особенно прокуратуры, судебной системы. В этом нам оказывает помощь Европейский союз, Чехия. Для нас очень важна позиция вашей страны по поддержке политзаключенных, крымских татар. На международных площадках Чехия призывает к соблюдению прав человека в Крыму, к освобождению наших политзаключенных. На данный момент 70 украинцев находятся в тюрьмах в оккупированном Крыму и в России по сфабрикованным делам. К ним добавились 24 военнопленных моряка. То есть около ста человек незаконно лишены свободы, и очень важно, чтобы Чехия и другие страны ЕС продолжали свое давление на Российскую Федерацию, чтобы она освободила этих людей, которые находятся за решеткой.

– Вы занимаетесь, в том числе, и защитой прав человека внутри самой Украины. Какие нарушения здесь происходят, и с чем это связано?

Крымские татары, иллюстративное фото: Victoria Kupchinetsky, Wikimedia Commons, Free DomainКрымские татары, иллюстративное фото: Victoria Kupchinetsky, Wikimedia Commons, Free Domain – У нас работает национальный превентивный механизм – гражданские активисты-«мониторы», которые совместно с сотрудниками омбудсмена посещают закрытые учреждения. Например, я являюсь одним из таких «мониторов». В Украине насчитывается около пяти тысяч таких изолированных мест, в которых содержится около миллиона человек – это огромная масса людей. Недавно мы были очередным визитом в одном из отделений киевской полиции. Там мы зафиксировали избиение человека, задержанного по подозрению в совершении преступления. Все это – крайне прискорбные факты. Конечно, в последние годы уровень пыток, жестокого обращения с людьми снизился, однако до конца эту проблему мы еще не преодолели, и нам многое предстоит сделать.

– Вышестоящие чины покрывают своих подчиненных, применяющих пытки?

– Проблема состоит в том, что у нас нет независимого органа, который расследовал бы случаи пыток. Полиция и прокуратура покрывают друг друга. Однако сейчас в ходе реформ у нас создается Государственное бюро расследований – абсолютно независимый орган, который будет расследовать случаи пыток в правоохранительных органах, тюрьмах. Однако Бюро только-только начало работу, лишь в прошлом году назначили его председателя, сейчас формируется его штат, и этот орган еще не заработал в полную силу. Случаи пыток встречаются не только в отделениях полиции, но и в психоневрологических интернатах, психиатрических клиниках и других местах, расследуются недостаточно эффективно. Хотя таких случаев могут быть десятки тысяч, однако в украинских судах в годы выносится лишь пять-шесть судебных приговоров по фактам пыток.