«Чехословаки в ГУЛАГе» – ликвидация по графе «национальность»

28-02-2019

Документальный сериал «Чехословаки в ГУЛАГе» – лауреат престижной кинопремии Trilobit-2019. В работе режиссера Марты Новаковой конкретные человеческие судьбы вплетены в контекст истории Большого террора в СССР. Несколько лет труда, горы архивных материалов, километры по российским железным дорогам и сибирской тайге, работа историков, переводчиков, мультипликаторов – все это превратилось в три серии документальной ленты.

режиссер картины Марта Новакова, фото: ЧТрежиссер картины Марта Новакова, фото: ЧТ Тема сталинских лагерей давно присутствует в творчестве Марты Новаковой – автора ленты «Восемь глав безумия», посвященной судьбе и творчеству лагерной поэтессы Анны Барковой.

Помимо учебы на Факультете кино и телевидения в Праге, Марта Новакова изучала русский язык, стажировалась в Московской киноакадемии. Почему Россия? «Россия привлекла меня еще до того, как я впервые туда попала, – прежде всего, своей литературой и историей – интересной и приводящей в ужас», – объясняет режиссер в интервью журналистке «Чешского Радио» Луции Выборной.

Слово «ГУЛАГ», которое вошло во многие языки мира, включая чешский, давно стало символом презрения государства к человеческой жизни.

Съемочная группа в России, Фото: ЧТСъемочная группа в России, Фото: ЧТ Хотя нежелание принять собственную историю Марта Новакова встречает и в Чехии, в России темные страницы прошлого своей страны готов перелистывать далеко не каждый. «Я вспоминаю поезд, которым мы возвращались из Сибири в Москву. В вагоне мы разговаривали со многими людьми. И я помню, как даже очень интеллигентным людям, журналистам не нравилось, что «какие-то чехи» занимаются таким позорным периодом истории их страны. Мы злились друг на друга, ссорились, а потом я вспомнила, что когда одни чехи хотели поставить кресты на местах, где после Второй мировой войны убивали немцев, то другие чехи спиливали их электропилами. Так что я не думаю, что мы в этом отношении как-то сильно отличаемся в лучшую сторону».

Приехав в Россию еще как стажер, Марта Новакова стала прямо на месте исследовать топографию «архипелага ГУЛАГ». Первым концлагерем, который она увидела – это был 2002 или 2003 год – стали Соловки.

Фото: ЧТФото: ЧТ

Соловки как первый концлагерь

«Это была поездка на Соловецкие острова, на то место, где это все зарождалось, где советская власть проводила испытания – как может функционировать трудовой концлагерь, чтобы потом распространить эту практику на всю страну. Там я поняла, что могу заниматься этой темой, хотя еще и не знала, в какой форме, – как документальный или художественный фильм, однако с этого момента я начала интенсивно заниматься этим направлением».

Чехи и словаки: 20 000 репрессированных, 1200 расстрелянных

Марта вспоминает, как ее поразила красота Соловецких островов, где разворачивалась трагедия начала репрессий. Режиссер побывала и на сталинской «дороге смерти». Эта железная дорога, протяженность которой должна была составить 1300 км, строилась с 1947 по 1953 год заключенными в невероятно тяжелых условиях, в жару и мороз между городами Игарка и Салехард.

Сталинская «дорога смерти»

Съемочная группа в России, Фото: ЧТСъемочная группа в России, Фото: ЧТ «В 2009 году прошла первая летняя экспедиция, а в 2011 году – вторая, зимняя. Эта дорога строилась с двух концов: стройка номер 503 от Игарки, а вторая – с востока, из Салехарда. Эти ветки должны были соединиться, однако этого так никогда и не произошло – по-видимому, советские инженеры плохо сделали расчеты. И эта дорога, бессмысленная и ненужная, никогда, за исключением отдельных отрезков, не была введена в строй. При ее строительстве погибло множество заключенных ГУЛАГов».

Изучению сталинских ГУЛАГов Марта Новакова посвятила более десяти лет жизни. По ее признанию, основным импульсом здесь тоже стала литература, воспоминания узников, их прозаические и стихотворные произведения.

Документальный фильм «Чехословаки в ГУЛАГе» посвящен, прежде всего, чехам и словакам, оказавшимся за колючей проволокой сталинских концлагерей. Как их отношение к окружающему миру отличалось от ощущений других заключенных?

Меньшинства, подлежащие уничтожению

«Чехи, или чехословаки, составляли одно из многих национальных меньшинств, ставших жертвой паранойи, когда все иностранцы, проживающие на территории Советского Союза, считались шпионами, которых необходимо ликвидировать. Однако количество жертв среди чехов было гораздо меньше, чем, например, среди поляков или немцев, живших на территории СССР, или чем среди кавказских народов, прибалтов, однако и мы относились к тем меньшинствам, которые подлежали ликвидации».

Наибольшее число чехов было арестовано в Житомирской области

«Выжить в трудовом концлагере на севере, например, не сможет крымский татарин, потому что его привозят из определенных климатических условий туда, где он не умеет выживать. Таким способом ликвидировали целые группы людей из других регионов Советского Союза, потому что они не могли приспособиться ни к природным условиям, ни к ужасающим условиям работы и жизни там. Не знаю, насколько легче было в этих условиях чехословакам. Выживать удавалось, более многочисленным группам, которые могли объединяться, например, поляки».

Легионер, коммунист, зек, эмигрант

Франтишек Полак (первый слева), фото: ÚSTRФрантишек Полак (первый слева), фото: ÚSTR Часть зеков из числа чехов и словаков были те, кто приехал в 1920-е и даже 1930-е годы из межвоенной Чехословакии работать в Советский Союз – многие из них были коммунистами, верившими в социальный эксперимент страны Советов. Некоторые были этническими чехами, родившимися в России. В свое ленте Марта Новакова рассказывает о людях, судьбах, жизни и смерти этих людей – «зернышках», попавших в жернова тоталитарного режима.

«Совершенно абсурдной была история Франтишека Полака, потому что в его судьбе отразилась наша история – то, что после 1948 года повлияло на судьбу Чехословакии. Горячий коммунист Франтишек Полак писал брошюры в поддержку рабочих, воспевал советские тюрьмы – Бутырку, Соловки, чтобы потом самому попасть в Бутырку. Меня поразило, что вопрос о том, в каком направлении будет двигаться наша республика, решалось еще в годы Второй мировой войны, в Бузулуке».

Фильм «Чехословаки в ГУЛАГе», Фото: ЧТФильм «Чехословаки в ГУЛАГе», Фото: ЧТ Судьба Франтишека Полака, действительно, необычна: он был легионером Чехословацкого корпуса в России, в 1920-е годы защищал в на родине рабочих и коммунистов как адвокат, в 1930 году вышел из компартии Чехословакии в знак протеста против ее радикализации. Бежав от наступавших нацистов в СССР, он вступил в ряды чехословацких частей за рубежом, командиры которого сдали его в НКВД. С 1939 по 1947 год Полак находился в ГУЛАГе. Вернувшись в 1948 году в Чехословакию, он затем бежал на Запад, чтобы рассказать миру и соотечественникам правду о советских реалиях. В конце 1950-х в эмиграции Полак написал книгу воспоминаний «Семь лет в ГУЛАГе», которая в Чехии была опубликована только в 2015 году.

Гуситов приговорить к расстрелу

Был среди чехов-заключенных те, кто прошел все «острова» гулаговского «архипелага». «Интересна судьба учителя Мартинека, который в середине 1920 годов приехал в Советский Союз по просьбе земляков, остро нуждавшихся в чешских учителях и учебниках. Туда посылало учителей товарищество евангелистов «Костницка Еднота» – это религиозное объединение опирается на духовное наследие Яна Гуса, так что их преподаватели служили одновременно и викариями. Как только большевики начали репрессии против церкви, учителя Мартинека приговорили к смертной казни, которая была заменена на десять лет тюремного заключения. В нашей документальной ленте мы специально показываем перемещение заключенных по стране: Мартинек попадает в Казахстан, потом еще дальше на восток, затем в Мурманск. После Мурманска ему удается вернуться в Прагу. Мы видим только линии его трассы, но не можем даже отдаленно представить, что переживал человек во время этой транспортировки в этих вагонах для скота, которая иногда длилась и несколько месяцев».

Чешские захоронения, Фото: ЧТЧешские захоронения, Фото: ЧТ Марте Новаковой удалось найти живого свидетеля тех событий – Йозеф Бобалик жив и сегодня. «Да, мы его снимали в Пршерове. Ему тоже приходилось путешествовать по всему Советскому Союзу. Туда после войны из Восточной Словакии переехала почти вся его деревня. СССР, которому требовались рабочие руки, тогда зазывал многих: "Идите к нам – у нас бесплатное образование, здравоохранение". Спустя два года после того, как Йозеф со своей матерью приехал в Союз, его арестовали по совершенно абсурдному, надуманному обвинению, после чего он путешествовал из одного лагеря в другой. Его маршрут был таким, как если ехать на восток по Транссибирской магистрали, а потом на север, на Колыму». Йозефу Бобалику, одному из немногих, удалось вернуться на родину, в Чехословакию.

Сегодня в России появляются новые памятники Сталину, все чаще отрицается масштаб репрессий Большого террора. Замечает ли эти процессы в современной России чешский режиссер?

Реабилитация сталинизма как несчастье России

В российских архивах, Фото: ЧТВ российских архивах, Фото: ЧТ «Это просто несчастье. Происходит релятивизация истории, прежде всего этого периода. В Перми был один из памятников тех лет – дошедший до наших дней концлагерь, превращенный в музей. Четыре-пять лет назад экспозицию поменяли, изменилась организация, управляющая этим музеем, и сегодня экспозиция повествует уже не о трудовом концлагере, где гибли люди, – теперь выставка рассказывает об охранниках лагерей. Такой вот абсурд. Условия работы организации «Мемориал», занимающейся этой тематикой, максимально усложняются – в офисе часто идут обыски, у них забирают компьютеры, против сотрудников выдвигаются нелепые обвинения. Между тем именно благодаря «Мемориалу» было обнаружено множество массовых захоронений; они составили мартиролог граждан, которые были ликвидированы, казнены, брошены в тюрьмы, сосланы. Именно благодаря этим спискам наши историки могут найти следы граждан Чехословакии».

Марте Новаковой был на пять лет запрещен въезд в Россию. По ее признанию, хотя в 2019 году срок запрета заканчивается, пока режиссера туда не тянет. «Благодаря съемкам и проекту «Чехословаки в ГУЛАГе» я нашла замену – это Украина. Люди, с которыми я там познакомилась, невероятно дружелюбны, готовы идти навстречу. Разумеется, с этим я встречалась и в России – я не хочу в этом отказывать русским, однако, возможно, и благодаря тому, что сегодня переживает Украина, я переориентируюсь на эту страну».

Фото: ЧТФото: ЧТ
28-02-2019