Законы Марии Терезии, остановившие «Молот ведьм»

19-02-2019

Вторая половина XVIII века, расцвет эпохи Просвещения. На стол Марии Терезии ложится дело пастуха Яна Полака из Южной Чехии, приговоренного к смерти за колдовство. Монархиня приходит в ужас от того, что в Австрийской империи все еще верят в упырей и колдунов и сжигают ведьм. Два с половиной века назад появился «Терезианский уголовный кодекс», положивший конец средневековым казням и ведовским процессам, однако не отменивший пытки как таковые.

Фото: открытый источникФото: открытый источник

Работа над новым уложением продолжалась десять лет. В 1768 году в Вене подданным была дарована Nemesis Theresiana, позднее называвшаяся Constitutio criminalis Theresiana. 18 февраля 1769 года кодекс вышел на чешском языке.

Мария Терезия, фото: открытый источникМария Терезия, фото: открытый источник Будучи опытным реформатором и понимая, что одним лишь изданием закона разрушить вековые суеверия невозможно, Мария Терезия приказала, чтобы материалы любого следствия по делу о колдовстве отправлялись на утверждение лично ей. После этого никто официально в колдовстве уже никогда обвинен не был. «Терезианские законы» не отрицали колдовство как таковое, однако требовали трезво оценивать ситуацию. Как говорится, «все-таки в восемнадцатом веке живем!» Что касается несчастного пастуха, который под пытками сознался в сделке с дьяволом, то его Мария Терезия просто помиловала, а в произошедшем обвинила церковь, которая не борется с суевериями и не просвещает темное население. Самым массовым истреблением «ведьм» в чешской истории стали процессы в Лосинах в 1678–1696 годах, когда было сожжено более ста человек. Однако это произошло еще до появления на свет Марии Терезии.

Вампиры в Австрийской империи не водятся

Еще в 1755 году эрцгерцогиня направила комиссию своих придворных медиков в селение, где выкопали, обезглавили и сожгли труп девушки, которую считали восстающим из могилы упырем. Комиссия объяснила события суевериями и массовым психозом, после чего эрцгерцогиня запретила выкапывать тела предполагаемых вампиров – их объявили несуществующими.

Constitutio criminalis Theresiana, фото: Научная библиотека Оломоуца, CC BY-SA 3.0Constitutio criminalis Theresiana, фото: Научная библиотека Оломоуца, CC BY-SA 3.0 В Constitutio criminalis Theresiana указывалось: «Пусть будет сделано святое дело, чтобы судьи производили следствие с самой заботливой осторожностью, так как до сих пор в нашем государстве не были открываемы истинные колдуны, начальники ведьм и ведьмы, а эти процессы приводили лишь к злобе и обману, безумию обвиняемого и другим порокам… Мы желаем, чтобы против людей, которые сделаются подозрительными в волшебстве или колдовстве, следствие проводилось на законных признаках и на основании справедливых доказательств. Следует обращать внимание, не произошло ли колдовство от ложного представления, выдумки и обмана или от меланхолии, расстройства ума и безумия, или произведено было особенной болезнью». Уложение налагало запрет на традиционные «испытания ведьм» посредством иглы и воды.

Новый уголовный кодекс касался, разумеется, не только колдовства. Уложение объединило в одно целое уголовное право чешских и австрийских земель, сделав его более прозрачным. Таким образом, любой смертный приговор теперь выносился лишь на основании серьезных доказательств. Было упразднено множество скорых на расправу местных и городских судов, которые часто назначали смертные приговоры – такие вердикты теперь выносили лишь несколько судов в империи. Все судьи, служившее там, должны были иметь юридическое образование.

Фото: T. Colley, CC BY 4.0Фото: T. Colley, CC BY 4.0 Хотя кодекс упразднял негуманные виды казни – утопление, закапывание в землю, сажание на кол, он был для своего времени уже устаревшим.

Theresiana запрещала некоторые средневековые виды пыток, однако полностью они отменены не были. «Там упоминалось, что человека рвали щипцами, вырезали на спине ремни и так далее. В общем, с его страниц буквально капала кровь», – напоминает историк Карел Малы.

Пытка: не более шестидесяти минут на процедуру

В целом, уложение по-прежнему выполняло роль отмщения преступнику и метода устрашения – документ так и назывался – Nemesis, «Возмездие». «Тортура», то есть пытки, оставались составной частью следствия. Constitutio criminalis Theresiana содержал точное их описание, включая рисунки, – своего рода инструкцию по применению. Точно устанавливалось время, в течение которого обвиняемого позволялось подвергать пытке – «процедура» должна была занимать не больше часа, причем на каждый из видов пытки выделялось пятнадцать минут. Этот кодекс еще не содержал положения, согласно которому караются лишь те преступления, которые перечислены в уложении. Это позволяло выносить обвинительные приговоры и за действия, которые в законе упомянуты не были, однако считались общественно опасными, что открывало дорогу к злоупотреблениям.

Constitutio criminalis Theresiana (1768), фото: открытый источникConstitutio criminalis Theresiana (1768), фото: открытый источник Модернизацию уголовного права завершил уже сын Марии Терезии – император Иосиф II. «Иосиф II полностью отменил смертную казнь, что стало радикальным шагом, разрушавшим феодальное понимание права. Уголовное законодательство он трактовал уже как способ перевоспитания преступника. Даже нападение на особу монарха не каралось смертью. Император рассуждал так: "Подобного человека следует поместить в сумасшедший дом". Человек, который не понимает, что государь заботится о его благе, им воспринимался как безумец, которого следует не казнить, а поместить в дом для умалишенных и лечить», – объясняет историк Карел Малы.

Справедливости ради стоит сказать, что позднее Иосиф II вернул смертную казнь, но уже не в таком жестоком средневековом «исполнении».

19-02-2019