«Капкан на экваторе» – дополнение хроники путешествий Ганзелки и Зикмунда

О героях нашей сегодняшней рубрики «Разговор напрямую» вы, наверняка, были наслышаны уже ранее. Легендарные чешские путешественники Йржи Ганзелка и Мирослав Зикмунд исколесили за рулем «татры» после Второй мировой войны весь мир. Их путевые записки были переведены на многие языки мира, издавались и в СССР миллионными тиражами. Ровно пятьдесят лет минуло с начала их длительного путешествия в Азию и СССР, и лишь ныне в свет вышла книга, дополняющая давнюю хронику.

В 60-ые чехи раскупали – по 120 тысяч в первый день продажи – «Тысячу и две ночи» и «Континент под Гималаями», написанные Ганзелкой и Зикмундом по следам живых впечатлений от путешествия, однако период нормализации обрек некоторые из их текстов на затворничество в ящике письменного стола. В декабре прошлого года благодаря путешественнику Рудольфу Шваржичеку – одна, видать, группа крови с нашими искателями приключений – появилась книга «Kапкан на экваторе – Таинственная Индонезия I».

Об издателе – Шваржичек, к слову, также является владельцем турбюро и объездил Гималаи, Новую Гвинею, почти весь мир, и не только о нем, рассказывает в интервью Радио Прага Мирослав Зикмунд, которому недавно исполнилось 90 лет.

Мирослав Зикмунд (Фото: Вилем Фалтынек)Мирослав Зикмунд (Фото: Вилем Фалтынек) «Он был не просто инициатором этого начинания, а тем, кто дал жизнь книге, добыл это из недр… Шваржичек обожает Индонезию, рыскал в нашем злинском архиве, выяснил, что Ганзелка и Зикмунд написали и не докончили книгу о Суматре, и решил, что доведет это дело до конца. Принес мне рукопись, а я ему говорю: «Что же сегодня с этим всем, 40 лет спустя, делать, Индонезия ведь так изменилась, это будут не записки путешественников, а история». Все же он меня убедил, и это были три года увлекательной работы, трудной работы».

Во время второго путешествия, длившегося пять лет, Ганзелка с Зикмундом в сопровождении врача и автомеханика добрались до Японии, на обратном пути в Прагу посетили Советский Союз. Свидетельством их раздумий о политическом строе и экономике отдельных стран стали «Специальные рапорты». В Чехословакии даже был издан «Спецрапорт из Японии», в котором авторы сравнивали ситуацию в стране Восходящего солнца и в Чехословакии. Проблемы не заставили себя долго ждать, четвертое сообщение, в 1964 году, было о Советском Союзе. Йржи Ганзелки, увы, уже нет среди живых, поэтому мы обратимся к архивной записи 1990 года, в которой он вспоминает:

Йиржи Ганзелка и Мирослав ЗикмундЙиржи Ганзелка и Мирослав Зикмунд "В рапорте шла речь об анализе сути сталинской системы, не имевшей, на наш взгляд, ничего общего с социализмом. Мы сделали попытку анализа становления сталинской системы в различных областях общественной жизни, начиная с экономики и кончая моральным профилем народа. В завершение мы предложили решение, основанное на объективном анализе преимуществ и недостатков обеих систем – системы демократической и диктаторской. Это, видимо, стало последней каплей».

Подобных моментов, вспоминал Ганзелка, было много – на территории СССР во время путешествия напарники по странствиям провели порядка трехсот бесед и пресс-конференций. Это были беседы, где Ганзелка с Зикмундом говорили людям без обиняков то, что, на их взгляд, не могло остаться замалчиваемым. Ведь они исколесили около 80 стран мира, не сравнивать было просто невозможно. Вновь воспоминания Ганзелки о беседах в СССР 60-ых годов.

«Всякий раз в начале это был шок, жесткая оборона со стороны официальных властей и огромный интерес со стороны слушателей, у которых начали быстро развязываться языки и мы узнавали на этих встречах множество фактов. Естественно, что против нас был поставлен советский аппарат, номенклатура, видевшая в этом угрозу для себя. Дошло это далеко, вплоть до той развязки, о которой думаю, не стоит столько говорить. Это нас привело к очень активному участию в подготовке и осуществлении «Пражской весны» и, естественно, мы потом пожинали соответствующие плоды".

Однако вернемся еще в ту пору, пока Брежневу в руки не попал «Специальный рапорт о СССР» чешских публицистов и 1968 год не положил конец путешествиям Ганзелки и Зикмунда. Тогда будущих садовников – занятие сие, к слову, после 1968-го на двадцать лет стало их уделом – мучило сознание того, что память человеческая не всеобъемлюща, и даже самые яркие ощущения быстро улетучиваются.

Мирослав Зикмунд (Фото: Елена Горалкова)Мирослав Зикмунд (Фото: Елена Горалкова) Мирослав Зикмунд:

«Разрыв между происшедшим и временем повествования о нем увеличивался. Мы, к примеру, сидели в Багдаде у пишущей машинки и описывали впечатления о Турции или Ливане. Мы ведь (это было первое наше путешествие) не были репортерами, командированными исключительно для этой цели, а лишь торговыми представителями, продающими автомобили. Мы фотографировали и записывали, чтобы найти подходящего партнера для чехословацкой промышленности. Вот этот промежуток между событиями и их описанием был травматизирующим для нас. Я тоже упоминаю об этом в ответ на вопрос, заданный мне в этой книге Рудольфом Шваржичеком»

В книге «Капкан на экваторе» есть потрясающие фотографии – прямо посередине Суматры, где, кстати, и заканчивается литературное повествование. Люди, ныне путешествующие туда, поражаются.

«Потому как сегодня едут на Суматру, разъезжают там по асфальтовым дорогам и радуются – вот комфорт! Мы были там в 1962 году, период сукарновского социализма – вам это имя уже, наверное, ничего не говорит. Так вот Ахмед Сукарно, властитель 70-миллионного народа… Вот нынешнее поколение уже почти не знает, кто был Гусак или Якеш, это непредставимо».

Мирослав Зикмунд признается, что у него всегда было некое потаенное желание…

«…чтобы такие деятели однажды испарились бы из истории, дожили до исторического небытия – те, кто правил и решал судьбы тысяч людей, а в случае правителя Сукарно - миллионов судеб, все эти Гусаки… Чтобы испарилась память обо всех тех госсекретарях партии, виновных в том, что эмигрировала интеллигенция – до сих пор зияет дыра после их ухода, это невосполнимые потери, тогда как кто вспомнит всю эту череду госсекретарей? В их защиту сегодня даже собака не залает».

В Напрстковом музее Праги и столичном аэропорту Рузыне ныне проходят одноименные выставки - «Капкан на экваторе», посвященные давнему путешествию Ганзелки и Зикмунда по Индонезии, Непалу, Шри-Ланке, Бирме, а также СССР.

 

Рубрика впервые вышла в эфир 3-го июня 2009 г., сегодня вы слышали ее репризу.