Чешская эмиграция на Восток перед Первой мировой войной и после

В декабре мы открыли тему переселения чехов в Россию, которая стала одним из вопросов, обсуждаемых в рамках пражской Международной конференции. Конференция была посвящена чешско-российским отношениям. Сегодня мы продолжим беседу с российским историком Зоей Ненашевой. Напомним, что чехи до Первой мировой войны эмигрировали не только в Америку, но и на Восток. Предпосылкой этой волны эмиграции явилась заинтересованность русского правительства в колонизации вновь приобретенных пространств - Дальнего Востока, Амура и южных губерний России.

«Что касается русской стороны, то она не могла согласиться с некоторыми условиями, которые выдвигали чехи. Прежде всего, чехи выдвигали для себя такие приоритеты как землепользование в то время как российское правительство считало, что права чешских колонистов ничем не должны отличаться от прав российских колонистов, и это было одной из очень серьезных проблем министерства иностранных дел и, прежде всего, как это ни странно звучит, для министерства внутренних дел России. Именно МВД занималось проблемой поселения чехов на местах».

- Будем ли мы говорить о второй волне переселенцев из чешских земель, следовало бы подчеркнуть, что в отличие от других стран Австро-Венгрии, это были люди, достигшие значительных успехов в финансовом положении. Начнем с того, чем, собственно говоря, был продиктован такой интерес к чехам?

«Во-первых, это были высококвалифицированные работники, прекрасно овладевшие новой агрокультурой, что было очень важно. Создание питомников, разведение новых сортов, новые способы возделывания земли - в данном случае они могли выступать как учителя для всего окружающего русского крестьянства, привнося, таким образом, новые методы ведения сельского хозяйства в русские районы».

- В каких районах чешские переселенцы наиболее активно внедряли новые методы?

«Первое поселение было как раз на незанятых землях. Боюсь, что мало у кого есть объяснение, почему наиболее значительное число чехов оказалось именно на Волыни. Для заселения предлагали Амур, но это было очень далеко и на Амуре была очень неустойчивая внешнеполитическая ситуация и колоссальное количество проблем, поскольку Транссибирская магистраль еще не существовала и до Дальнего Востока надо было доехать. Что касается Новороссийска и южных районов, несмотря на прекрасный климат, там были неблагоприятные условия как для русских поселенцев, так и для чешских. Землю там получили исключительно казаки. Если вы поедете в район Сочи, то увидите названия населенных пунктов «9-ая рота», «6-ая рота». Это означало, что землю получили казаки девятой, третьей или шестой роты. Это было по дороге к Джугбе, где было основное чешское поселение, наиболее известное, где они до сих пор сохранили свои корни и до сих пор живут.

- А что касается Волыни?

«Волынь находилась близко от границ Австро-Венгрии, поскольку переезд осуществлялся за счет своих собственных финансовых средств, это было выгодно, потому что было рядом. Во-вторых, это были почти те же климатические условия. В-третьих, там уже были поселения, они ехали не на пустые места, а в достаточно развитые в аграрном отношении регионы, где существовала преемственность. Ехали в освоенное пространство. Еще один фактор, они оставались католиками, приверженцами своей веры, это было непременное условие. И именно поэтому Волынь оказалась самым многочисленным чешским регионом, а не, к примеру, юг России, о чем, наверное, сейчас чехи жалеют, что не там, не на побережье Черного моря их было 300 тысяч. И, может быть, жалеют, что они не оказались на Дальнем Востоке, таком перспективном ныне районе с точки зрения экономических отношений и вообще ресурсов - торговые отношения с Японией, Китаем, морепродукты и т.д., потому что именно туда, в Приамурье им было предложено заселиться, это были первые проекты 60-х годов 19 века».

Дом на ВолыниДом на Волыни - На ваш взгляд, в чем был наиболее ощутим вклад чехов, может быть, недооцениваемый?

«Вклад чехов очень значителен. Нужно отдавать себе отчет, что касается второй и третьей волны эмиграции в конце 19-го, начале 20-го века, что чехи практически с 60-х годов 19 века ехали только тогда, когда у них было обеспечено рабочее место. Речь шла о профессорах гимназий, преподавании латыни - это была чисто чешская специальность, то есть большинство преподавателей латыни в гимназиях были выходцы из Австро-Венгрии и, прежде всего, из Чехии. Также было много врачей, владельцев сахаро-кондитерских фабрик, очень много музыкантов, потому что музыкальная культура чрезвычайно почитаема у самих чехов, учителей пения, потому что в конце 19, начале 20-го возникает колоссальнейший интерес к музыке, это характерно для всей Европы. Я имею в виду, не только к профессиональной музыке и композиторству, как в случае Яначека или Чайковского, а к домашнему музицированию. И к домашним учителям музыки, пения и т. д. То есть вообще очень широкий диапазон профессий. Старая, имперская Россия понимала, какое они имеют значение, каким они обладают профессионализмом. Именно это и предопределяло интерес к чехам, они были высокими профессионалами. Потом была целая цепочка чешских промышленников и высококвалифицированных рабочих, которые ехали на заводы, включая Урал».

- Переселение выходцев из Чехии не завершилось началом 20 века. Существовала совершенно новая волна переселенцев, уехавших уже в советскую Россию после первой мировой войны...

«Эта волна носит четко выраженный характер, она была промышленная, когда ехали инженеры вместе с семьями на четко оговоренные места, они ехали мастерами на заводы вот в эту новую Россию, получали там очень высокую заработную плату. Они были иностранные специалисты, и это была промышленная эмиграция. Сохранялась еще и сельскохозяйственная эмиграция, которую мы так и называем, когда целые общины, коммуны, сформированные здесь, уже в Чехословакии, вновь образованном государстве, выезжали в Россию, имея радужные представления о том, какое прекрасное будущее их ждет в рамках построения этого справедливого общества. То есть, они и были коммуны - не в смысле коммунисты, а коммуны как общественной организации».

- Однако впоследствии эмигрировали в советскую Россию из Чехословакии также коммунисты. Эта тенденция особо усилилась после прихода Гитлера к власти в Германии.

«Эта часть эмигрантов, эта волна эмиграции имела не только чисто чешский характер. Это были уже и немцы, выехавшие в Чехословакию, получившие чехословацкое гражданство и как чехословацкие граждане ехавшие дальше, в советскую Россию. Это были и австрийские коммунисты..

- ...которые искали охраны.

«Да, они хотели сохранить себе жизнь и в то же самое время найти применение своим силам, причем я имею в виду не только членов Коминтерна, ни в коем случае, речь идет о рядовых членах», - говорит Зоя Ненашева.

Последняя волна эмиграции из Чехословакии пришлась на период после 1939 года, однако, это отдельная тема, заслуживающая отдельного внимания.