Генконсул Чехии: «В России знают Прагу, Карловы Вары и Вацлава Гавела»

02-11-2019

Генеральный консул Чехии Карел Кюнл хорошо знаком не только Санкт-Петербургу, но и всему Северо-Западу России. За четыре с лишним года работы чешский дипломат успел побывать во многих городах региона – от Калининграда до Нарьян-Мара, посещал Сандармох, где в годы Большого террора были расстреляны и чехи. Свой пост дипломат покидает, когда исполнилась его давняя мечта – для въезда в Петербург введен облегченный визовый режим.

Генеральный консул Чешской Республики в Санкт-Петербурге Карел Кюнл, фото: Катерина АйзпурвитГенеральный консул Чешской Республики в Санкт-Петербурге Карел Кюнл, фото: Катерина Айзпурвит Новичком в политике Карела Кюнла назвать сложно – он занимал должности министра обороны и министра промышленности, служил послом Чешской Республики в Хорватии, Великобритании и Ирландии, был депутатом парламента.

Однако на берега Невы Карел Кюнл впервые попал, только возглавив чешское консульство в Северной столице. В конце 2019 года срок его службы подходит к концу. На приеме, которое дипломатическое представительство давало в одном из отелей Петербурга в честь 101-й годовщины образования Чехословакии, можно было встретить не только иностранных дипломатов и петербуржцев, но и бизнесменов и сотрудников администраций других городов, которые приехали, чтобы проститься с чешским консулом, возвращающимся на родину. С Radio Prague International Карел Кюнл поделился своими воспоминаниями и впечатлениями от работы в России.

Я ожидал увидеть полусоветский город, а Петербург оказался совершенно европейским

Санкт-Петербург, фото: Daria Nepriakhina, PixabayСанкт-Петербург, фото: Daria Nepriakhina, Pixabay – В Петербург вы впервые попали в 2015 году. Как менялось ваше отношение к этому городу?

– Мое отношение изменилось в самом начале. Пожалуй, я представлял себе нечто полусоветское, а нашел здесь совершенно европейский город, где все работает – услуги, банки, транспорт, магазины. Конечно, для этого нужны деньги, но здесь все действует так же, как везде в Европе, а, возможно, даже лучше, потому что это – огромный город с концентрированным рынком, где все открыто не только днем, но и вечером и ночью, чего нет в других странах.

– Да, в Праге такого нет… Вы будете скучать по Петербургу?

– Жизнь дипломата этого не позволяет, но я должен признаться, что в Петербурге мне очень понравилось, причем не только в самом городе, но и в других регионах Северо-Запада. Я очень многому научился, и по этим новым знаниям буду скучать, потому что понял, что, по сути, еще ничего не изучил...

Марсово поле, фото: Andrew Shiva, CC BY-SA 4.0Марсово поле, фото: Andrew Shiva, CC BY-SA 4.0 – У вас в Петербурге есть любимое место?

– Марсово поле. Это открытое пространство, где не очень много деревьев, а летом можно посидеть на газоне. Кончено, и рядом – множество красот, прежде всего, Летний сад, созданный во французском духе, но именно на Марсовом поле я чувствую себя лучше всего.

– Недавно вы побывали в таком печальном месте как урочище Сандармох в Карелии, где в годы Большого террора были расстреляны тысячи невинных людей. Известно, что там погибло и несколько чехов. Вы тогда упомянули, что вместо простой таблички, на которой перечислены семь чешских фамилий, может появиться – пусть небольшой, но памятник. В какой стадии находится сейчас этот проект?

Мы обязаны помнить о сталинских репрессиях

– К сожалению, это еще не проект, а пока лишь моя идея, которую я буду обсуждать уже в Праге. Разумеется, все не так просто, и собрать деньги – не самая большая проблема, сложнее получить технические разрешения. Однако я думаю, что мы обязаны помнить об этих событиях, а это – не только Сандармох, но и, например, Левашово под Петербургом, где расстреляли еще больше людей. Я не знаю, есть ли среди них чехи, – они жили по большей части в других частях СССР и Российской империи, но я причисляю себя к тем, кто считает, что об этом забывать нельзя.

Карел Кюнл на месте массовых расстрелов в Сандармохе, фото: Ивана Миленковичова, ЧРоКарел Кюнл на месте массовых расстрелов в Сандармохе, фото: Ивана Миленковичова, ЧРо – В Чехии и в России большой резонанс вызвал возможный перенос памятника маршалу Ивану Коневу в Праге, вылившийся в дипломатический скандал. Тогда ожидалась ответная реакция со стороны России, которая, как утверждали, могла отразиться на судьбе памятников чехословацким легионерам на территории России. Затронул вас как-то этот конфликт?

– Нет, я этого не почувствовал, потому что здесь нет памятников легионерам. Кроме того, Генеральное консульство, в отличие от посольства в Москве, не занимается политикой. Однако с этой проблемой я столкнулся еще два-три года назад, когда эта дипломатическая напряженность еще не возникла, но о проблеме уже знали, прежде всего в Вологодской области. Там родился маршал Конев, чем его земляки очень гордятся, и они были уверены, что все вопросы успешно разрешатся.

– Мы пока не знаем, останется ли памятник на пражской площади или будет перенесен в другое место.

– Это будет решать Прага, ее шестой район, однако, какое бы решение ни было принято, я уверен, что задача дипломатии – работать над тем, чтобы оно не отразилось на отношениях между людьми, организациями и, по возможности, между государствами.

– На каком уровне вы оставляете отношения между Северо-Западом России и Чехией?

– Это постоянная работа, которую я продолжил делать вслед за своими предшественниками, и которую продолжит тот, кто займет мое место. Когда я приехал, наступил экономический кризис, экономические отношения ослабевали.

– Это был, прежде всего, политический кризис.

Консульство Чешской Республики в Санкт-Петербурге, Фото: Катерина АйзпурвитКонсульство Чешской Республики в Санкт-Петербурге, Фото: Катерина Айзпурвит – Политический кризис в регионах не слишком ощущался – в большей степени он был экономическим, снижалось число российских туристов в Чехии, падала торговля между нашими странами. Однако в 2016-м и к середине 2017 года торговля снова выросла, равно как и численность туристов в обоих направлениях. Я полагаю, что сейчас мы уже вышли на уровень 2013 года, и, конечно, задача Генконсульства – в том, чтобы в Чехию приезжало еще больше российских туристов и больше чехов – в Петербург.

– Вы всегда сетовали на то, что слишком мало чехов приезжает сюда, чтобы увидеть Эрмитаж, Петергоф. Сейчас произошло по-своему знаменательное событие – возможно, и ваш голос был услышан – Петербург ввел электронные визы. Такую визу можно получить бесплатно на восемь дней, заполнив анкету в интернете.

– Жаль, что до конца сентября мы получали очень мало официальной информации об этом нововведении. Сейчас электронные визы уже успешно работают. Это замечательное решение Российской Федерации, утвержденное указом президента. Я надеюсь, что через год или два такая система начнет действовать для всей России, что было бы очень полезно для туризма, бизнеса, культуры, гуманитарных проектов.

«Зимник» в Нарьян-Маре – иной мир для европейца

– В Петербург приехало немало представителей других городов, чтобы вероятно, не только отметить чешский государственный праздник, но и попрощаться с вами?

– Да, и мне это очень приятно. Я надеюсь, что моя работа с регионами принесла результаты. Своему преемнику я также советую не ограничиваться одним Петербургом, хотя в некоторые попасть непросто, пусть, глядя на карту России, кажется, что это близко. Когда я добирался в Нарьян-Мар, то сначала полтора-два часа летел в Сыктывкар, потом еще столько же до Нарьян-Мара. Туда не ведет железная дорога, и добраться можно только на самолете или корабле. А зимой там строят дорогу из снега и льда – «зимник», и все везут по ней автотранспортом. Для европейца это – просто другой мир.

Самым ярким впечатлением стал ЧМ по футболу

– Какое впечатление за годы службы здесь стало для вас самым ярким?

– Думаю, это был чемпионат мира по футболу. Не только потому, что я болельщик и побывал на нескольких матчах в Петербурге, – меня поразила организация, обеспечение безопасности, транспорта. Конечно, это потребовало очень больших денег, но это получилось. Думаю, такое событие принесло пользу и России, потому что многие европейцы раньше не бывали в этой стране, сохраняли в отношении нее какие-то старые предрассудки и были удивлены, особенно попав в Москву и Петербург. Россия интересна еще и тем, что здесь существует большая разница между центральными городами и провинцией. В Европе, в Чехии мы к такому не привыкли — когда у нас человек живет даже в самой маленькой деревне, то, сев в автомобиль, через 20–30 километров он может попасть в супермаркет. Россия — просто другая, в чем-то похожа на Европу, но в чем-то отличается, прежде всего, своей территорией.

Карел Кюнл, Фото: Катерина АйзпурвиКарел Кюнл, Фото: Катерина Айзпурви – Как в Генеральном консульстве в Петербурге будет отмечаться 30-летие «бархатной» революции в Чехословакии?

– Мне очень нравится название «бархатная» – оно показывает, что все происходило без насилия. Эту годовщину мы будем отмечать вместе с нашими словацкими коллегами, организуем встречу в консульстве. В музее политической истории будет открыта выставка инсталляций, текстов и плакатов о Вацлаве Гавеле. В России история 1989 года мало известна, но Вацлава Гавела помнят. Если спросить: «Что вы знаете о Чехии?», то назовут Прагу, Карловы Вары, кто-то еще Чешский Крумлов, но Вацлава Гавела знают. Некоторые мужчины, конечно, не забывают и имена знаменитых чешских спортсменов — хоккеиста Яромира Ягра и футболиста Павла Недведа.

– К Рождеству вы уже покинете Россию?

– Да, на Рождество я уже буду в Праге.

02-11-2019