Игорь Инов - ревностный служитель мира чешской культуры

Летом нынешнего года мы рассказывали вам о книге под названием «Литературно-театральная, концертная деятельность беженцев-россиян в Чехословакии периода 20-40 гг. 20 века», но остались должниками перед ee автором, не успев рассказать о нем самом.

Игорь Владимирович Инов написал не только упомянутое издание, но и ряд других примечательных трудов, так как уже в юности избрал чешскую культуру как главное поприще своей деятельности, сохранив преданность по отношению к ней на протяжении всей своей жизни. Увы, Инов не дожил до выхода в свет некоторых своих книг. Дело писателя и исследователя продолжает спутница его жизни (вместе они прожили 50 плодотворных лет) Ирина Макаровна Порочкина:

- Вспоминать можно буквально всю жизнь: как проходила молодость, как проходили зрелые годы - самые хорошие и самые сильные, и как проходила работа над книгами. Даже уезжая в другие страны, он порой разыскивал там представителей чешской культуры. Например, во Франции Игорь Инов встречался с Туайен (чешская художница, настоящее имя Мария Черминова, 1902—1980, прим. ред), с Шимой, которые рассказали ему многое о своем творчестве. И многое из этого вошло в его книгу воспоминаний, которую он назвал «Могикане чешской культуры.

- Когда она вышла в свет?

- Она еще не вышла, к сожалению. Это рукопись, насчитывающая свыше 600 страниц интереснейшего текста, но в Чехии пока не нашлось издателя, может быть, она выйдет в издательстве Петербургского университета, но теперь уже мне придется готовить ее специально для университета и не знаю, когда я все это успею, но очень хотелось бы.

- Сейчас вы, насколько я знаю, еще дописываете книгу, которую начали вместе с Игорем Владимировичем, «Масарик и Россия»?

- Да, и ее я, прежде всего, должна закончить. Мне хотелось также рассказать об Игоре Владимировиче как о человеке, который был очень цельным и ярким в своей увлеченности. Он никогда не брал тем, которые могли быть для него проходными и малоинтересными, он должен был полюбить этот материал, а поскольку чешские язык, культура и литература стали для него любимыми, он и посвящал все свои труды - а их у него было очень много, как видно из библиографии - именно этому.

- Игорь Инов также очень много переводил: без его переводов нельзя представить себе современный русский контекст чешской литературы 20 и 19 вв. Он был блестящим переводчиком прозы и поэзии, драматургии.

- Да, почти во всех изданиях, которые у нас выходили после войны, есть его переводы. Он написал также много своих стихов, которые не всегда устраивали тоталитарных редакторов, работавших в такое сложное время, какое нам выпало, поэтому у него не очень много стихотворных сборников, но все они отражают его душу.

- Мне бы хотелось вернуться к личности Масарика, которому Игорь Владимирович решил посвятить книгу. Кроме письменного памятника первому президенту Чехословакии, Игорь Инов совместно с вами стал инициатором идеи возведения памятника Масарику в Петербурге...

Памятник Масарику в Петербурге (Фото: ЧТК)Памятник Масарику в Петербурге (Фото: ЧТК) - Да, года четыре тому назад мы с Игорем Владимировичем начали воплощать в жизнь идею увековечивания памяти Масарику в Санкт-Петербурге: он несколько раз бывал в нашем городе до революции и приехал туда в последний раз в 1917 году, провел здесь несколько месяцев. Это было очень важное и ответственное время в его судьбе и в судьбе его страны, потому что именно на территории России создавалась армия его будущей страны - так называемые легионы. Он как раз очень много занимался тем, что печатал статьи в русских газетах, доказывая необходимость отторжения от Австро-Венгрии и необходимость создания независимого чешского и словацкого государства, что и было позднее, в 1918 году, осуществлено - прежде всего, благодаря усилиям Т. Г. Масарика и его сподвижников. Кроме того, он был избран почетным профессором Петербургского, или, как тогда его называли, Петроградского Университета. Среди его друзей и коллег было очень много профессоров этого университета, с которыми они переписывались и обменивались трудами - Масарик был очень известным у нас ученым и политиком. И память о нем должна была быть увековечена в нашем городе. Сначала мы предлагали повесить мемориальную доску на доме, где он жил в 1917 году, но администрация города отвергла это предложение. Затем возникла идея установить памятную доску на территории Петербургского университета. Она, хотя и с трудом, но была принята городскими властями. После этого при поддержке многих культурных институций Петербурга - Института русской литературы, Института истории академии наук, Российской национальной библиотеки, нашего университета - нас с самого начала поддерживала авторитетная профессор Вербицкая и общество братьев Чапеков - удалось достичь цели. Когда памятник Масарику был открыт, а это, к сожалению произошло уже после смерти Игоря Владимировича, университетский журнал написал, что именно Игорь Владимирович и его супруга отдали несколько лет своей жизни тому, чтобы этот памятник стоял, без их усилий идея не могла бы осуществиться. Это - первый памятник Томашу Гарику Масарику в России и думаю, что надолго единственный, потому что именно с Петербургом его связывали узы научные и политические.

- На презентации издания «Литературно-театральная, концертная деятельность беженцев-россиян в Чехословакии» упоминалась также книга о чехах в России. Могли бы вы представить ее нашим слушателям?

- До того как Игорь Владимирович тяжело заболел, мы с ним окончили книгу, посвященную 300-летию Петербурга, которое исполнялось в 2003 году. Она называется «Чехи в Санкт-Петербурге». Это монография (она уже вышла в свет) о связях, которыми отмечена наша история с момента возникновения нашего города, о той огромной армии чешских музыкантов, исполнителей и дирижеров, об ученых, архитекторах, инженерах, художниках и театральных деятелях. Эта книга - первая ласточка, дальше, думаю, материал будет пополняться, расширяться. Главное, что она возникла, и в таком виде, как она сейчас есть, она по-своему очень интересна. И здесь, в Праге, меня уже спрашивали, каким образом ее можно получить.

- Существует ли такая возможность?

- Может быть, и есть, потому что у нас тираж еще не распродан. Возможно, что часть тиража можно было бы переправить сюда, в Прагу, чтобы люди могли эту книгу купить или получить каким-то образом и прочитать ее. Там очень много интересных фактов, о которых здесь, в Чехии, как правило, не известно, потому что те чехи - умельцы или как-то иначе одаренные люди - приезжали в Россию совсем молодыми, и только там раскрывался их талант. Поэтому, если они прожили там всю свою жизнь, некоторые факты и имена уже не известны их чешским соотечественникам, и эта книга их возрождает в глазах потомков, - говорит Ирина Макаровна Порочкина.