Эва Кантуркова: Мы оцениваем произведения, а не обстоятельства жизни писателя

Сегодня мы, как и обещали, продолжим разговор о литературных премиях, учрежденных Академией чешской литературы, а нашей проводницей в этой теме стала один из секретарей Хартии 77, замечательный прозаик и президент данной Академии Эва Кантуркова.

Эва Кантуркова (Фото: ЧТК)Эва Кантуркова (Фото: ЧТК) - Премии вашей академии сравнительно молодые. Какими критериями члены Академии руководствуются при выборе потенциальных кандидатов, и сколько человек было удостоено престижной премии им. Ладислава Фукса за вклад в развитие чешской литературы?

«Пока лауреатами этой премии стали Александр Климент, в прошлом году Милан Кундера, и вот в нынешнем году - я. Конечно же, я очень рада, но одновременно несколько смущена этим обстоятельством. А вот премия Бoжены Немцовой вручается за исключительный литературный почин последнего года или нескольких последних лет. Академия чешской литературы здесь придерживается такого принципа – из выбора автоматически исключаются коммерческие издания или издания, которые находятся на гребне современности, однако не более того».

- Однако, это, наверняка, не единственный критерий…

«Мы стремимся найти авторов, которые являются в чем-либо исключительными, при этом не имея особых шансов на завоевание главных литературных премий, существующих в Чехии».

Роман Эреш (Фото: ЧТК)Роман Эреш (Фото: ЧТК) - Особых шансов, не окажись в вашем поле зрения, не имел бы и писатель цыганского происхождения Роман Эреш и, думаю, что не в силу своей национальности, а просто потому, что ему была нужна помощь редактора.

«Для нас не имеет значения то, что Роман Эреш является цыганом, или, скажем так, это не является решающим. Нам было все равно, какой национальности автор. Ему сейчас 44 года, это рабочий, который окончил среднюю школу и сейчас он учится заочно в Карловом университете на историческом факультете, а в свободное время еще музицирует по пивным. Это редкий и интересный человек, а его роман исключителен».

- Роман Эреш рассказывал, что так долго посылал рукопись романа «Цадик» во все издательства, и все без исключения ее отвергли, пока она не пристала на конкурсе, объявленном объединением писателей.

«Да, а на нас этот роман произвел огромное впечатление. Конечно, его тогда еще предстояло отредактировать, но книга стоила того. Стоила быть отмеченной и того, чтобы господин Эреш ныне мог блеснуть».

- Члены Академии чешской литературы выдвинули кандидатов на присвоение премий, однако их имена, кроме победителя, остались для всех нас тайными. Вы не имеете права их обнародовать, но, может быть, можно узнать хотя бы число потенциальных соперников нынешних кандидатов?

«В категории "поэзия" было номинировано шесть авторов, а в категории "за жизненный вклад в развитие чешской литературы", наверное, четверо, а что касается дебюта, только один Эреш. Я с самого начала знала о романе «Цадик», о чем и сообщила академии, мы нашли подходящего издателя и редактора, чтобы книга получилась качественной».

Яромир Ногавица (Фото: ЧТК)Яромир Ногавица (Фото: ЧТК) Лауреатом премии имени Божены Немцовой в нынешнем году стал один самых любимых в стране бардов еще со времен социалистической Чехословакии Яромир Ногавица. Академия отметила высокий поэтический уровень его альбомов Prazska palena и Ikarus. В прошлом году из архива чехословацкой тайной полиции на барда всплыл компромат. Ногавица, как следует из данных материалов, с 1986 г. начал сотрудничать с StB (аналог КГБ), и продолжалось это вплоть до 1989 года. Барда в 89-ом отправили в Австрию в командировку с заданием завязать контакты с коллегой Карлом Крылом и писателем Павлом Когоутом. И он действительно с ними встретился и отрапортовал STB. Многие соотечественники, узнав об этом, негодовали, другие же призывали не поминать лихом прошлого. Страсти недавно улеглись, и вот в пятницу стало известно, что премия вручена Ногавице. - Не думаете ли вы, что общественность может воспринять это как заступничество писательского цеха за барда?

«Мы не руководствовались такими соображениями, скорее, наоборот. И эта афера не стала импульсом для его выдвижения в кандидаты. Я сама первой предложила, чтобы Яромир был в списке кандидатов на соискание премии Немцовой. Думаю, что он никому так не повредил этим рапортом из Вены, как сам себе. Причем в этом рапорте он сообщал такие банальные вещи, что лично мне, а я побывала в тюрьме и на допросах, это смешно. Мне кажется, кто-то просто стремился создать скандал из мыльного пузыря. Вот еще самое главное: я и мои дети помнят Ногавицу с 1970-80 гг.. как глашатая свободы. Тем, как он проявлял себя на концертах и в обществе, он никоим образом не напоминал тот тип человека, который сотрудничает с тайной полицией или коммунистическим режимом, скорее наоборот».

- Символично, что писатель Ладислав Фукс, именем которого названа одна из премий, также был фигурой неоднозначной …

«Да, а мы именно его выбрали в качестве человека, достойного дать свое имя литературной премии. Мы, таким образом, подчеркиваем, что оцениваем произведения, а ни в коем случае не обстоятельства жизни писателя. Человек может попасть в сложные жизненные обстоятельства, и не по своей вине. И почему потом за все расплачиваться таким качественным книгам, которыми, к примеру, являются издания Л. Фукса? И этим подходом академия отличается от других институций. Конечно, мы ожидаем, что это может вызвать меньший или больший скандал. Но, несмотря на скандалы, мы в этом уверены – вопреки сиюминутным настроениям в обществе»,

- убеждена президент Академии чешской литературы Эва Кантуркова, которая, напомним, была награждена в нынешнем году престижной премией Ладислава Фукса, однако беседе о своем вкладе в литературу предпочла разговор о собратьях по перу.