«Скучное отражение в зеркале и одиночество в Европе»

Чехословакия, столетие со дня образования которой в этом году отмечают самостоятельные Чешская и Словацкая Республики, под разными названиями и с изменявшимся статусом с 1919 по 1945 год включала в себя и территорию Закарпатья – Подкарпатскую Русь. Самой многочисленной национальностью в этом регионе были русины, принимавшие активное участие в формировании и развитии молодого чехословацкого государства. Народы, объединившиеся в рамках нового государства на основе свободного волеизъявления, напоминает историк и бывший политик Петр Питхарт, оказывали друг на друга взаимное и плодотворное влияние.

Фото: ЧТФото: ЧТ

«Когда вы один, то сам себя не видите. Возможно, вам доступно лишь собственное отражение в зеркале, но это довольно скучное занятие. О себе самом вы ничего нового не узнаете и, более того, быстро начнете сам себе надоедать. Когда же вас много, то начинается общение и взаимодействие, появляется обратная связи и, вдруг, вы начинаете видеть себя со стороны. Когда такое происходит, то у вас появляется гораздо больше шансов узнать – кто же вы сам. По сути, это главная цель всех философов – познать сам себя. Это вершина. Кому это удастся – быть честным перед самим собой, тот будет признан и любим остальными. Вот тут вопрос – будем ли мы любимы окружением?» – говорит Петр Питхарт.

Петр Питхарт, фото: Архив Чешского радио - Радио ПрагаПетр Питхарт, фото: Архив Чешского радио - Радио Прага Он считает, что по отношению к Подкарпатской Руси, народ которой согласился доверить свою территорию новообразованному государству, Чехословакия свои обязанности выполнила с честью.

«Мне очень жаль, что мы редко вспоминаем об этих страницах нашей истории. Большинство наших граждан почти ничего об этом не знают, а мы хорошо справились со своим заданием и смогли поднять эту землю на новый культурный и цивилизационный уровень. Я там побывал в 2002 году. Представьте себе, что многие пожилые люди нам говорили, что при Чехословакии было хорошо. Некоторые нам даже напевали чехословацкий гимн. Другие говорили, что ни чехов, ни евреев там уже не найдете. В одном из административных зданий мы обнаружили и наш «патерностер» – постоянно движущийся лифт, в который можно войти без необходимости останавливаться и открывать двери. Этот лифт служит людям еще с тех давних времен. Меня это очень тронуло».

Петр Питхарт считает, что чехам и словакам, что касается Подкарпатской Руси, есть что вспомнить и чем гордиться. Однако многое было потеряно безвозвратно.

Русины, 1935, открытый источникРусины, 1935, открытый источник«К сожалению, наш след постепенно исчезает. При этом все это является доказательством того, что мы были способны реализовать щедрую политику по отношению к народам и не скатились к злоупотреблению своим положением, наподобие колониальных держав. Об этом стоит вспоминать чаще, если такое вообще еще возможно. Сейчас в Закарпатье ездят наши граждане полюбоваться прекрасной природой, и моя внучка там была. Однако это не то, о чем мы сейчас говорим. Нас интересует вклад с точки зрения пользы цивилизации».

Подкарпатская Русь вдохновляла писателей, художников, кинематографистов.

«Многонациональное, пестрое государство всегда означает взаимное обогащение, которое нельзя заменить обыкновенным туризмом, которым сегодня буквально больны чешские граждане. Жить вместе с другим народом, договариваться с ним, делить власть – это самое трудное, но именно это возвышает».

Сегодня чешский народ, считает Петр Питхарт, одинок. Историк и бывший политик видит в этом серьезнейшую проблему.

Подкарпатска Русь, фото: Жаворонок Катерина, CC BY-SA 3.0Подкарпатска Русь, фото: Жаворонок Катерина, CC BY-SA 3.0«Мы от такого образа жизни попросту отказались. С 1 января 1993 года, впервые за 1000 лет, мы существуем абсолютно самостоятельно. И мы, похоже, этого даже не осознали. Нам необходимо задуматься над тем, чтобы не остаться в одиночестве в рамках Европы. Пока мы не проявляем желания солидаризироваться с ней в тяжелые моменты истории, коими являются последние годы, когда Европу наводняют мигранты – вынужденные беженцы и экономические переселенцы.

Опасность остаться одинокими существует.

Причем и Европа нашего поведения не забудет. Все будут очень хорошо помнить, что в тяжелый момент мы отказались помочь Италии, Греции, Германии, отказавшись принять даже одного единственного переселенца. Мы заявляем, что это их проблемы. Это, вероятно, и есть результат нашего одиночества. Сейчас мы к этому привыкаем, и нам кажется, что все хорошо. Когда над нами «светит солнце», вероятно, этого достаточно. Но что мы будем делать, когда начнут сгущаться тучи? А такое может произойти».