Генерал Павел: достаточно искры, чтобы между Россией и Украиной снова вспыхнул конфликт

Стоит ли опасаться открытого военного конфликта между Россией и Украиной? Может ли НАТО удовлетворить пожелание президента Украины Петра Порошенко, чтобы Североатлантический альянс направил в Азовское море свой флот? И кто виноват в инциденте в Керченском проливе? С такими вопросами «Чешское Радио» в рубрике «Двадцать минут Радиожурнала» обратилось к генералу армии ЧР, до недавнего времени председателю Военного комитета НАТО Петру Павелу.

Как лично вы восприняли информацию об инциденте в Керченском проливе?

Петр Павел, фото: Яна Пржиносилова, Чешское радиоПетр Павел, фото: Яна Пржиносилова, Чешское радио «Я должен сказать, что был обеспокоен поступавшими сведениями, так как взаимоотношения между Украиной и Россией продолжают оставаться напряженными. Достаточно одной небольшой искры, чтобы опять вспыхнул открытый конфликт».

«В первую очередь я занялся изучением контекстной информации, то есть перечитал текст договора между Россией и Украиной 2003 года о совместном использовании акватории Азовского моря и Керченского пролива. Думаю, что здесь надо искать основу для определения, кто виноват в этом инциденте. Вряд ли можно поверить в то, что Украина, которая располагает очень небольшим по численности и силе флотом как в Черном, так и Азовском море, способна была бы на какую-то убедительную провокацию в отношении российского флота, который значительно сильнее».

То есть, вы считаете, что главный виновник случившегося – Россия?

Фото: ЧТК/AP Photo/Evgeniy MaloletkaФото: ЧТК/AP Photo/Evgeniy Maloletka «Я считаю, что Россия в данном случае не соблюдает договор, который сама заключила с Украиной, в котором говорится о совместном использовании пространства Азовского моря. Другими словами Россия и Украина равны в правах на использование акватории этого моря и передвижение по Керченскому проливу. В данном конкретном случае нет дополнительной договоренности по поводу территориальных вод. Обычно, согласно международному праву, ширина территориальных вод составляет 12 морских миль, то есть неполных 22 км. В случае Керченского пролива соблюсти такое невозможно, так как в самом узком месте его ширина составляет чуть более 3 км, а в самом широком – чуть более 8 км. В подобных случаях всегда все зависит от конкретной договоренности между сторонами. Судя по договору, обе стороны должны использовать Керченский пролив на равных. Нигде не указано, что Украина обязана просить разрешения на передвижение по проливу. Тем не менее, по имеющейся у меня информации, украинская сторона в данном случае оповестила российскую сторону о том, что по проливу проплывет буксир и два малых корабля».

Российская сторона говорит об украинской провокации внутриполитической направленности. Вы в это не верите?

Петр Порошенко, фото: Claude Truong-Ngoc, Wikimedia CC BY-SA 3.0Петр Порошенко, фото: Claude Truong-Ngoc, Wikimedia CC BY-SA 3.0 «Вы знаете, заявления подобного рода всегда воспринимаются на разных уровнях иначе. Такое высказывание, безусловно, имеет свое значение как для российской, так и украинской публики. Но я не берусь утверждать, что это и был главный повод, причем ни с одной стороны. Украинский президент (Петр Порошенко ) не мог особо выиграть от этой ситуации. Он предложил введение военного положения на 60 дней, Парламент в итоге ограничил срок действия на 30 дней. Этот шаг никоим образом не нарушит президентских выборов в Украине, так что если кто-то утверждает, что он хотел таким образом выиграть время, то, на мой взгляд, это было не главное».

На украинских кораблях находились представители спецслужб Украины. Насколько это стандартная ситуация?

«Я не берусь сказать, сколько там было «просто моряков», и сколько остальных, такими данными я не располагаю. С другой стороны, нет ничего удивительного в том, что на территории, обладающей столь стратегическим значением - а для Украины это так и есть, так как Крым, согласно всем международным нормам, оккупирован – что на такой территории любое передвижение пусть даже гражданского судна может быть вторично использовано для сбора информации».

Судя по вашему опыту, как будет ситуация развиваться дальше?

«Я сильно надеюсь на то, что все ограничится этой одной эскалацией и стороны вернутся за стол переговоров. В первую очередь необходимо, чтобы расследование инцидента было доведено до конца. Очень важно, чтобы эксперты по международному и морскому праву вместе конкретизировали договор 2003 г., чтобы было четко сказано, где проходит граница территориальных вод, чтобы они договорились на правилах использования Керченского пролива, так как для Украины Азовское море имеет и очень существенное экономическое значение.

Фото: ЧТК/AP/UncreditedФото: ЧТК/AP/Uncredited Какую роль должен сыграть в деэскалации конфликта Североатлантический альянс?

«НАТО уже частично сыграло свою роль, встав однозначно на сторону Украины в рамках охраны ее прав на использование акватории Азовского моря. Споры подобного рода в любом случае нельзя решать при помощи силы, а Украина не является тем, кто сильнее в этом споре. Так что НАТО осудило агрессию России, но в то же время призвало обе стороны, чтобы они воздержались от дальнейшей эскалации конфликта, а к обоюдному решению пришли за столом переговоров».

Украинский президент в интервью немецкому изданию Bild призвал Североатлантический альянс, чтобы тот направил свой флот в Азовское море. Как вы думаете, следует ли НАТО так поступать?

«Честно говоря, при всей поддержке Украины, я думаю, что это был бы неправильный шаг. Россия очень чувствительно относится не только к акватории Азовского, но и Черного моря. Любое увеличение военного присутствия НАТО в этом регионе могло бы быть воспринято как провокация, и, наоборот, еще больше усугубило бы эскалацию. Про Азовское море я вообще не говорю, так как это внутреннее море Украины и России, и нахождение там кораблей НАТО было бы воспринято крайне отрицательно».

Петр Порошенко в ходе телевизионного выступления предупредил жителей Украины о том, что стране грозит настоящая война с Россией. Вы считаете – это реальный сценарий?

«Как я уже сказал в начале, отношения между Россией и Украиной – крайне напряженные. Практически постоянно фиксируются нарушения на линии стыка обоих государств. В такой эмоциональной обстановке, когда обе стороны потерпели довольно большие потери – на стороне Украины мы говорим о 10 тысячах человеческих жизней, конечно, любая эскалация может привести к разгару открытого конфликта. Такой спор намного проще начать, чем закончить. Потенциал для начала войны между Россией и Украиной, к сожалению, есть».

Фото: ЧТК/AP/Evgeniy MaloletkaФото: ЧТК/AP/Evgeniy Maloletka Как вы оцениваете, в таком случае, шансы обеих сторон?

«У Украины было бы больше шансов, чем во время оккупации Крыма, так как ее армия, все- таки, с тех пор встала на ноги, при помощи НАТО в том числе. С другой стороны, российские военные ресурсы, естественно, в разы больше».

Украина не является членом НАТО. Если бы, чисто гипотетически, такой открытый конфликт случился, Альянс остался бы в стороне?

«У Альянса нет, в данном случае, никакого мандата, который давал бы ему право открыто выступить на стороне Украины в таком конфликте. Все зависело бы от постановления Совета Безопасности ООН, постоянным членом коего является Россия и Китай. Многое бы зависело от подхода к вопросу Китая, но Россия могла бы наложить вето на любую резолюцию. Включение НАТО в конфликт без мандата ООН, вне своих границ, конечно вызвало бы вопросы о легитимности такого шага».