Российский гость «Фебиофеста» - Илья Хржановский

После годового молчания международный кинофестиваль «Фебиофест» вновь распахнул свои объятья полюбившей его публике. Вторым российским гостем, заглянувшим в фестивальную Прагу после Карена Шахназарова, представившего своего «Всадника по имени Смерть», стал режиссер Илья Хржановский.

Илья Хржановский (Фото: ЧТК)Илья Хржановский (Фото: ЧТК) Илья Хржановский известен, в первую очередь, как театральный режиссер. На «Фебиофесте» молодой автор представил свой фильм «Четыре», который был снят на перепутье, как говорит Хржановский, не только многих россиян, но и всей страны: между тюремными колониями поселка Явас и Санарским монастырем. Картина снята по прозе Владимира Сорокина и несмотря на то, что является дебютом Хржановского, получила премию на кинофестиваля этого года в Роттердаме. Режиссер избежал музыкального оформления в картине, так как, по его мнению, оно подсовывает зрителю ощущение авторского взгляда. Практически все звуки в картине записаны во время съемок и помогают вывернуть наизнанку жизненную оболочку, обнажив будни героев: один из них якобы работает на президента, другой занимается выращиванием клонов, третья, будучи проституткой, примеряет на себя роль рекламного агента. Они, эти трое, которые все врут про себя, встретились за стойкой бара, ставшей своеобразным трамплином в разворачивающуюся драму. Зритель очутится в российской глубинке; его, меня и вас, наверняка, будет преследовать чувство, что мы оказались во всамоделишней жизни, а не в кино. Как это удалось Илье Хржановскому?

- Я не снимал ничего документально, все это абсолютно постановочное кино. В фильме, в основном, снимались непрофессиональные актеры, как в городе, так и в деревне, потому что я с сомнением отношусь к профессии актера. Актер - это человек, который верит в предлагаемые обстоятельства. Вы, например, говорите им, что это - не бутылка с минеральной водой, а бомба. И вот старушки в деревне, и Сережа Шнуров, и Марина Вовенко именно так относятся к предлагаемой им игре. Поэтому есть ощущение достоверности. Другое дело, что не актер исходит сам из себя, он не придумывает вместо себя другого человека. Так что это не документ - все снималось летом, несмотря на то, что действие фильма происходит в холодную пору: вспахивались поля, с деревьев обрывались листочки, а бабушки в жару ходили в теплой одежде, - говорит московский режиссер.