Приезд фольклористов Новикова и Кербелите в Прагу - событие в среде научной общественности

Уже полвека Юрий Новиков и Бронислава Кербелите, в настоящее время профессора Вильнюсского университета, посвятили собиранию и изучению фольклора. Целый ряд архаичных жанров традиционного фольклора, с которыми упомянутым исследователям посчастливилось встретиться лично, сегодня уже не существует, нo благодаря их усилиям запечатлен в многочисленных научных трудах.

В рамках межминистерского договора между Чехией и Литвой Новиков и Кeрбелите в течение двух мартовских недель передавали студентам Карлова университета накопленный опыт, а также представили чешской общественности исключительный почин петербургско-московского издательства «Наука-Классика» - «Свод русского фольклора». Мы беседуем с профессором Юрием Александровичем Новиковым о его первой фольклористической экспедиции.

- Мы поехали в Карелию, Карельскую Республику, это бывшая Алоинская губерния, где в начале второй половины 19-го века нашли былины в живом бытовании. Все были очень поражены, что так близко от Петербурга еще живы эпические песни, думали, что они давно забыты. В 20-е годы прошлого века три года подряд туда по следам собирателей Рыбникова и Гелфердинга отправлялась комплексная экспедиция с участием музыковедов, этнографов и дилектологов из Государственной академии художественных наук. Посетили, в основном, те же деревни, встретились уже с детьми исполнителей тех времен. А еще спустя 30 лет один из участников этой экспедиции, наш учитель и заведующий кафедрой фольклора МГУ Владимир Иванович Чичеров организовал экспедиции по следам Рыбникова, Гелфердинга и знаменитых братьев-фольклористов Соколовых. Мы, таким образом, снимали там уже третий хронологический срез.

- Результаты этих экспедиций легли в основание научного труда?

- Да, легли, но они, к сожалению, до сих пор почти не опубликованы. В Московском университете все сложилось не лучшим образом, так что издательская деятельность оставляла желать лучшего. Вот сейчас начали издавать «Свод русского фольклора», серию «Былины». А так все лежит на кафедре фольклора МГУ. Записи былин оттуда взяли, но это не так много было, ведь в конце 50-х было большой удачей найти человека, помнящего былины хотя бы фрагментарно, который их поет, вот пересказы - это было не редкость.

- Ваша супруга Бронислава Кербелите систематизирует практически все прозаические жанры литовского фольклора, а вы исследуете тему литовских староверов, и давно собираете их фольклор...

- Кроме меня некому его исследовать, некому его готовить к публикации, и я вижу в этом свой долг, чтобы Литве заплатить хотя бы так. Потом очень много работы со «Сводом русского фольклора...

- Мне хотелось вернуться к теме староверов в Литве. В каком масштабе проводилось это исследование, вы ведь многократно совершали экспедиции в места их поселений?

- Вообще-то там побывали почти во всех местах, поговорили почти со всеми во время фольклорной практики, которая была в Университете. 25 с лишним лет каждый год туда ездило от 40 до 60 человек. Это были две-три группы, кто-то работал индивидуально. В Университете находится большой архив, но, увы, записи были непрофессиональными, так как ездили первокурсники. Материал этот во многом случайный, и все это лежит мертвым грузом. Сейчас я пытаюсь выпустить их в свет, сделать трехтомник, «Антологию фольклора старообрядцев Литвы». Последние лет восемь у нас очень активной деятельностью занимается межпредметная Ассоциация исследователей старообрядцев Литвы. Повторно ездим по тем же местам, ищем то, что пропущено нашими предшественниками.

- Что наиболее характерно для старообрядческой традиции в Литве?

- Прежде всего, сохранение наиболее архаичных элементов традиционной культуры, которые иногда забыты даже в самой России, по крайней мере, в большинстве регионов, потому что староверы в Литве оказываются в своеобразной изоляции, в иноязычном окружении - тут и поляки, и литовцы, евреи и татары, и караимы - все здесь есть. Другая вера, другой образ жизни, они оторваны от своих и держатся друг за друга, все обращено в прошлое и в плане религиозном, и в плане фольклора. Поэтому очень много старинных вещей сохраняют, а с другой стороны все очень быстро выветривается - гораздо быстрее, чем в России. Второе, что очень интересно - конфессиональный оттенок на многих жанрах, не на всех, конечно, но, например, в пословицах, в сказках это чувствуется.

- В чем, по вашему мнению, преимущество брака двух фольклористов?

- Преимущества для меня в том, что приходит литовская культура, литовский фольклор - это целый мир, а с русской Бронислава хорошо знакома, но все равно я лучше, надеюсь. Мы друг другу все время помогаем и идеями, и спорами. И очень много параллелей, которые полезны для исследований и помогают разобраться в литовском или русском фольклоре, когда знаешь, существует ли то или иное у литовцев и в какой форме.

Можно сказать, что Новиков продолжает традицию собирания и исполнения былин, уходящую своими корнями в прошлое столетье. Традицию Владимира Григорьева, изучением наследия которого занимается в настоящее время преподаватель Карлова университета, молодой ученый-филолог Илья Лемешкин:

- Впервые известный русский собиратель Григорьев посетил Прагу в начале прошлого века, в 1906 году и прочитал здесь лекцию об истории собирания русских былин. Наверняка здесь Григорьев исполнил некоторые эпические тексты, потому что он активно занимался собиранием эпических песен на Русском Севере, а именно в Архангельской области. Он исследовал пять очагов бытования русского эпоса и на свою пору, видимо, был одним из самых компетентных специалистов в области эпосоведения. Выступление Григорьева в чешско-русском кружке в то время произвело впечатление на чешскую академическую среду. В частности, его лекцией пользовался в своих научных трудах известный чешский эпосовед Ян Махал, то есть виден конкретный след пребывания этого собирателя в Праге. Потом Григорьев эмигрировал в Прагу, где и умер в 1945 г. Здесь же хранится архив этого чрезвычайно интересного и плодотворного собирателя и исследователя русского эпоса. Позже, в 50-е годы прошлого века в Праге побывал Чичеров, который здесь исполнял былины и, опять же, исполнение этих былин оставило след в чешской академической среде.

- Исполнение былин (тексты и записи) использовала профессор Карлова Университета Светла Матхаузерова. Говорят, что исполнение русских былинных песен так или иначе повлияло на научные изыскания известного чешского синтаксиста Адамца. Именно Чичеров является учителем наших сегодняшних гостей Ю.А. Новикова и Б. Кербелите.

- Кербелите и Новикова, наверняка, приняли с большим интересом их коллеги в академических кругах, а как проходили встречи со студентами?