Петр Келлнер приобретает медиа-холдинг CME: Перспективы, развитие, риски

30-10-2019

Принято считать, что «независимые сми» являются признаком демократического общества. А под понятием независимых средств массовой информации скрывается медиа, которое не принадлежит ни государству, ни крупному бизнесу. Однако в условиях рыночной экономики все больше медиа-групп приобретаются крупными компаниями или отдельными бизнесменами. Есть ли в такой ситуации место свободе слова?

Петр Келлнер, фото: архив PPFПетр Келлнер, фото: архив PPF Недавно стало известно, что компания PPF Group, принадлежащая самому богатому чеху, предпринимателю Петру Келлнеру, подписала договор о приобретении медиа-холдинга Central European Media Enterprises (CME). По предварительным данным сделка оценивается в 48,8 миллиардов крон (почти 2 миллиарда евро). Данная информация сильно взволновало чешское общество. Многие вспомнили о событиях 2013 года, когда миллиардер и действующий премьер-министр Андрей Бабиш приобрел медиа-компанию Mafra, публикующую такие газеты как Mladá fronta Dnes и Lidové noviny, входящие в тройку самых популярных изданий Чехии. Критики Андрея Бабиша заявляли, что таким образом он приобрел 20% всей чешской аудитории. О том, есть ли связь между этими двумя сделками, а также о ситуации в мире чешских СМИ рассказал медиальный аналитик Вацлав Штетка:

— Сравнивая эти две операции (покупка Андреем Бабишем компании Mafra, а Петром Келлнером СМЕ) я считаю, что первая имела большее влияния не чешский медиальный рынок, к тому же, это событие стало наболее значимой вехой в истории чешских СМИ. Ведь это было впервые в чешской истории, когда столь крупный медиа-холдинг (один из крупнейших в стране) оказался в руках человека, который является не только предпринимателем, но и политиком. В отличие от Андрея Бабиша, Петр Келлнер уже долгое время активно участвует в медиальном бизнесе, телеканал NOVA (который принадлежит СМЕ и также перейдет в собственноcть Келлнера) уже ранее принадлежал ему несколько лет на рубеже 1990-2000 годов, а примерно в 2005 году он продал канал компании СМЕ. Кроме того, в отличие от Андрея Бабиша, Петр Келлнер не участвует в политической жизни страны.

Покупка СМИ – расширение сферы деятельности или личные цели?

Впрочем, как признается Вацлав Штетка, есть в этих двух сделках и много общего. Этого мнения придерживаются также многие общественные деятели, политики и независимые журналисты. По их мнению, в обоих случаях Чехия теряла независимость в приобретенных СМИ. Многие отмечают, что хотя Петр Келлнер и не является активным политическим деятелем, однако его влияние на политическую ситуацию достаточно очевидно – например, он поддерживает развитие экономического и политического сотрудничества Чехии с Китаем. Кроме того, нельзя забывать, что и Андрей Бабиш, и Петр Келлнер являются самыми богатыми людьми Чешской Республики, более того, Келлнер является самым богатым человеком Центральной Европы. А бизнесмены никогда ничего не делают просто так, все их шаги обдуманы далеко вперед. Как изменится ситуация внутри медиа-холдинга СМЕ после того, как он станет собственностью Петра Келлнера?

— Результатов нам некоторое время придется подождать, потому что пока непонятно, в какой мере Петр Келлнер будет пытаться изменить работу теле и радиостанций, ставших его собственностью. Здесь важно отметить еще одно существенное отличие сделки Келлнера от покупки Андреем Бабишем компании Mafra. В то время как Mafra в 2013 году была фактически убыточной, медиа-холдинг CME и телеканалы, которые к ней относятся, очень даже прибыльные, это хорошая инвестиция, которая будет приносить весьма существенный доход. Так что причины приобретения СМЕ могут быть действительно лишь предпринимательскими и, возможно, здесь нет политических или личных мотивов. Но с уверенностью это никогда нельзя сказать заранее, тут покажет время.

Новый владелец — новые возможности или новые ограничения?

TV Nova, фото: ŠJů, CC BY-SA 4.0TV Nova, фото: ŠJů, CC BY-SA 4.0 Напомним, что к медиа-холдингу CME относятся теле- и радиостанции не только в Чехии, но и в Словакии, Болгарии, Румынии и Словении, всего СМЕ ведет вещание на 30 телевизионных каналах, как бесплатных, так и платных, ее аудитория составляет более 45 миллионов зрителей. Однако, если в 90-ые годы большинство медиа-компаний принадлежала иностранным инвесторам, то теперь их все чаще приобретают (или открывают) чешские предпринематели. Чем объяснить этот тренд?

— Уход иностранных инвесторов начался после глобального финансового и медиального кризиса в 2008-2009 годах, причем, это происходило не только в Чехии, но и в других государствах Центральной и Восточной Европы. С одной стороны, благодаря смене владельца некоторые медиальные компании получили шанс выжить и продолжить развиваться, так как иностранные инвесторы вряд ли стали бы тратить время на развитие убыточного бизнеса. Однако с другой стороны многие из них за эту возможность поплатились потерей автономии и независимости – кто-то в большей, а кто-то в меньшей степени. Подобную ситуацию можно наблюдать не только в Чехии, но и в других соседних странах, где происходит некая переориентировка масс-медиа в руках новых владельцев, чьи интересы сосредоточены в иных сферах экономики, многие из них активно связаны с некоторыми политиками, а некоторые – сами ведут активную политическую деятельность.

Учитывая сложившуюся ситуацию, когда подавляющее большинство медиа-компаний в Чехии принадлежат предпринимателям и политикам, многие люди задаются вопросом – насколько этим СМИ приходится поступится свободой слова и независимостью и можно ли доверять исходящей от них информации. Есть ли возможность как-то противостоять этим крупным медийным конгломератам?

— Ситуация на рынке действительно далека от идеальной. Обычно мы от СМИ ожидаем свежей информации и объективной и независимой оценки происходящего. Однако, это невозможно, когда медиальные компании принадлежат бизнесменам и миллиардерам. Такая ситуация вызывает недоверие к СМИ среди населения, что подтверждает и целый ряд социологических исследований в последние годы. Как противовес СМИ, принадлежащим частным лицам, особую роль играют публично-правовые медиа-каналы. Я считаю, что это основа для удержания плюрализма на медиа-рынке страны. Кроме того, нам не стоит забывать про небольшие независимые средства массовой информации (которые зачастую возникли именно как реакция на «олигархизацию СМИ»), а также про социальные сети, где общественность может делиться новостями, а также свободно высказывать свое мнение о событиях внутри страны или по всеми миру. Однако, что касается соцсетей, я лично немного скептичен, так как здесь слишком большое пространство для распространения дезинформации, поэтому не следует ожидать, что они станут полноправной заменой профессиональной журналистике.

30-10-2019