Протекторат. Жизнь, перечеркнутая свастикой

Над Пражским Градом плещется на ветру красно-белое полотнище с черным крестом свастики. Нацистский Левиафан окончательно поглотил уже обглоданную со всех сторон Чехию. Солдаты в чужой униформе, руки, вскинутые в нацистском приветствии. С площадей исчезли памятники Масарику, на домах – острый шрифт переименованных улиц. Талоны на хлеб и одежду, принудительный труд на благо рейха. Евреи, коммунисты, антифашисты отправлены в концлагеря.

15. březen 1939 na Pražském hradě, фото: открытый источник 15. březen 1939 na Pražském hradě, фото: открытый источник

Адольф Гитлер в Пражском Граде, Фото: Bundesarchiv Bild 183-2004-1202-505 / CC-BY-SA-3.0-deАдольф Гитлер в Пражском Граде, Фото: Bundesarchiv Bild 183-2004-1202-505 / CC-BY-SA-3.0-de Протекторат – территория внутри Третьего рейха площадью 49 363 км2 и населением 7380000 человек – просуществовал 2248 дней, до самого финала Второй мировой войны.

«Сегодня – лучший день моей жизни. Именно я добился того, что столетиями тщетно пытались сделать другие. Чехия и Моравия вернулись в Рейх. Я войду в историю как величайший Немец всех времен», – провозгласил в свойственной ему манере Адольф Гитлер 15 марта 1939 года. Чехия, так сказать, «вернулась в родную гавань» – в состав Германской империи, «под крыло немецкой нации».

«При этом всего за несколько месяцев до этого Гитлер говорил: "Я не хочу, чтобы на моей территории жил хоть один чех, я хочу, чтобы в Великом рейхе были только немцы". Теперь же он оккупирует Чехию и Моравию. Так что он нарушил все свои предыдущие обещания, показав себя лжецом», – рассказывает историк Петр Коура. По распространенной легенде, напоминает ученый, фюрер ненавидел чехов за то, что в комиссии Венской академии художеств, отказавшей Гитлеру в поступлении, половину составляли чехи, а половину – евреи.

«Богемия и Моравия вернулись в империю»

«В течение тысячелетия богемско-моравские земли являлись жизненным пространством германского народа. Насилие и неразумность вырвали их из их старого исторического окружения и создали, путем включения их в искусственную формацию Чехословакии, очаг постоянного беспокойства. С каждым годом росла опасность, что из этой области, как однажды было в прошлом, возникнет новая чудовищная угроза для мира в Европе, потому что чехословацкому государству и его властителям не удалось разумным образом организовать сосуществование групп народностей, произвольно объединенных в нем, и пробудить и поддержать интерес всех участков к сохранению их общего государственного целого. Таким образом, чехословацкое государство доказало свою внутреннюю нежизненность и поэтому оно теперь и подверглось фактическому распаду», – эта тирада, которую в Пражском Граде произнес министр иностранных дел фон Риббентроп, прозвучала по радио, была передана по радио и напечатана в газетах.

Чешское оружие для победы рейха

Рабочие в Пльзене на оружейном заводе рейха, источник: Из книги Работа – это честьРабочие в Пльзене на оружейном заводе рейха, источник: Из книги Работа – это честь «Гитлер не мог допустить, чтобы такая стратегически важная часть Центральной Европы не находилась под полным контролем Берлина. Он лично в январе 1939 года принял решение, что Чехия и Моравия станут интегрированной частью Третьего рейха. Причин было несколько. Прежде всего, фантастически сильная чешская оружейная индустрия: «Шкода Пльзень» была вторым по величине в рейхе заводом по производству оружия. В результате оккупации военная промышленность Германии выросла на 26%. Берлин начал смотреть на нас как на «стальное ядро» рейха. Здесь были прекрасно образованные рабочие», – рассказывает историк Ян Углирж. Несмотря на репрессии, саботаж с течением войны приобретал все большие масштабы.

«Вторая причина, почему сюда пришли немецкие войска, – это, разумеется, вооружение и базы чехословацкой армии, рассчитанные на 24 дивизии. Если бы не это, то в 1940 году Гитлер не смог бы так стремительно атаковать Западную Европу. Каждый четвертый немецкий танк, использовавшийся в 1940 году в западной военной операции Германии, был изначально Made in Czechoslovakia. Наши легкие танки на порядок превосходили немецкие. К сожалению, созданные для поддержки союзников, они в результате использовались против них». Кроме того в Праге хранился значительный золотой запас. Как сказал тогда Муссолини: «К Третьему рейху была присоединена самая богатая в мире территория». На эти земли Берлин начал переселять «истинных арийцев» из Германии, а потом и из других стран.

Прага в годы протектората, Фото: Чешское телевидениеПрага в годы протектората, Фото: Чешское телевидение В документах об учреждении протектората указывалось: «Национально-немецкие жители протектората становятся германскими гражданами и имперскими подданными. Для них обязательны постановления об охране немецкой крови и немецкой чести. Они подлежат германской юрисдикции. Остальные жители Богемии и Моравии становятся гражданами протектората Богемия и Моравия».

1 сентября 1939 года, с началом Второй мировой войны, репрессии резко усилились: если раньше за сопротивление нацизму полагалось пожизненное заключение, то в военное время это была смертная казнь. «В то же время тогда чешское общество с нетерпением ждет войну, поскольку видит в ней шанс вернуть себе независимость. Так что некоторые почувствовали облегчение, что война наконец началась», – считает историк Петр Коура.

Право на принудительный труд

Чешские девушки на принудительных работах в Германии, Фото: архив Барборы НемцовойЧешские девушки на принудительных работах в Германии, Фото: архив Барборы Немцовой «Немецкий порядок» вводился берлинскими хозяевами быстро и решительно: сразу после входа войск чехословацкое левостороннее движение оккупанты заменили на правостороннее. Во Второй Чешско-Словацкой республике к этому готовились постепенно, планируя ввести его в мае 1939 года, немцы же сделали это в одночасье, что привело к хаосу на улицах. Впрочем, вскоре топливо стало настолько малодоступным, что дорогах остались только автомобили немцев и коллаборационистов, которым удавалось доставать талоны на бензин. По чешским мостовым вновь зацокали конские копыта.

Берлин ввел принудительный труд для всего населения: 640 тысяч молодых мужчин и женщин были отправлены на работу в рейх; в самом протекторате рабочие не имели право бастовать. Зарплаты назначались централизовано – в неделю рабочий зарабатывал от 400 до 700 протекторатных крон; квалифицированный специалист на оружейном предприятии мог получать до 1100 крон. Учителя получали от 1600 до 5000 крон в месяц, служащие – от 600 до 3700 крон. Зарплаты были на 50% ниже, чем в самом рейхе, и большая часть денег у населения протектората уходило на еду.

Талоны на хлеб и ботинки

Талоны на питание времен протектората, Фото: Miaow Miaow, Wikimedia Commons, Public DomainТалоны на питание времен протектората, Фото: Miaow Miaow, Wikimedia Commons, Public Domain С 1 октября 1939 года была введена карточная система – продукты питания, обувь, одежда, сигареты распределялись по талонам. Каждая семья получала книжку талонов на месяц, объем которой зависел от «трудового вклада» и принадлежности или не принадлежности к немецкой нации. Крестьян обложили продовольственным налогом, а за нелегальный забой собственного поросенка можно было попасть в гестапо.

В течение первых двух лет оккупации потребление мяса упало на 20 кг, продовольственный паек постоянно снижался. В 1943–44 годах на душу населения в неделю приходилось 3,5 кг картофеля, 15 кг хлеба, 1,5 л молока, 250 г мяса, два яйца. Дефицитом было масло – его житель протектората получал 70 г в месяц; 160 г сала, 480 г маргарина. Кофе, какао, шоколад полностью исчезли с прилавков. Население стало разводить кроликов, причем даже в городских кварталах. Процветал черный рынок с астрономическими ценами: килограмм масла там стоил 1500 крон, сала – 1800 крон. Кофе, который привозили контрабандой из Словакии, продавался по 17 000 крон за килограмм. Мужской костюм, сшитый в довоенной Чехословакии, можно было приобрести за 20 000 крон. Население переходило на натуральный обмен: на еду и бытовые товары меняли оставшиеся семейные ценности, при этом особым спросом пользовались ювелирные украшения и ковры.

«Решение еврейского вопроса»

Удостоверение личности с пометкой J – Jude, еврей, Фото: архив Барборы НемцовойУдостоверение личности с пометкой J – Jude, еврей, Фото: архив Барборы Немцовой Нюрнбергские расовые законы распространились на 118 000 евреев и так называемых «людей смешанной крови». Сначала эта часть населения была лишена всего имущества; на четырех сотнях предприятий прошла так называемая «ариизация» – они перешли в руки немцев. Евреи не имели право заниматься умственным трудом, выходить на улицу после восьми часов вечера, переезжать на другой адрес, покупать газеты, стирать белье в общественных прачечных, посещать театры и стадионы. В трамваях для них были отведены специальные места, в магазинах – определенные часы. Им выдавали минимальное количество талонов, а покупать фрукты им вообще не дозволялось. С 1 сентября 1941 года все евреи старше 6 лет должны были носить на одежде желтую Звезду Давида и надпись Jude. Для окончательного «решения еврейского вопроса» в октябре 1941 года нацисты создали в крепости Терезин гетто, куда людей свозили перед отправкой в газовые камеры концлагерей. В годы оккупации погибло более 78 тысяч проживавших в Чехии евреев.

Как отмечает историк Ян Углирж, вина за их уничтожение лежит не только на немецких нацистах, но и на чешских фашистах из организаций «Влайка», «Арийский рабочий фронт» и других.

Лидице в момент сожжения, Фото: открытый источник Лидице в момент сожжения, Фото: открытый источник Переломным моментом в истории протектората стал 1942 год – после успешного покушения на заместителя имперского протектора Гейдриха пришла волна кровавых репрессий, были уничтожены чешские деревни Лидице и Лежаки.

«К 1942 году было уже было совершенно ясно, что чехи абсолютно не приемлют не только национал-социализм, но и германизацию как таковую. Интересно, что в одном из донесений службы безопасности СС констатируется, что с таким неприятием немецкие солдаты не сталкивались даже на территории Советского Союза и в Сербии», – рассказывает историк Ян Углирж. Годы протектората – время как героического сопротивления, так и предательства и коллаборационизма, напоминает ученый.

Полную и окончательную «ариизацию» Богемии и Моравии, населенных «улыбающимися бестиями», как называли чехов нацисты, Берлин планировал осуществить после победы рейха в войне.