Актер Александр Галибин: «Чешские режиссеры шестидесятых – это пример внутренней свободы»

04-10-2019

Русскому зрителю представлять Александра Галибина не нужно – актер, прославившийся некогда как Пашка-Америка из «Трактира на Пятницкой», сыграл десятки ярких ролей. В Чехии его помнят как Мастера из фильма Владимира Бортко «Мастер и Маргарита» – сериал по знаменитому роману Булгакова с успехом шел по чешскому телевидению. Сейчас Александр Галибин предстал перед чешским зрителем уже в ином качестве, как режиссер – он привез в Прагу свою новую картину – военную драму «Сестренка».

актер и режиссер Александр Галибин на открытии фестиваля "Новый русский фильм" в Праге, фото: ЧТК / Чулова Катержинаактер и режиссер Александр Галибин на открытии фестиваля "Новый русский фильм" в Праге, фото: ЧТК / Чулова Катержина Перед чешской премьерой ленты мы задали Александру Галибину несколько вопросов. Кстати, впервые в Прагу будущий герой из «Джека Восьмеркина» попал еще в 1979 году – в СССР это время называлось «застой», а в ЧССР «нормализация».

– Мы приехали сюда, будучи студентами четвертого курса театрального института, который тогда назывался ЛГИТМиК, и привезли спектакль «Тиль Уленшпигель». Для публики это был настоящий глоток студенческой свободы. Я помню реакцию студентов – мы все были очень воодушевлены, подружились. Когда я оказался здесь в 1999 году – Глеб Анатольевич Панфилов снимал здесь картину «Романовы. Венценосная семья», где я сыграл государя Николая Александровича, – то встречал людей, помнивших наш студенческий спектакль. Тогда съемочная группа жила здесь довольно долго – съемки на «Баррандове» шли около двух с половиной месяцев. Это было удивительное время – зима, минимум туристов, пустые улицы Старого Города, пустые набережные, Градчаны, занесенные снегом, – это было грандиозно. Замерзшие утки, замерзшие люди, замерзшие мы… Это были очень сильные впечатления, и Прага остается в моей душе как один из самых любимых городов мира.

«Бархатная» революция была огромным событием

– Сейчас Чехия готовится встречать 30-летие бархатной революции. В Советском Союзе того времени, возможно, это не стало заметным событием, потому что в 1989 году в стране были свои грандиозные потрясения. Помните ли вы этот переломный для Чехословакии момент?

Вацлав Гавел, выступление в ноябре 1989 г. на Вацлавской площади в Праге, фото: ЧТВацлав Гавел, выступление в ноябре 1989 г. на Вацлавской площади в Праге, фото: ЧТ – Конечно, мы следили за происходящим. Хотя я никогда не был настолько политизирован, чтобы анализировать ситуацию, уверен, что та степень свободы, которая была тогда завоевана, очень важна. Это – огромное событие для страны, для людей, которые здесь живут, да и для всего мира. Конечно, свобода – это непросто, ведь в ней нужно уметь существовать, это ко многому обязывает.

– А в чем величина этого события? Бескровная смена режима?

– Да, бескровная смена режима и то, что человек, гуляющий по улицам этого города, может сказать о себе: «Я свободный гражданин этой страны».

– Вы соприкасались с творчеством Вацлава Гавела как драматурга? И что для вас Вацлав Гавел?

– Разумеется, я читал Вацлава Гавела и много о нем слышал – и как о президенте, и как о человеке, который сидел в тюрьме и остался человеком.

– Сегодня чешская драматургия присутствует на российской сцене или экране?

– Звучат, скорее, старые вещи, новых я не встречал. Конечно, «Средство Макропулоса» – великая вещь.

– Что вам дали чешские режиссеры-шестидесятники?

– Если отвечать просто и коротко, то мне очень близко их желание внутренней свободы и желание открыто об этом сказать не только внутри страны, но и миру, пусть даже иногда завуалировано, Эзоповым языком.

«Сестренка» – фильм о войне, любви и диалоге на разных языках

фильм Александра Галибина "Сестренка"фильм Александра Галибина "Сестренка" Картина «Сестренка» – а это уже третья режиссерская киноработа Александра Галибина – прибыла в Чехию в числе других лент фестиваля «Новый русский фильм», который проходит в Праге, Брно, Остраве, Злине и Пльзене.

В основу картины легла повесть «Радость нашего дома» народного поэта Башкортостана Мустая Карима, которому 20 октября исполняется 100 лет. Действие картины разворачивается в последний год Второй мировой войны в небольшой башкирской деревне. «Несмотря на то что в картине есть военная тема, а главные герои — дети, все-таки это картина семейная, и, мне кажется, ее важно посмотреть каждому. Ведь все начинается с детства. И корни того, что с нами позже происходит в жизни, лежат глубоко в детстве», – уверен режиссер.

Маленький Ямиль с нетерпением ждет окончания войны, ведь тогда домой вернется отец. Однако война идет уже так давно, практически всю его жизнь, и мальчику начинает казаться, что она была всегда. А вот образ отца почти стерся, о нем напоминают лишь несколько фотографий да письма. Однажды мать, вернувшись из города, привозит домой совершенно чужую девочку Оксану и называет ее «сестренкой». Отец подобрал осиротевшую девочку в разоренном селе и отправил в родную деревню с наказом родным заботиться о ней. 

Александр Галибин, фото: Dmitry Rozhkov, CC BY-SA 3.0Александр Галибин, фото: Dmitry Rozhkov, CC BY-SA 3.0 – Встреча украинской девочки, которая попадает в башкирскую семью и не понимает, что там происходит, и история башкирского мальчика, который, в свою очередь, не понимает родной для нее украинской культуры, постепенно превращается в их общую историю, историю их взаимоотношений, переросших в настоящую дружбу, а потом в большую любовь. Так что эта картина в первую очередь – о любви. И о любви не только человеческой, но и духовной. Картина идет на башкирском языке, а я просто делаю голосовую подзвучку. Так что, помимо прочего, перед нами стояла задача сохранения национальной культуры, и думаю, это у нас получилось.

Тема войны и непростого детства имеет для Александра Галибина личное измерение.

– Я продолжил тему, которую начал в своем фильме 2016 года «Золотая рыбка», который тоже – про послевоенное детство. Тема детей войны мне очень дорога и близка, потому что мои родители пережили блокаду, оба деда погибли под Петербургом, и детство моего отца-детдомовца проходило непросто. Так что тема становления человека как свободной личности для меня очень важна.

Актеры, добившись успеха в профессии, нередко пробуют себя в режиссуре. Одна из главных причин — стремление к саморазвитию и самореализации. Многие перебираются в режиссерские кресла, чтобы показать собственное видение того или иного сюжета. А по какой причине решил встать по ту сторону камеры Александр Галибин?

– Я много лет работал в кино, поэтому мой приход в эту профессию был органичным, особенно после работы в театре, где я тоже многое сделал как режиссер. Сейчас меня больше всего интересует детский кинематограф. Я очень хотел бы, чтобы в наш российский кинематограф вернулась та нота, которая звучала, пока был жив Ролан Анатольевич Быков. Это был величайший режиссер, актер, человек. Для меня тоже очень важно, что ребенок — это личность. Что ребенок не эксплуатируется ради целей какого-то взрослого человека, например, режиссера, да и, в принципе, любого взрослого, который работает с детьми. Нет, ребенок — это совершенно самостоятельная личность, со своим взглядом и видением мира. А моя задача — этот мир открыть. И, знаете, мне кажется, что в картине «Сестренка», которую я представляю, это полностью получилось.

Александр Галибин представил свою работу в Праге. Смогут ли, по мнению актера и режиссера, российские фильмы завоевать симпатии чешских зрителей, или же в них есть составляющая, понятная только россиянам?

— В каждом кинематографическом сообществе, культуре есть свои индивидуальные черты. Они есть, конечно же, и в России. Однако мне кажется, что все-таки наш кинематограф интернационален, и наши русские картины можно смотреть во всем мире, они понятны. Понятны, доступны, интересны, достаточно ярки и спорны — собственно, это и важно. Это картины о людях, они посвящены человеку, миру человека. Так что, да, наш кинематограф может быть интересен и в других странах.

04-10-2019