Проект «Разделены свободой»: заработать, выжить, вздохнуть

02-10-2019

Выживать, работая на двух работах, иметь ипотеку, быть неуверенным в завтрашнем дне, но при этом сохранять надежду и радоваться тому, что имеешь. Как живётся людям, которым ежедневно приходится считать каждую крону?

Филип Шимандл, фото: Khalil Baalbaki, ЧРоФилип Шимандл, фото: Khalil Baalbaki, ЧРо Работа садовника – полезное и красивое дело, при котором много времени можно проводить на свежем воздухе. Звучит, как сказка для городского жителя. Однако градус романтики значительно снижается, если знать, что человек вынужден стричь газон и ухаживать за кустами, чтобы прокормить себя и детей после развода, да вдобавок к этому подрабатывать в других местах.

Сорокадвухлетний Филипп Шимандл из города Млада Болеслав, однако, и в такой ситуации находит позитивные стороны.

«Я бы не мог сидеть в офисе или трудиться на заводе, точно бы не хотел такой жизни, - рассказывает он, не прерывая работы в саду, и показывает свои инструменты. – Вот одни ножницы для изгороди, а вот другие, подлиннее. Я сегодня впервые на этом участке, приеду сюда ещё раз. Садоводство мне всегда нравилось».

По образованию Филипп – лесник, по профессии он проработал около десяти лет, но, по его словам, ему всё же чего-то не хватало. Однажды у него появилась возможность потрудиться в дендрологическом саду в Пругонице – для Филиппа это были первые уроки садоводства, в которое он с удовольствием окунулся. Теперь его мечта – работать в садовом комплексе какого-нибудь замка. Однако даже у любимой работы, вдобавок с гибким графиком, всё же есть свои минусы.

Филип Шимандл, фото: Khalil Baalbaki, ЧРоФилип Шимандл, фото: Khalil Baalbaki, ЧРо «У всего есть свои «за» и «против». Садовнику приходится искать заказы, в этом заключается определённая неуверенность. Вот и сейчас я не знаю, как у меня всё сложится осенью, будут ли у меня ещё заказы или нет. Живые изгороди нуждаются в обработке, главным образом, весной и в конце лета».

Другой, незаметной на первый взгляд проблемой является здоровье.

«Спина пока не даёт о себе знать. Гораздо сложнее переносятся вибрации от инструментов. Не знаю, как будет влиять возраст: у меня есть подозрение, что чем человек старше, тем хуже он это переносит».

Работа с секатором и ножницами – только дополнительный заработок, хотя при необходимости Филипп отдаёт ей выходные. Основной доход приносит должность администратора в частной клинике, а точнее, мастера на все руки.

«Я выполняю работу администратора, водителя, техника, делаю ремонт – в общем, всё на свете. Там у меня чётко определены смены, а в свободное время я планирую заказы по садоводству. Если бы у меня была только одна работа, мне бы точно не хватило денег, чтобы выжить. Так что вторая работа на данный момент для меня необходимость. Тем более, что у нас квартира в ипотеке».

Филип Шимандл, фото: Khalil Baalbaki, ЧРоФилип Шимандл, фото: Khalil Baalbaki, ЧРо Жильё, по словам Филиппа, после развода придётся продать. Несложившийся семейный союз явился одной из главных причин напряжённой ситуации с деньгами.

«Это однозначно послужило тому причиной. Если бы мы сохранили полную семью, то я уверен, что мы бы были в гораздо лучшем финансовом положении», - уверен Филипп. Несмотря на неурядицы, семья для него по-прежнему остаётся важным элементом в жизни: он – заботливый отец, и с удовольствием проводит много времени с детьми.

К «Находящемуся под угрозой классу» относится около 22 процентов жителей Чехии. Это класс с низким уровнем достатка, его типичные отличительные признаки – уровень заработной платы ниже среднего, малое количество имущества, жизнь в съёмном жилье, высокий процент неполных семей и частые разводы. В эту группу попадают люди разных возрастных категорий, чаще всего они трудятся в сфере услуг или на низких административных должностях.

02-10-2019