Новый посол Чехии при НАТО о гибридных угрозах и коллективной обороне

28-06-2019

У Чехии нет альтернативы членству в НАТО, уверен новый посол республики при Североатлантическом альянсе Якуб Ландовский, который сменит на этом посту Иржи Шедивого. О задачах, которые стоят перед новым дипломатом и Чехией в целом, кибератаках и гибридных угрозах с Якубом Ландовским беседовала журналист «Чешского Радио» Яна Магдонёва.

Фото: © NATOФото: © NATO

Якуб Ландовский (род. 5 сентября 1976 г.) – адвокат, политолог, преподаватель, с 2015 г. – замминистра обороны, член социал-демократической партии Чехии.

– Какие стоят перед вами задачи, и что вы планируете поменять в работе посла при НАТО?

– Я могу улучшать имидж Чешской Республики, транслировать внутри страны ситуацию у наших союзников. Разумеется, оборонную политику формирует правительство, а посол исходит из его решений, однако в рамках моей работы можно решать и множество менее крупных задач, например, укреплять контакты не только внутри НАТО, но и между НАТО и Евросоюзом.

– В каком направлении НАТО и ЕС следует развивать сотрудничество?

– Главная сложность – найти область, в которой эти структуры не дублировали бы друг друга. Идеальным вариантом сейчас представляется, например, европейская инициатива «военной мобильности». Европа хочет сделать свою территорию свободной для передвижения вооруженных сил армий НАТО, сократить процедуру согласования прохода военных конвоев, создать железнодорожные и шоссейные коридоры и гавани, что позволило бы союзникам быстро перемещаться в границах Европы. Таким образом Европа могла бы сосредоточиться на стабилизации своих пограничных зон, борьбе с терроризмом, решении проблемы миграции, а НАТО занималось бы угрозами со стороны других государств, восточным крылом, Россией.

– Как можно в целом охарактеризовать Североатлантический альянс?

– НАТО – это классический оборонительный союз, так что его первая задача – отпугивать возможного противника. Тут необходимо напомнить, что ни одно из государств – членов НАТО, защищенных системой совместной обороны, никогда открыто на другое государство не нападало. Вторая задача – если отпугнуть противника не удастся, планировать совместную оборону, используя возможности отдельных стран. Каждое из государств-членов обладает в НАТО равным голосом, и любые вопросы, по которым принимаются решения, должны быть одобрены всеми.

посол Чехии при НАТО Якуб Ландовский, фото Радко Яната, архив Министерства обороныпосол Чехии при НАТО Якуб Ландовский, фото Радко Яната, архив Министерства обороны – Одним из ключевых вопросов в наши дни остается защита киберпространства и кибербезопасность в целом. Какую роль в этом играет НАТО?

– Альянс непосредственно не вмешивается в вопросы обеспечения кибербезопасности внутри отдельных стран. Кибернетическая оборона является пространством, которое НАТО определяет как военное и разрабатывает для него оборонную политику. По моим предположениям, конфликты подобного рода в будущем будут играть все большую роль.

– Что НАТО понимает под гибридной угрозой?

– Гибридная угроза – это действия внешней силы, иностранного государства, совершаемые с помощью военных или невоенных инструментов для достижения определенной силы. Сюда относится все – от кибернетических атак до дезинформации. Проблема в том, что внутри отдельной страны мы не всегда можем сразу понять, когда речь идет о целенаправленных действиях неприятеля, можем ошибочно полагать, что отдельные случаи между собой не связаны. Именно поэтому важно уделять внимание координации и ведению совместных действий, а также определять, что речь идет именно о гибридных действиях неких сил из-за рубежа, и получать реакцию на это со стороны правительства.

– Вы можете привести пример гибридного нападения одного государства на другое?

– Гибридные действия целенаправленно скрывают сторону, которая их совершает. После событий в Солсбери произошло обратное: правительство Соединенного Королевства назвало Россию инициатором нападения, однако Россия никогда не признавалась, что как-либо с ним связана, после чего последовала реакция в форме высылки дипломатов. Гибридные нападения имеют широкую шкалу – в одном случае это компьютерный вирус, в другом биологический, в третьем это может быть организация вооруженной группы из граждан, не разделяющих базовые идеи и принципы той страны, в которой они живут. Здесь важно помнить, что гибридное нападение – это то, что возникает не самостоятельно внутри страны, а инициируется и осуществляется извне.

– Поможет ли отражению гибридных атак новый закон о военной разведке, который сейчас находится в стадии подготовки?

Фото: Тристан Болден, армия США, открытый источникФото: Тристан Болден, армия США, открытый источник – Новый закон нам очень поможет, прежде всего, чтобы знать обо всем, что происходит в чешском киберпространстве. Он также позволит Чешской Республике дать действенный ответ на атаку, если такое решение будет принято.

– Какие цели в целом преследует Чешская Республика в качестве члена НАТО?

– Чешская Республика хочет быть хорошим союзником Североатлантического альянса, развивать свою обороноспособность так, чтобы она была полезна в целом в рамках НАТО. Чехия хочет жить в безопасности, и Североатлантический альянс является для этого наилучшим гарантом.

28-06-2019