Франц Кафка в веселых картинках

14-01-2019

«До Кафки люди "превращались", скорее, в соляной столб или в жабу, а не в жука». Это – один из так называемых "кафкоризмов" чешского графика, иллюстратора и карикатуриста Иржи Сливы. Вы взбодритесь, пригубив этот насыщенный напиток из "сливовой" чашки, над которой клубится неповторимый аромат, – недаром выставка работ известного автора, открывшаяся в галерее Роберта Гуттманна, называется «Моя чашка Кафки». По пути в галерею вам встретится бронзовый Кафка, сидящий на плечах бестелесного невидимки, размер которого выдает разве что сиротливо висящий в воздухе костюм – памятник Ярослава Роны рядом с Испанской синагогой.

Иржи Слива и Лорета Вашкова, фото: Ондржей ТомшуИржи Слива и Лорета Вашкова, фото: Ондржей Томшу Раз существуют афоризмы, почему бы не быть и "кафкоризмам" – изречениям, так или иначе связанным с Кафкой, рассудил Слива, иллюстратор целого ряда произведений писателя, а также рисунков, офортов и литографий, главным героем которых стал автор «Превращения» и «Процесса». «Кафкоризмы» вошли в чешскую книгу этого самобытного чешского автора Můj šálek Kafky с параллельным переводом на английский и немецкий языки. Впрочем, далеко не одним Кафкой жив Иржи Слива, больше известный как автор юмористических рисунков и иллюстратор более 180 книг.

От Кафки до Эйнштейна

Фото: Ондржей ТомшуФото: Ондржей Томшу

Фото: Ондржей ТомшуФото: Ондржей Томшу – Несмотря на то что эта выставка называется Můj šálek Kafky («Моя чашка Кафки», в оригинале это игра слов – ред.) и возникла она на основе моей одноименной книжки – сюда вошли иллюстрации, отдельные графические изображения и рисунки на тему Кафки и его рассказов, в экспозиции представлены и другие работы. Они касаются живших или родившихся на нашей территории знаменитых людей, таких как ученый еврейского происхождения Зигмунд Фрейд или композитор Густав Малер (он родился в небольшом богемском поселке Калиште – сейчас это край Высочина – прим. ред.), а также Альберт Эйнштейн, который некоторое время жил в Праге, и другие. Здесь можно увидеть иллюстрации к рассказам Кафки, которые вышли в издательстве Ф. Кафки (составная часть пражского центра им. Ф. Кафки), и к «Превращению», цветные литографии, офорты и другие работы, выполненные в разных техниках. В несколько видоизмененном виде эти работы уже экспонировались на ряде выставок, посвященных именно Кафке, начиная с города Кутна Гора и продолжая Буэнос-Айресом, Карловыми Варами, недействующей синагогой в Стамбуле, что было для меня абсолютно фантастическим событием, и, например, в Ханое. Представьте себе, что в Ханое разразился большой "кафковский" бум, в связи с чем там даже хотят издать книгу «Моя чашка Кафки»,

рассказал И. Слива «Радио Прага».

K слову, в Стамбуле Кафке бывать не приходилось, однако в письме отцу он упоминает о Царьграде.

Новейшая «Похвала глупости»

Фото: Ондржей ТомшуФото: Ондржей Томшу Многие из рисунков Сливы действуют вроде антидепрессанта, как музыка Моцарта или, например, настоянные на джазе мелодии – о вкусах не спорят. А в некоторых можно найти убежище от тягостных мыслей: листая эти юмористические этюды, повторяя их в памяти и заражаясь их тональностью, джазовой непредсказуемостью – не случайно их автору так близок джаз – вы, вполне возможно, начнете видеть окружающий мир в другом измерении – несомненно, более улыбчивом и гуманном. Об этой особенности его творчества упоминает также историк искусства и литератор Йозеф Кроутвор.

«Юмор Сливы иррациональный, но не мистический. Он хорошо нам понятен. Это юмор гуманный и гуманистический одновременно, новейшая «Похвала глупости». Можно также сказать, что Слива воспринимает вещи дословно, чтобы доказать их относительность и бессмысленность».

«До Кафки люди "превращались", скорее, в соляной столб или в жабу, а не в жука»

В послужном списке этого уроженца Пльзеня числится уже пятнадцать авторских книг «рисованного юмора», причем многие из них выходили за рубежом. Они посвящены джазу, цирку, любви, вину. Нередко это картинки-ребусы, графика на тему библейских мотивов. Выставки его произведений с успехом прошли во многих странах мира. Слива иллюстрировал более 180 книг, включая книги чешско-израильской писательницы и переводчицы Рут Бонди, посвященные языку и традициям чешских евреев. Бонди перевела на иврит с чешского языка свыше сорока книг, в том числе «Похождения бравого солдата Швейка» Гашека.

«Мне нравились сумасшедшинки…»

Фото: Ондржей ТомшуФото: Ондржей Томшу Карикатуры Сливы публиковались в отечественной и зарубежной прессе, в том числе в New York Times, Wall Street Journal, Los Angeles Times, Le Monde Diplomatique. С 1998 г. он является карикатуристом еженедельника Euro. Талант рисовальщика он унаследовал, скорее всего, от отца, который был, по его словам, «художником по воскресеньям» и дополнял своими рисунками фотоальбомы.

– Со своих 12-13 лет я вел читательский дневник, который сам и иллюстрировал, o таких приключенческих романах как книги Карла Мая и других. Я писал и тексты к песням, потому что меня увлекала музыка. Началась эра театра «Семафор», и я переписывал эти песенки в свою тетрадь, снабжая их опять же своими картинками и заголовком. В 1960-e я стал ударником в группе The Spiders, которую мы основали с друзьями в Пльзене, но с изобразительным искусством это не имело ничего общего. Потом мне стали приходить в голову разные юмористические картинки. В то время меня скорее привлекал сюрреализм и дада, абсурдный юмор. Я и не предполагал, что буду рисовать в еженедельники в колонки привычного, скажем, юмора, мне тогда нравились такие сумасшедшинки. Сейчас сюрреализм меня уже не слишком увлекает и представляется мне неким переизбытком дадаизма.

Калории «сливок» Сливы

Фото: Ондржей ТомшуФото: Ондржей Томшу – И именно это нашло отражение в комичных ситуациях, появившихся в Ваших картинках?

– Да, да, но, в моем восприятии, в творчестве Рене Магритта тоже частично присутствует юмористическая направленность, и вообще в бельгийской сюрреалистической школе есть несколько авторов, которые нам очень близки своей юмористической интонацией. Это носилось в воздухе в то время, когда я начинал, и настолько мне нравилось, что я ухватился за эту нить. Потом я стал ударником в группе Яна Воднянского и Петра Скоумала в пражском «Драматическом клубе» (Činoherní klub). Так как Воднянский является преимущественно автором юмористических и абсурдных стихов, а я тоже сочинял абсурдные тексты, которые ему осмелился показать, он посоветовал мне зайти в редакцию ежедневника Mladá fronta DNES. Его редактор оказалась добрейшим человеком и предложила мне объединить текст и иллюстрации: «Давайте мы сделаем для вас специальную рубрику Slivky Jiřiho Slívy («Сливки Иржи Сливы»), и вы будете приносить четыре стишка и одну иллюстрацию».

Превращение в карикатуриста

Фото: Ондржей ТомшуФото: Ондржей Томшу «Сливки Иржи Сливы» начали выходить еженедельно по субботам, oднако эта востребованная рубрика просуществовала лишь около трех месяцев. Ответственного за нее редактора отстранили от работы в Mladá fronta DNES.

– Редактора в итоге отправили на расфасовку товаров и исключили из партии. Дело происходило в 1972-1973 гг., когда кадровые чистки коснулись низшего звена, отчего пострадала и бедная эта пани редактор. По стечению обстоятельств, ее место занял новый редактор, Иржи Кржижан – да, тот, который потом стал прославленным другом Гавела. Он сказал: «Сегодняшнее время не будет благоволить таким абсурдным стихам, но рисунки свои можете приносить и дальше». Так я, собственно говоря, и стал карикатуристом, хотя и не планировал этого.

40 лет – на свободе

Фото: Ондржей ТомшуФото: Ондржей Томшу Уроженец Пльзеня закончил в 1971 году Пражский экономический университет. С 1979 года начал зарабатывать на жизнь практически лишь рисованием. Позже освоил и технику литографии, a с 1994 года также под руководством И. Андерле техники офорта и живописи.

– Меня приняли на работу в качестве сотрудника Института философии и социологии при Чехословацкой академии наук, в отдел прогностики и методологии прогнозирования. Однако в то время было бы наивным думать, что можно будет публиковать иной прогноз, нежели тот, который вам спускают «сверху», не так ли? И вот 1 июля этого года исполнится ровно сорок лет с того дня как я стал свободным художником и сбежал из Академии наук.

Однако и занятий музыкой Иржи Слива, который в молодости увлекся биг-битом, не оставил. С молодости ему был близок театр малых форм, в Праге он ходил в упомянутый «Семафор», «Виолу», а также в Jazz Club «Редуту», который входит в десятку лучших и самых старых джазовых клубов Европы. В 1973 г. удостоился за свое песенное творчество награды объединения бардов Šafrán. Иржи Слива по-прежнему является членом «Графичанки», которая была основана более 45 лет назад.

Фото: Ондржей ТомшуФото: Ондржей Томшу – Меня приняли в группу «Графичанка» под руководством Владимира Суханека в качестве гитариста. В состав ансамбля входили художники-графики. Мы делали джаз, предназначенный для исполнения в кафе, а также выступали на вернисажах и на подобных мероприятиях. Группа все еще существует, однако наш бас-гитарист, как и гармонист, уже умерли, а ударник на репетиции не приходит, так что осталось нас, в сущности, лишь двое,

– поясняет с добродушной извинительной улыбкой Иржи Слива.

Помимо этого, он пишет и стихи для детей. Иллюстрировал ряд произведений Франца Кафки, которые впервые читал в 18-летнем возрасте. К книгам этого писателя, зарабатывшего на жизнь страховым агентом, иллюстратор возвращается вновь и вновь. Что он открыл для себя в Кафке в последние десятилетия?

Фото: Ондржей ТомшуФото: Ондржей Томшу – Перечитывая Кафку каждые десять лет, вы постоянно открывается для себя новое в нем. По мере своего созревания вы обнаруживаете в нем все новые и новые грани, поэтому всем это рекомендую … Что я открыл для себя? В предисловии к «Превращению», которое я иллюстрировал, я написал, что чувствую в этом произведении изрядную долю особенного юмора, то есть не в духе funny ha-ha, a в стиле fanny peculiar. Меня даже пригласили в университетский город Беер-Шева в пустыне Негев, где проходил двухдневный симпозиум на тему творчества Кафки. Я выступил там, показав также свои иллюстрации к произведениям Кафки, и рассказал, каким мне видятся некоторые его рассказы, и юмор в них. Поначалу у ученых вытянулись физиономии, но когда я сказал, что это особенный странный юмор, они согласно закивали.

– Кафка и кафковские ситуации созвучны со словом "кофе", и отсюда игра слов в названии выставки «Моя чашка Кафки». Вы посвятили несколько книг своего рисованного юмора теме кофе и несуществующих кафе, культуре и ритуалу кофепития, а одна из таких книг – Cafe Fetish, дитя случайности, даже была издана в 2001 году в США и в чешской версии не появилась, однако позже вышла еще в немецкой.

– Да, это была невообразимая случайность. По случаю моего 50-летия мне устроили выставку в одной пражской галерее, которой сегодня уже не существует. Мне позвонили из галереи, сказав, что меня разыскивает один американский редактор, который оставил свой номер телефона - якобы ему так понравились мои работы, что он хотел бы издать книгу с моими рисунками. Я думал, что мои друзья меня попросту разыгрывают, однако это оказалось правдой. Мы встретились с американским издателем на книжной ярмарке во Франкфурте и оттуда вместе приехали в Прагу. В течение двух дней обо всем условились, я сделал еще десять или двадцать работ на тему кофе, и книга вышла в США.

Открывшаяся в галерее Р. Гуттманна выставка приурочена к 71-летию художника и продлится до 27 января. Ее посетило уже свыше 50 тысяч человек.

14-01-2019

Выбираем лучший хит Карела Готта (Далее об этом)