Прощание с родовыми титулами по-чешски

17-12-2018

Сто лет назад в Чехословакии фактически упразднили аристократию - спустя всего лишь месяц после образования нового государства в сердце Европы, возникшего в 1918 г. на обломках империи Габсбургов, которая потерпела крах в результате Первой мировой. Большая часть населения страны страдала от голода и других лишений, экономика была серьезно расшатана. В такой ситуации первостепенными становятся вопросы обеспечения населения продовольствием, службы по охране государственной границы и общественного порядка. Однако революционное народное собрание прежде всего дало понять, что пришел конец аристократическим элитам. Одним из первых законов, принятых новоиспеченным парламентом 10 декабря 1918 года, стал запрет на использование дворянских титулов.

Фото: открытый источникФото: открытый источник

«Чех – либо грубиян, либо лобзает руку», – посетовал Франц Антон фон Тун-Гогенштейн в 1893 году, назначенный за четыре года до того штатгальтером Богемии. Основная задача, возложенная на новую земельную администрацию, заключалась в примирении немецкого и чешского населения, и Тун-Гогенштейн проводил политику уравнивания в правах предствителей обеих общин. Покинув эту должность, он несколько месяцев состоял на службе эрцгерцога Франца Фердинанда в качестве обергофмейстера. Формулировка Тун-Гогенштейна отражает весьма неоднозначное отношение чешского народа к представителям местной аристократии.

10 декабря 2018 г. исполнилось ровно сто лет со дня упразднения благородных титулов и чешской аристократии как таковой. Несмотря на это, и по прошествии ста лет многие чехи интересуются и зачастую гордятся заслугами местных представителей «высшего света».

История Кинских

Константин Кински, фото: Вит Поганка, Чешское радиоКонстантин Кински, фото: Вит Поганка, Чешское радио Представитель одного из самых древних чешских дворянских родов Константин Кински рассказал в интервью «Чешскому Радио» о своем дедушке.

– Вообще это был очень интересный период времени. Я знаю, что мой дедушка, с одной стороны, сразу же поддержал создание независимой Чехословацкой Республики и очень подружился с Яном Масариком, сыном первого президента Чехословакии. Дедушке даже предложили пост министра сельского хозяйства, однако он отказался, так как хотел сохранить личную независимость. Однако, с другой стороны, он, будучи офицером, который ранее принес императору присягу на верность, в момент создания Чехословакии считал правильным обратиться к императору с прошением об освобождении от этой присяги и написал ему письмо. Ответа от императора так и не последовало.

Костантин Кински считает себя чешским патриотом, равно как и его дедушка Зденко Радслав Кински в 1918 г., подписавший декларацию чешского дворянства 1938 и 1939 г., в которой было заявлено о принадлежности этого высшего сословия к чешскому народу и его единстве с народом. За это нацисты конфисковали у семьи, как и у многих других чешских дворян, имущество.

Родным языком Костантина Кинского является французский, однако он также владеет чешским языком. Родился потомок хлумецкой ветви рода Кинских (Хлумец-над-Цидлиной) уже во Франции, куда удалился его предок, граф Зденко Радслав, известный на весь мир ученый в области репродуктивной иммнологии, с 1992 года заботившийся о семейном имуществе, включая замок Ждяр-над-Сазавой. По профессии он является банкиром и в 1990-е годы был советником чешского правительства. После возвращения семье Кинских родного имения стал владельцем упомянутого замка и основал здесь музей нового поколения Кинских. Вместе со своей супругой Марией он организовывает в замке информационно-просветительские и культурные мероприятия, за что удостоился престижной награды региона Высочина.

Листая страницы прошлого

В XVI веке и ранее аристократия в Чехии состояла из лиц панского и рыцарского сословий. Поражение восстания чешских сословий против Габсбургов в 1620 г. повлекло за собой изменения в аристократическом обществе. Сражение, сыгравшее роковую роль в чешской истории, в результате которого Чехия оказалась под абсолютной властью Габсбургов, проходило неподалеку от Белой горы в окрестностях Праги. Многие из знатных родов и числа принявших участие в восстании, во избежание наказания бежали за пределы своего отечества. Иные представители голубой крови покинули родину в результате рекатолизации страны, отдав предпочтение свободе вероисповедания перед имуществом, которое вследствие этого им пришлось покинуть. Их земли и угодья были постепенно перераспределены в пользу оставшихся представителей знати или новоприбывших аристократов из зарубежья.

Альбрехт из Валдштейна, фото: открытый источникАльбрехт из Валдштейна, фото: открытый источник Новая волна аристократических пришельцев наводнила Чехию после убийства богатого чешского дворянина и выдающегося полководца Альбрехта Вацлава Валленштейна (Вальдштейна) и его верных Вилема Кинского и Адама Трчки из Липы. Валленштейну принадлежало огромное состояние, в том числе земли, которые после конфискации раздавались за заслуги генералам, отличившимся в ходе Тридцатилетней войны, или выплачивались в качестве воинского жалования. По стечению обстоятельств, на рубеже XVI - XVII вв. также вымерли знатные роды Рожмбергов, Пернштейнов, Крайиржей и другие. Процесс преобразования всего аристократического общества был завершен.

Региональные патриоты

Новоприбывшие отпрыски славных родов в течение следующих столетий постепенно интегрировались в чешское знатное общество.

– Возникло своеобразное дворянское общество, члены которого приезжали в Чехию из разных уголков Европы. Не зная чешского или владея им в ограниченной степени, они заняли позицию так называемого регионального патриотизма, хотя нам, чехам, и кажется это довольно странным и необъяснимым. Они были готовы пожертвовать ради этого идеала многим, часто даже собственной жизнью,

– рассказал в интервью «Радио Прага» историк и писатель Петр Машек, соавтор «Альманаха чешских аристократических родов».

Многие аристократы нечешского происхождения в час испытаний назвали себя чехами

Фото: Wolfgang Sauber, CC BY-SA 3.0Фото: Wolfgang Sauber, CC BY-SA 3.0 С течением времени также претерпела изменения структура целого европейского общества и ее национально-народное самосознание. Аристократические семьи наряду с другими слоями общества были вынуждены определить свою национальность, что многим в то время было сложно понять и принять, так как они не чувствовали себя представителем какой-либо национальности. С учетом происхождения их семей было непросто уложиться в выше указанные рамки, но определиться с выбором им все-таки пришлось. Причем в наиболее драматичный период истории своей страны, в начале Второй мировой войны. Все они были гражданами бывшей Чехословакии, точнее – гражданами протектората Богемии и Моравии, когда чешская исполнительная власть подчинялась немецким оккупантам, подчеркивает Петр Машек. Выбор ограничивался немецкой и чешской национальностями.

– Выбор чешской национальности в период протектората означал подвергнуться неприязни со стороны представителей государственной власти и риску, который был в данном случае намного больше, чем если бы вы причислили себя к немецкой нации. И все же, несмотря на данную угрозу, многие аристократические семьи нечешского происхождения назвали себя чехами. Среди них и старинная дворянская семья немецкого происхождения Шварценберг, а также французский княжеский род Мензорф-Пуи. Были и такие, которые решили «стать» немцами. К последним относятся князья знаменитого чешского рода Роган. Разделение по национальностям имело место и в чешских знатных семьях,

Петр Машек, фото: Яна Хладкова, Чешское радиоПетр Машек, фото: Яна Хладкова, Чешское радио – рассказал Петр Машек.

Данное решение предопределило судьбу многих семейств в дальнейшем: не только в период Второй мировой войны, но и после нее, когда было конфисковано имущество немцев и немецкой аристократии, что повлекло за собой уход этой знати. Имущество, отобранное в 1948 г., было возвращено представителям дворянства после 1989 г. на основании Закона о церковных реституциях.

Многие знатные семейства все же остались после войны в Чехословакии. Чернины, Лобковицы, Штенберги, ныне владельцы одноименного замка в Чехии, и другие. Петр Машек отметил, что следует помнить о том, что вернулись на землю предков из-за рубежа отнюдь не только те, кому было что унаследовать.

К слову, прибывшие из России после Октябрьской революции эмигранты из числа аристократов и претендентов на пособие в рамках масариковской «Русской акции помощи» также должны были отказаться от родовых титулов.

17-12-2018