Поле брани

На заседании дисциплинарной комиссии французской футбольной лиги был оглашен вердикт по делу Милана Бароша, которого за его жест в адрес темнокожего футболиста многие записали в расисты.

Милан Барош (Фото: ЧТК)Милан Барош (Фото: ЧТК) Напомню, в матче французского чемпионата с «Ренном» форвард лионского «Олимпика» Милан Барош, находясь в опасной близости телевизионной камеры и защитника «Ренна» Стефана Мбиа, закрыл нос пальцами и начал демонстративно разгонять воздух свободной от своего носа рукой. С подачи голодных до сенсаций средств массовой информации жест этот был расценен многими как проявление расовой ненависти.

Барош совсем недавно перешел в «Лион» из английской «Астон Виллы» и, что вполне логично, не успел овладеть французским языком. Но своим оправданием, что он просто хотел жестами (а как же иначе-то?) показать сопернику, чтоб тот оставил его в покое, Милан убедил далеко не всех.

Не до конца поверили и члены дисциплинарной комиссии. Ее председатель, Жак Риолаччи огласил вердикт: «Милан Барош дисквалифицирован на три матча. Мы не признали его жест проявлением расизма, но, принимая во внимание, что это дело находится под пристальным вниманием журналистов, мы должны сделать все возможное, чтобы подобное больше не повторилось. Если бы мы сочли жест Бароша расистским, наказание бы было более суровым».

Стефан Мбиа на заседании повторил ранее сказанное, что, он на Бароша зла не держит. Комиссия, безусловно, приняла во внимание и этот факт.

Последнее время проявлениям расизма на стадионах, в том числе и чешских, уделяется немало внимания. Но все ли реакции болельщиков и спортсменов можно считать расистскими? Скажем, в Испании, если футболист перейдет из «Реала» в «Барселону» или наоборот, его будут освистывать до конца его спортивной карьеры, будь он хоть серо-буро-малиновым.

Некоторые спортивные комментаторы поспешили сравнить оный инцидент с тем, что произошел на чемпионате мира, когда Зидан ударил головой Матерацци. «Можете себе представить, что бы было, если б один из актеров той потасовки оказался чернокожим?» - задают вопрос в пустоту репортеры.

И еще одно «если». Если бы Барош владел хоть немного французским языком, он бы наверняка ограничился словами, которые нельзя произносить в эфире. На футбольном поле они звучат чаще, чем свисток судьи. (Сам играл, знаю, о чем говорю). Футбол - это мужская игра, и выражение «поле брани» на футбольном поле принимает все возможные смыслы.