Найдена запись свидетельства комиссара, обследовавшего место гибели Яна Масарика

02-10-2019

«Чешское Радио» получило уникальную запись свидетельства комиссара полиции, который ранним утром 10 марта 1948 года одним из первых прибыл в Чернинский дворец, чтобы расследовать гибель тогдашнего министра иностранных дел Чехословакии Яна Масарика, чье тело было найдено под распахнутым окном его квартиры. Вилибальд Гофманн спустя двадцать лет решил поделиться воспоминаниями и деталями следствия с Йиндржихом Грулихом, так как официально обнародованная версия отличалась от увиденного и его собственных заключений.

Ян Масарик, фото: АPF ČRЯн Масарик, фото: АPF ČR Ранее неизвестную запись, которая была сделана на кухне Грулихов в Карвине в 1968 году, ныне Йиндржих Грулих передал исследователю Вацлаве Яндечковой. Из документа следует, что Гофманн был на месте происшествия раньше, чем указано в официальных документах, меняются и данные о давности наступления смерти Яна Масарика.

«Господин доктор Теплы ответил так: смерть наступила четыре, шесть часов назад», - звучит с пленки голос Гофманна.

Комиссар далее сомневается в подлинности официальных фото, на которых отсутствуют фрагменты костей из разбитых подъемов ног, которые Гофманн, по своим словам, лично собирал в платок и по указанию врача положил их во время съемок рядом с телом.

«Из этого следует, что труп передвигали и его могли принести в послеобеденное время из спальни обратно во двор, чтобы сделать новую серию снимков», - рассказал «Чешскому Радио» историк Павел Царбол.

Вацлава Яндечкова, фото: ЧТВацлава Яндечкова, фото: ЧТ «Вилибальд Гофманн командовал группой следователей, а сама запись интересна тем, что он на ней дает фактически служебное описание событий того утра, обращает внимание на детали, которые подвергают сомнению, что до сих пор считалось фактом. Он описывает и то, каким образом проводился осмотр тела, интересны временные рамки событий. Также он говорит, что его заставили подписать свидетельство о том, что на месте не были найдены письменные документы, однако это была неправда», - говорит Вацлава Яндечкова.

Показания Гофманна не дают ответа на вопрос, который продолжает волновать отечественных историков: был ли Ян Масарик убит, совершил ли он самоубийство, и что же, собственно, произошло в ванной комнате апартаментов главы внешнеполитического ведомства Чехословакии, под окнами которой был найден его труп. Тем не менее, криминалист приводит большое количество деталей, которые вынудили исследователя Вацлаву Яндечкову обратиться в пражскую прокуратуру с требованием возобновить официальное расследование гибели Яна Масарика.

Кассета с записью и портрет Вилибальда Гофманна, фото: Тереза ШтястнаКассета с записью и портрет Вилибальда Гофманна, фото: Тереза Штястна «В настоящее время я сравниваю утверждения Гофманна с доступными данными из наших архивов, как 1948 года, так и архива Генеральной прокуратуры. Существует документ, свидетельствующий о том, что криминалист в апреле 1968 года в Генеральной прокуратуре заявил: посмертные фотографии Яна Масарика – подделки, которые не соответствуют действительности», - рассказала Яндечкова в эфире «Чешского Радио».

«Протокол с места расследования, который он составил по приезду из Чернинского дворца, у него вырвали из рук и на русском языке его поблагодарили», - цитирует Яндечкова свидетельство Валибальда Гоффмана.

Окно, из которого 10 марта 1948 года был выброшен, выпрыгнул или выпал министр иностранных дел Ян Масарик, фото:  Центр документации тоталитарных режимовОкно, из которого 10 марта 1948 года был выброшен, выпрыгнул или выпал министр иностранных дел Ян Масарик, фото: Центр документации тоталитарных режимов «Я предложила провести анализ теней на официальных фотографиях тела Яна Масарика, то есть углов падения света, на основе которого мы могли бы определить подлинность снимков», - сообщила исследователь.

«Гофманн также обращает внимание на письмо, якобы написанное Яном Масариком Йосифу Сталину. В интерпретации Гофманна оно намного короче чем то, которое позднее было опубликовано в зарубежной прессе и которое комментировал офицер чехословацкой спецслужбы, который якобы сверял подлинность подписи главы МИД Чехословакии Его содержание абсолютно иное, в нем не говорится ничего о намерении совершить самоубийство.»

По словам госпожи Яндечковой, двадцатиминутная запись содержит целый ряд интересных деталей и нюансов, которые необходимо проверить и подвергнуть анализу. Из услышанного следует и то, что Гофманну было велено не задавать лишних вопросов, не подводить итоги и прямым текстом было рекомендовано лишь искать завещание.

02-10-2019