Знакомый и незнакомый Ян Гус

Сегодня героем нашей получасовой программы станет идеолог чешской Реформации и, без преувеличения, национальный герой чешского народа Ян Гус. В недавно проведенном Чешским телевидением конкурсе «Самый великий чех» он занял одно из мест в первой десятке. В этот день мы вспоминаем о великом реформаторе не случайно: на 6 июля в Чехии приходится государственный праздник в честь Гуса. Знакомый и незнакомый Ян Гус - так можно назвать нашу сегодняшнюю передачу. Мы расскажем вам, где родился проповедник, как он выглядел и что может современный человек почерпнуть для себя из его учения.

Честь быть родиной великого реформатора оспаривают два чешских поселка - Гусинец у Праги и Гусинец у Прахатице, где можно даже посетить домик проповедника. Слово профессору чешской истории Петру Чорнему.

«Самые древние письменные свидетельства о доме Гуса относятся к началу 17 столетия, но с 1480 года есть подтверждения того, что мать Гуса водила маленького Яна в школу в Прахатице. С другой стороны, есть свидетельства о том, что некий Ян из Гусинца готовился к принятию сана священника в 1400 году. Там называется Ян, сын Михала, из Болеславского края. Это бы указывало, скорее, на Гусинец у Праги. Но тут есть одна проблема: те, кто добивались сана священнослужителя, не должны были непременно подавать прошения из мест своего рождения, это можно было сделать и из места, где они жили или работали в данный момент. В таком случае проблема остается неразрешимой. Если Ян родом из Гусинца, а, скорее всего, так и есть, поскольку Гус во всех документах указывал, что был рукоположен в сан в 1400 - 1401 году, то его отца звали Михал. Как звали его мать, неизвестно, но ясно, что это была очень набожная женщина. У Гуса был также брат, который имел двух сыновей. И эти сыновья не отличались послушанием. Известно, что Гус не хотел, чтобы его племянники стали священниками, потому что хороших священников из них бы не вышло».

Но научные изыскания мы оставим историкам, а сами отправимся прямиком в Гусинец у Прахатице, на наиболее вероятную родину Яна Гуса. Сразу признаюсь - разобраться в том, какой статус имеет Гусинец - города или поселка, очень непросто. С одной стороны, сто лет назад, как говорит мэр Гусинца Лудвик Фридбергер, Гусинцу был присвоен статус города. Но потом Гусенец снова превратили в поселок, что вполне естественно, учитывая, что проживает в нем всего около 1300 человек. Расположен Гусинец в Южной Чехии на реке Бланице в 2-3 часах езды от Праги.

«Первые упоминания о Гусинце встречаются в 1350-1359 годах, но, конечно, сам поселок старше, известно, что в 1100-1200 годах здесь мыли золото. Река Бланице, на берегу которой лежит поселок, была золотоносной»,

- рассказывает мэр Гусинца Лудвик Фридбергер.

Как повлиял на судьбу Гусинца его знаменитый уроженец?

«Фигуру Яна Гуса неоднократно использовали в своих целях различные режимы. Коммунисты относились к Гусу как к первому революционеру в Чехии. Так его и подавали на уроках истории в чехословацких школах. Обязательным для школьников в коммунистические времена было и посещение домика Гуса. Я помню, по городу были развешаны плакаты «Гусинец - город революционных традиций». В те годы посещаемость дома-музея Гуса была намного больше, чем сейчас. Раньше в музее бывало 20-30 тысяч человек в год, сейчас это - 5-6 тысяч. С другой стороны, те 20 тысяч гнали в Гусинец из-под палки, а эти пять приходят по собственной инициативе, из интереса, что, как мне кажется, имеет большую ценность».

В 12 километрах от Гусинца лежат развалины замка Гус, история которого неразрывно связана с историей поселка. Судя по записям в хронике Франтишека Палацкого, разрешение на строительство замка дворянам из Яновиц король дал в середине 14 века, но тогда хозяевам замка принадлежала только половина Гусинца. В конца 15 - 16 веках, когда замок перешел во владение дворян из Рожмберка, Гусинец пользовался всеми привилегиями города, в том числе, и правом варить свое пиво.

О том, как связываются в народной памяти крепость Гус и Ян Гус, - Лудвик Фридбергер.

«Есть даже такая легенда, что Гус родился между Гусинцем и крепостью Гус в деревне Кратусин. Якобы, его мать шла из крепости домой и по дороге произвела на свет сына - как раз в той деревне. Эта легенда передается у нас из поколения в поколение: моему отцу это рассказывала его мать, а матери - ее бабушка. А бабушка была родом из Кратусина. Этой истории уже более 200 лет, я и своим детям ее рассказываю».

Как и положено настоящему городскому голове, Лудвик Фридбергер от романтических историй тут же переходит к вещам сугубо практическим. Серьезнейший вопрос - реконструкция родного дома Яна Гуса.

«Мы готовим сейчас проект реконструкции музея, в последний раз ремонт в нем проводился 15 лет назад. Надеемся, что удастся получить средства из фондов Евросоюза. С другой стороны, и сама экспозиция нуждается в обновлении, ей около 30 лет. Хотя, несмотря на то, что создавалась она при коммунистическом режиме, многие ее идеи можно будет использовать и в дальнейшем».

Как планируют отпраздновать день памяти Яна Гуса у него на родине?

«В этом году организация празднований далась Гусинцу нелегко. Мы будем одновременно отмечать День памяти Гуса, праздник святых Кирилла и Мефодия и 100-летие со дня пожалования Гусинцу статуса города. Городской герб у нас есть, а вот собственного флага пока не было, так что мы его в начале июля осветим»,

- рассказывает мэр Гусинца Лудвик Фридбергер.

Кстати, городской герб у города-поселка Гусинец весьма любопытный. Лодочка, плывущая по серебрящейся реке, а в лодке - гребец и святой Николай в золотом одеянии, с золотой митрой на голове, держащий в руках золотой посох.

Ну, а мы держим путь дальше, прямо к домику Гуса. Найти его нетрудно. На главной улице городка, означенное номером 36, стоит низкое каменное строение под красной черепичной крышей. Над входом - барельеф с изображением Гуса, изготовленный скульптором Богуславом Шнирхом в 1869 году. Домик - национальный памятник культуры, доступен для общественности с 1873 года. Мы стучимся в ворота, и вот уже смотрительница музея Йитка Харватова, впускает нас вовнутрь.

Преодолеваем несколько ступенек, ведущих наверх, и попадаем в маленькую темную комнатку, скорее, коморку. Пять раз горел дом Гуса, но эта комната всегда оставалась нетронутой. Здесь, по преданию, появился на свет будущий мыслитель и проповедник.

«Мы стоим сейчас на месте, где, как принято считать, родился Ян Гус. На стене деревянный шкафчик, так называемая библиотечка Гуса, с нее люди срезали щепу и использовали ее, как ни странно это звучит, как средство против зубной боли. Примыкает к комнате черная кухня с камином, здесь раньше готовили. Меблировка современная, но отвечает тому времени, в котором жил Гус. Зато пол в комнате действительно древний, с 16 столетия. После празднований 500-летия Мастера в 1869 году в этой комнате были собраны венки и изображения Гуса, интерьер поменяли только в 1965 году»,

- рассказывает Йитка Харватова.

Сколько гостей перебывало в этой миниатюрной комнатке с изъеденными жучком деревянными полами и не сосчитать! Среди них был и Антонин Дворжак. На дворе стоял 1883 год, Дворжак как раз заканчивал свою «Гуситскую увертюру», приуроченную к открытию пражского Национального театра. Вероятно, композитор искал вдохновения в родном доме Мастера.

Кто еще бывал в доме Яна Гуса? Продолжает Йитка Харватова.

«Чешский поэт Ярослав Врхлицкий, композитор Леош Яначек, писатель Алоис Йирасек, Ян Неруда. Из современных знаменитостей - нынешний президент Вацлав Клаус, Вацлав Гавел, кардинал Мирослав Влк. Я вспоминаю, как в эту комнату зашли чешские эмигранты из Америки, которые поддерживали национальные традиции, воспитывались в духе почитания Гуса. Так одна из американок упала на колени и целовала пол в этой комнате. Ну, и, конечно, следует еще сказать, что больше всего гостей в доме Гуса побывало во время празднования 500-летия со дня его рождения. В торжествах тогда приняло участие 60 тысяч человек».

Audio

Именно звуки этой средневековой песни сопровождают туристов, осматривающих дом семьи Гуса. В голове не укладывается, что эти стены могут помнить маленького Яна Гуса. Совсем не обязательно, перебивает меня Йитка Харватова.

«Постройки сохранились с 16 века. У этого дома было множество разных владельцев, которые перестраивали его в зависимости от своих финансовых возможностей. Дом хотели выкупить многие организации, в конце 19 века одну его часть, вместе с комнатой Гуса, приобрело национальное общество «Сватобор». Несмотря на то, что дом неоднократно выгорал в 17 и 19 веках: крыши у домов в Гусинце в те времена были соломенными, при пожарах всегда бросались в первую очередь спасать комнату Гуса, поэтому она и сохранилась».

Существует версия, что в доме национального героя чехов долгое время никто не жил, что к нему последователи учения Гуса пристроили часовню и в ней проводили богослужения. Потом часовню разрушили, а сам дом сохранился. Зато сейчас, по словам смотрительницы музея, в дни празднования Дня памяти Гуса в небольшом саду, прилегающем к домику, совершается по вечерам экуменическая месса.

Жители Гусинца и окрестностей воистину с благоговением относились к своему знаменитому земляку. Например, в близлежащей деревне Хлистов вам до сих пор каждый может показать старую-престарую липу, под которой Ян Гус читал свои проповеди. С 1675 года сохранилось письмо священника Петра Якуба Ждярского к вимперскому гетману Яну Ламберту Бреверио о религиозных традициях в Гусинце. Священник жаловался, что ни один из жителей Гусинца не пришел к пасхальной исповеди: «Все они почитают Гуса и придерживаются кальвинистской веры». Жалоба, однако, не возымела никакого действия, потому что в 1692 году другой священник Бенедикт Шмутермайер в своем письме в Вимперк свидетельствовал, что все жители Гусинца - гуситы, что там продаются и разносятся по округе гуситские и кальвинистские книги. На это обвинение гусинецкий городской совет отвечал: «Ничего такого у нас не замечено». Доказательством того, что гусовская традиция в Гусинце пережила и эпоху рекатолизации, служит запись в памятной книге гусинецкого прихода, сделанная в 1758 году приходским священником Франтишеком Ангером: «...место рождения еретика Яна Гуса до сих пор показывают приезжающим местные жители. И хотя это вызывает негодование у добрых католиков, бывает, что через город проходят войска еретиков, и у них Гус пользуется большим почетом».

После окончания Второй мировой войны владельцем дома великого реформатора стало государство. Музейная экспозиция возникла здесь в 1975 году. Пока мы осматриваем факсимиле книг и документов, портреты и скульптуры Мастера и прочие экспонаты, приближающие посетителю его жизнь, смотрительница музея перечисляет аргументы в пользу того, что Мастер Ян Гус родился именно в этом Гусинце, а не в Гусинце у Праги.

«Множество друзей Гуса были выходцами из окрестностей Прахатиц - Михал из Прахатиц, Христиан из Прахатиц... Нотариус Микулаш из Прахатиц называл Гуса своим земляком. Кроме того, в хрониках Йиржи Геремиты есть указания на то, что мать водила Яна Гуса в школу в Прахатице. И еще она, если верить этим хроникам, 7 раз падала на колени и 7 раз молилась для того, чтобы ее сын был в жизни счастлив».

Что известно в Гусинце о семье Яна Гуса? Возможно, у него есть потомки?

«У Гуса, несомненно, был брат, а, может, еще и сестра, но доказательств этого мало. Что касается потомков, то мы ни об одном не знаем, но в музее порой появляются посетители, утверждающие, что они происходят из семьи Гуса. Но подтвердить это документально они не могут. Профессор Бартош, однако, пишет, что часть семьи брата Гуса эмигрировала в Германию и Голландию, и из этих стран тоже приезжают люди, называющиеся себя дальними родственниками Мастера».

Помимо дома Яна Гуса, в окрестностях Гусинца есть еще одно место, которое народная молва связывает с именем Мастера. Это Гусова скала, лежащая в долине реки Бланице. Рассказывают, что когда юный Гус учился в Прахатице, отдыхать и читать он приходил к этой каменной глыбе, и голову свою опирал о скалу. Так и отпечатался на камне след от головы Мастера. К сожалению, проверить правдивость этой легенды сейчас уже невозможно: кто-то уничтожил след на скале. Или вот еще одна история, бытующая среди жителей Гусинца. Во время одной сильной бури Ян Гус, шедший из школы домой, спрятался под скалой. Молния ударила в куст можжевельника, растущий у скалы, и тот заполыхал. Мать Яна, поспешившая навстречу мальчику, обнаружила его сидящим под скалой и созерцающим горящий куст. Вместо ответа на вопрос, почему он не торопится домой, маленький Гус показал матери на куст и сказал: «Видишь, как этот куст, так и я в огне покину этот мир». Пророческие слова...

Ну вот, теперь, когда мы имеем представление о том, где, вероятнее всего, родился великий чешский проповедник, давайте попробуем ответить на вопрос, как он выглядел. Тот, кто был на Староместской площади в Праге, наверняка, помнит, что там стоит памятник Яну Гусу. Высокий, худой, с бородкой - таким увидел Гуса скульптор Шалоун. По другим источникам, предвестник европейской Реформации был маленьким и весьма упитанным. Как выглядел Мастер на самом деле? Ответ на этот вопрос историк Петр Чорней предлагает нам поискать в рукописях и хрониках костницкого церковного собора Ульриха Рихентала.

«Эта иллюстрированная книга с рисунками, отражающими происходившее на соборе. Она сохранилась в нескольких экземплярах, отличающихся друг от друга. Самый старый экземпляр - с 1420 года, самый молодой - со второй половины или с конца 15 века, так что мы можем предположить, что художники руководствовались, прежде всего, общепринятой схемой. Но, например, император Сигизмунд в этой книге похож сам на себя. Нельзя сказать, что Гус там изображен очень малого роста, скорее, среднего. Что касается его конституции, то разглядеть ее трудно. Пропорции его тела скрывает облачение, в котором его вели на казнь. Но, учитывая, что он провел более полугода в тюрьме, худым он никак не выглядит. Но не выглядит и полным. Возникает вопрос, не повлияла ли фамилия Гуса на то, что его представляют маленьким и толстым? Католики в то время высмеивали чешских дворян, защищавших Гуса, тем, что они разводили гусей. Ясно, что Гус не носил усы, имел тонзуру и не выглядел, как протестантский пастор, как его изображали художники 19 века и скульптор Шалоун».

Образ Гуса как худощавого интеллектуала с бородкой создал, по словам Петра Чорного, немецкий художник Ганс Голбейн в период лютеранской Реформации. И именно лютеране внедрили этот образ в общественное сознание.

«Когда снимали фильм «Ян Гус», режиссер Вавра со своим консультантом историком Йозефом Маком собирали материалы о том, как выглядел Гус. И остановились на таком компромиссе: до собора Гус безусый, в тюрьме он отпустил усы и бороду, а, умирая, выглядит уже так, как его принято изображать. Так что, до исторической реальности нам уже, наверное, не докопаться»,

- подводит итог профессор чешской истории Петр Чорней.

О том, как идеи Яна Гуса отзываются в жизни современной Чехии, мы поговорим с историком Яном Лашеком, возглавляющим кафедру церковных истории и права на Гуситском теологическом факультете Карлова университета.

- Имя Яна Гуса у большинства ассоциируется со средневековьем, с Гуситскими войнами, с его смертью на костре. Что может современный человек, предположим, даже далекий от религии, почерпнуть для себя из учения Гуса?

«Конечно, Гус - это человек средневековья, он жил в конце 14 - начале 15 века. Он был христианином, очень верующим человеком. Человеком, который боролся за реформу общества, за реформу церкви. Я думаю, что центральными терминами для Гуса были «правда» и «совесть». Если это объяснить богословскими терминами, то современный человек вряд ли это поймет. Но попробуем сказать иначе. Гус увидел, что вокруг него творится, что это все неправда, что правда - другая. Он увидел, что происходящее не соответствует никаким моральным законам, и имел совесть это сказать. И когда его критиковали, сажали в тюрьму и вели на костер, он оставался этой правде верен, он поступал так, как ему велела совесть. Это человек сегодня может понять. И я сам считаю, что это самое главное в учении Гуса».

- В одном из своих интервью Вы говорите, что в 20-том веке чешский народ проявил себя не как народ Гуса, а, скорее, как народ «швейков». Что Вы имели в виду, какие конкретно события? И что это в Вашем понимании - вести себя как народ Гуса?

«Вести себя как народ Гуса - это значит отстаивать правду, которую ты познал, и отстаивать до конца. Конечно, это трудно. Это порой стоит жизни, горла и имущества. Но чешский народ очень часто подвергался разным испытаниям. При Габсбургах до 1918 года он старался как-то выжить, потом под немецким игом. Это тоже не было легко, потому что в нашей стране всегда жили две нации - чехи и немцы, приблизительно одна треть немцев. Чехи не всегда стояли гордо, было много коллаборантов, сотрудничавших с нацистами. То же самое после большевистского путча в 1948 году. Это трудно, я должен был бы пересказать всю новую чешскую историю. Чешский народ снова подвергался репрессиям и не всегда себя вел героически. Еще в 1950-е годы эта ситуация не была катастрофической. Народ сразу понял, кто есть кто, и вел себя соответственно. Но настоящая катастрофа пришла после советской оккупации в 1968 году. Тогда никого не казнили, но запрещали работать, травили. Если бы люди массово сказали «нет», большевики были бы бессильны. Но народ массово сдавался. Вот что я имел в виду. Чешский человек подумал: «Чтобы выжить, надо приспосабливаться». Конечно, времена были очень тяжелые, я сам в них жил. Но у каждого приспособленчества есть предел. Почему народ «швейков»? Швейк воспринимал все легко и пытался выжить. С одной стороны, этот роман Гашека гениален, с другой стороны, примитивен. Но он показывает, как можно в любой ситуации выжить. Я думаю, что приходят моменты в жизни человека, народа, страны, когда надо сопротивляться. 1941 год, Россия, Украина. Конечно, много людей было против Сталина, но все-таки люди пошли защищать свою родину. Они ведь могли, как на Западной Украине, сотрудничать с гитлеровцами. Но люди знали предел. Они не сражались за Сталина, они сражались за родину и стояли до конца. Конечно, трудно сравнивать 1938 и 1968 годы с Великой Отечественной войной, но ситуация была очень трудная. Если чехам и надо было как-то сдаться - все-таки наше географическое положение такое, это не должно было значить - сдаться нравственно. К сожалению, это здесь происходило в 1970-е - 1980-е годы».

В студии с Вами были Ася Чеканова и историк Ян Лашек. На этом наша программа заканчивается. До новых встреч в эфире!