Каково политическое будущее у цыган в Чехии?

На недавних выборах в органы местного самоуправления в администрации удалось пробиться всего тринадцати кандидатам цыганского происхождения. В высших эшелонах власти у этого национального меньшинства представителей нет, хотя в первые годы после смены режима в Чехословакии ситуация обстояла по-другому. Каково политическое будущее у цыган в современной Чехии?

Эмиль Щука, фото: Яна ШустоваЭмиль Щука, фото: Яна Шустова «Мы здесь не по договору, как иностранные работники. Мы живем и будем жить в этой стране и хотим, чтобы нам не нужно было стыдиться, да и вам чтобы стыдно за нас не было».

С этими словами в разгар бархатной революции, в ноябре 1989 года, к восьмисот тысячной толпе обратился председатель Цыганской гражданской инициативы Эмиль Щука. Спустя полгода его партия приняла участие в выборах, и за парты чешского законодательного собрания сели восемь цыганских депутатов. Спустя три десятилетия Щука оценивает их историческую роль:

«Они стали первыми депутатами цыганской национальности не только в самой Чехии (тогда еще Чехословакии), но и в Европе в целом. Мало того, у них появилась своя парламентская фракция. Они участвовали в интерпелляциях, помнится, Ондржей Гиня тогда публично, на почве законодательного собрания, расспрашивал у министра внутренних дел Томаша Сокола, как правительство отреагирует на громкое убийство молодого цыгана с явно расистским мотивом».

Представители Цыганской гражданской инициативы занимались, так же как и другие депутаты, восстановлением Чехословакии, но они поставили перед собой еще одну задачу, вспоминает один из тогдашних депутатов Зденек Гужи.

«Мы стали требовать признания Конституцией цыганской национальности. И нам это удалось. Было официально заявлено, что цыгане - это не просто представители этнической группы, а что они обладают всеми знаковыми признаками народа».

Иван Габал, фото: Филип Яндоурек, ЧРоИван Габал, фото: Филип Яндоурек, ЧРо «Это было как в сказке. Мы были представителями Федерального собрания, а также Чешского и Словацкого национальных советов. Мы могли активно заниматься улучшением экономического и социального благосостояния цыган. Мы могли реализовать себя», - рассказывает другой из тогдашних политиков Гейза Адам.

Одним из последних цыганских депутатов на рубеже веков стала Моника Мигалчикова. С тех пор представители этого меньшинства в Парламенте отсутствуют. По мнению Мигалчиковой, нынешние политические партии побаиваются включать их в избирательный список, так как «тема цыган» в обществе не популярна.

Более оптимистичен в этом плане социолог Иван Габал, по словам которого многие яркие личности цыганского происхождения сумели сделать себе имя.

«Цыганское общество готово выдвинуть из своих рядов сильных кандидатов, способных найти себе применение и высших эшелонах политики», - говорит Габал. Однако, по его мнению, целая партия, сформированная лишь на этническом принципе, в наши дни на чешской политической сцене уже обречена на неуспех.