Дом кино, который построен в Праге

27-03-2017

Уже три года в Праге работает DOMKINO.cz – творческая мастерская для русскоговорящих режиссеров и продюсеров со всего света. Начинающие свой творческий путь кинематографисты учатся здесь азам киноязыка, обсуждают свои проекты с теоретиками и практиками кино, а на практических занятиях совершенствуют навыки творческого письма, осмысленной съемки, общения c актерами, продюсерами и собственными идеями. Автором проекта киношколы, где режиссерам помогают «превращать идею в настоящую режиссерскую заявку», является Татьяна Деткина– ученица Алексея Герамна и Светланы Кармалиты, режиссер и сценарист, обладатель гран-при фестиваля «Третья реальность». Татьяна Деткина – гость студии «Радио Прага».

Фото: архив DomkinoФото: архив Domkino «Я переехала в Чешскую Республику в надежде уговорить себя не заниматься кино, однако мне это не удалось. Сначала как продюсер я сделала документальный фильм, а потом решила организовать киношколу. Но школа – это то, где учат, а мне хотелось сделать мастерскую, лабораторию, то, чего не хватало мне самой, для экономических переселенцев, мигрантов из русскоязычного пространства. Это взрослые люди, которым приходится работать, и это никоим образом не курсы, кружок по интересам, а именно мастерская. Если ты туда пришел – так стругай свою палочку, ваяй свой горшочек, зная, что он пойдет на продажу и будет тебя в дальнейшем кормить.

Эти люди делают свои кинопроекты «с нуля». Они приносят с собой свою смутную идею, которая, возможно у них есть, а возможно им это только кажется. Бывает и так, что у них есть классная идея, но они ее, например, стесняются, не знают, как подступиться. Конечно, это люди, у которых есть какие-то проблемы – отсутствие владения языком, экономические затруднения… Проблемы – это язык, на котором с нами разговаривает жизнь, и другого языка она не знает.

На международном кинорынки такие люди не слишком приветствуются, но если они собираются вместе, это уже нечто иное. Ведь когда есть десять человек – это уже съемочная группа, и, таким образом, основные проблемы режиссера или продюсера решены, то есть вместе можно сделать гораздо больше, чем в одиночку.

Мы доводим проект до стадии, чтобы у режиссера появился продюсер, и если такое случается, то считаем это большим успехом».

Большинство людей не знают, какие у них на самом деле фильмы, – документальные или игровые

Татьяна Деткина, Фото: архив DomkinoТатьяна Деткина, Фото: архив Domkino – У вас есть и документальные, и игровые проекты?

«Первым нашим проектом был документальный фильм, который молодой человек представил как игровой, но поскольку он никогда ничего не снимал, чешский продюсер предложил ему сначала сделать документальный фильм. Он просто не услышал, что судьба постучалась в двери. Эта картина о том, как человек был востребованным профи в одной системе, которая – в данном случае СССР – распалась, и привыкший быть верным слугой и солдатом остался не у дел. А он настолько верный, что все равно ходит на свою службу – ведь в театре именно «служат». Вот такая история.

Мне понравился проект фильма о том, как молодой человек в первый раз принял участие в массовой драке. Еще был проект девушки о сестре. Отношения жертвы и насильника мы обычно рассказываем с точки зрения жертвы, а у нее рассказ идет со стороны тиранической сестры. У нее получилась необычная главная героиня, и очень хорошо и подробно показаны эти семейные отношения – конфликт с традиционными ценностями и эта странная героиня.

Фото: архив DomkinoФото: архив Domkino Или проект молодого человека из Праги, с молдавским гражданством, но окончивший здесь школу. Его работа «Тридцать три фильма – и хватит» нашла украинского продюсера».

Чтобы продюсер встретился с режиссером

– То есть ваша задача, как я понимаю, состоит в том, чтобы люди встретились?

«Да. Кинематограф – это институция, и национальный кинематограф существует как его часть, и люди, которые из этой национальной составляющей выпали, не должны отчаиваться, потому что есть независимое кино, есть копродукция. Как войти в эту воду? Мы делаем то, чего не было, когда я пыталась заниматься кино. Ты делаешь крупную ставку, когда у тебя нет возможности дважды снять фильм, и ты делаешь один фильм. Не важно, хороший или не очень, но он, например, может участвовать в Берлинале, а тебе по чисто техническим причинам, например, из-за продюсера, не удается туда попасть, тут нужно помнить – помимо национальной кинематографии есть независимое кинопроизводство, есть друзья, есть добрый мир, полный возможностей. Возможно, не очень добрый, но возможности в нем есть».

На русском, чешском и английском

Фото: архив DomkinoФото: архив Domkino – Как люди к вам попадают? Как они вас находят?

«В прошлом году двое студентов пришли к нам по информации «сарафанного радио». Кроме того, мы, конечно, даем рекламу в Интернете».

– Кто преподает в вашей мастерской?

«Мне не хотелось бы, чтобы в школе доминировало мое представление о прекрасном. Мы приглашаем разных преподавателей, у которых могут быть другие взгляды. В этом отношении мы достаточно гибки, поскольку мы – именно мастерская, не связанная школьной структурой. Посмотрев работы наших студентов, мы поняли, что у нас существует такая проблема как работа с актерами – все прекрасно, но вот здесь нужно позаниматься побольше. И первый воркшоп по работе с актерами у нас будет делать Ирина Андреева – один из основателей пражского «Театра нового фронта». Также мы будем делать на эту же тему воркшоп с Пьером Леоном, который нас очень поддержал.

– На каких языках проходят занятия?

Когда к нам приходят люди из Праги, то мы, как правило, начинаем по-русски, а заканчиваем по-английски. У нас есть обязательный курс Film speak и финальный питчинг, то есть устная презентация проекта с тизером или трейлером – в зависимости от того, кто до чего «дорастает». Это все делается на английском, поскольку это – язык киноиндустрии. Когда мы делали «летнюю резиденцию», то проводили уроки специфического чешского языка и разговорную практику на улицах чешских сел и городов на тему кино.

Думаю, что прекрасно иметь возможность живого общения с окружающим миром на разных языках, и когда вместе изучается несколько языков, скажем, чешский и киноязык, тогда некие клише разрушаются».

– Ваша мастерская может существовать в любой стране, или Чехия все же играет здесь определенную роль?

Фото: Архив Татьяны ДеткинойФото: Архив Татьяны Деткиной Это очень личная история. Я училась в мастерской Алексея Юрьевича Германа и Светланы Игоревны Кармалита. Мы были здесь на практике – на съемках фильма «Трудно быть богом». У каждого есть счастливые воспоминания о своих студенческих временах, о чем-то самом хорошем, самом свободном, самом замечательном, вдохновляющем, очень inspiring. И мое запоздалое студенчество произошло именно здесь.

Плюс мое отношение к чешскому кинематографу, пейзажу, моя «вжитость»… Язык кинематографа, конечно, интернационален, и, скажем «Пелишки» или «Деревенька моя центральная» были популярны в СССР. Но мы сколького не понимали, что начинаешь понимать только тогда, когда здесь живешь!.. А от большего понимания эти фильмы становятся дороже, и это позднее понимание каких-то фильмов оказывается очень ценным».

– Прага как таковая часто фигурирует в ваших проектах?

В большей степени это все же воспоминания. Прага как момент переселения, смены языка, часто фигурирует именно этот травматический опыт».

– Такая мастерская могла бы существовать в сегодняшней России?

«Думаю, нет. И скажу страшную вещь – не из-за Путина, а из-за того, что ее удушит какая-то пассивность. Я все время пыталась в России что-то делать, но это там не «прорастало» – люди не верили, что ходить в Министерство культуры и дружить с ними – не единственный, да и недостойный способ для свободного человека. Есть гибкие люди, способные дружить с Министерством культуры.

Я говорю не о финансовых взаимоотношениях, которые, возможно, и не столь отвратительны, ведь вынужденная дружба – гораздо хуже, чем даже «откат» в 30%. Если можно было бы давать взятки, показывая «Я тебя презираю», я бы, наверное, не так этим брезговала».

27-03-2017