Фестиваль Quadriennale 2019: На (п)остановке театрального трамвая

29-06-2019

Международный фестиваль театрального искусства Quadriennale в Праге, посвященный сценографии, театральной архитектуре, декорациям и костюмам, это настоящее событие и для его участников, и для гостей. Это особенный, ни на что не похожий опыт общения с театром: зрителей не связывает хронометраж спектакля, им полностью открывается мир театрального пространства.

Фото: Милош Бартоничек (на фото слева направо: Мария Павленко, Эндрю Фрибург, Ника Дундуа)Фото: Милош Бартоничек (на фото слева направо: Мария Павленко, Эндрю Фрибург, Ника Дундуа) В рамках театрального мира Quadriennale можно посетить отдельные островки выставочные стенды гостей из разных стран. Свой проект «Тотальный театр» нам представили участники из России – авторы и художники Мария Павленко и Ника Дундуа, а тажке техннический директор Эндрю Фрибург. Первой о проекте рассказала художник и куратор стенда Мария Павленко:

Фото: Милош БартоничекФото: Милош Бартоничек — В рамках студенческой секции Quadriennale мы подготовили пространственную инсталляцию. Это макет нашего стартапного проекта по внедрению театра в городскую среду: трансляционная будка наподобие старых телефонных будок, которые раньше стояли в городе.

Более подробно о замысле и дальнейшем развитии проекта рассказала Ника Дундуа:

— Суть нашего проекта в том, что театр становится частью повседневной жизни каждого горожанина. То есть вы можете, ожидая автобуса, зайти в будку и увидеть какой-то спектакль. Основной принцип – это прямая трансляция, потому что нам кажется, что главное в театре – это единство действия, когда актер и зритель одновременно переживают какую-то историю. Но вот формат может быть разный: в будке вы сможете увидеть трансляцию спектакля, который идет где-то на другом конце земли, или же постановку, которую придумал самый обычный человек – он включил камеру и играет в своей комнате. Мы готовы к сотрудничеству и развитию нашей идеи вместе с другими авторами.

Жизнь большей части выставочных стендов и экспонатов не ограничивается пражским Quadriennale. Некоторые авторы привозят в Прагу уже прославившиеся за рубежом инсталляции, для других этот фестиваль – первый шаг на пути к успеху. Какие задачи ставят перед собой молодые художники? Рассказывает Мария Павленко:

Фото: Милош БартоничекФото: Милош Бартоничек — Еще одна цель нашего проекта – это демократизация театра. Во-первых, спектакль сможет увидеть любой горожанин, проходящий мимо будки. Во-вторых, это свободная площадка для молодых художников, режиссеров, актеров, которые могут реализовать себя. Также мы меняем сам процесс похода в театр: избавляемся от традиционного посещения большого красивого здания в большом красивом наряде, со всеми обязательными сопровождающими пунктами типа шампанского в антракте и оставляем просто встречу непосредственно со спектаклем. Это такая немного случайная встреча, потому что схему и способ трансляции мы оставляем за режиссером, за художниками, которые будут с нами сотрудничать. Так что спектакль может идти неделю или всего один раз, и мы не всегда знаем, когда именно он будет транслироваться. То есть, возможно, это будет такой тайный спектакль, о котором никто не знает, но, зайдя в будку, вы сможете его случайно увидеть. В Прагу мы привезли презентационный вариант этого проекта, чтобы найти людей, с которыми мы сможем в дальнейшем сотрудничать. В нашем каталоге есть отрывная страничка-анкета, куда можно вписать свои персональные данные и оставить в специальном почтовом ящике, и мы свяжемся с откликнувшимися.

Фото: Милош БартоничекФото: Милош Бартоничек Многие заграничные стенды, представленные в пражском выставочном комплексе Голешовице, весьма экзотичны. А вот российский стенд неожиданно оказался типично пражским. Задумку авторов объяснил Эндрю Фрибург:

— Наш демонстрационный вариант спроектирован под пражскую трамвайную остановку. Сама будка с проекцией стеклянная, хрупкая, но вся обстановка – знак городского транспорта, скамейка, граффити — это отсылка к Праге. И, мне кажется, это именно то, чего не хватало в остальных объектах на выставке.

Тему взаимосвязи города, театра и фестиваля в задумке и создании стенда продолжила Ника Дундуа:

— Наша задача была воссоздать документальную реальность Праги, а именно трамвайную остановку на Вацлавской площади, потому что с этим связан также и спектакль, который режиссер Андрей Стадников поставил специально для нас: речь в нем идет о Праге, о Вацлавской площади, о Яне Палахе. Наш проект создает внутри городской среды, всем нам хорошо известной, параллельную театральную реальность: вы знаете, что есть сеть этих будок и что там постоянно происходит действие спектакля. И таким образом вы как бы существуете в двух реальностях: в своей привычной городской и в театральной. Это тоже нам кажется чем-то интересным и новы

Фото: Милош БартоничекФото: Милош Бартоничек

Фото: Милош БартоничекФото: Милош Бартоничек— Как уже сказала Ника, спектакль поставил молодой российский режиссер Андрей Стадников, он здесь, в Праге, постоянно контролировал, как спектакль исполняется. Постановка состоит из двух частей: видеочасть, которая транслируется в будке, и лайф-первоманс, который исполняет Анастасия Великородная, московская актриса мастерской Брусникина. Изучая историю Яна Палаха, мы пришли к феномену политических самосожженцев ХХ века, в видеочасти спектакля мы касаемся шести таких историй из разных стран, - дополнила Мария.

Рассказывая о постановке и создании стенда, молодые художники упоминали Ги Дебора – французского философа, историка, писателя и режиссера, идеи которого оказали влияние на культуру и политику в Европе и США. Ему принадлежит концепция психогеографии – теория о влиянии городской среды на психологию человека. Мария Павленко пояснила, какие именно идеи Ги Дебора привлекли внимание их творческой группы.

— Кроме теории психогеографии я бы хотела сделать акцент на его работе «Общество спектакля», рассказывающей о том, что современное общество существует в неком спектакле, из которого ему трудно выбраться. Здесь спектакль используется в негативном смысле как нечто предопределенное, срежиссированное кем-то извне – не метафизически, а кем-то, кто следит за жизнью общества. Мы пытались найти путь, как с помощью спектакля выйти из спектакля, как странно бы это ни звучало, то есть как освободиться от автоматизма существования, от общепринятых реакций, формул чувств и систем ассоциаций.

Фото: Милош БартоничекФото: Милош Бартоничек — Феномен жизни в городе, о котором писал Ги Дебор, заключается в том, что, выходя с утра из дома и доезжая до пункта назначения, мы в какой-то степени телепортируемся и не замечаем реальности вокруг. Мы абстрагируемся от всего существующего, проходя по знакомому маршруту, и просто попадаем в точку В. В момент нашего путешествия по пространству мы в этом пространстве не существуем, а существуем в каком-то своем внутреннем мире. Когда мы с Машей придумывали проект, нам казалось, что театр как нечто, рождающее реальное действие, способен этот алгоритм разрушить. Поэтому мы и решили внедрить театр в ежедневную городскую реальность, чтобы какое-то реальное действие побуждало человека существовать в реальном пространстве города, а не абстрагироваться и уходить в себя, - добавляет Ника Дундуа.

Проект молодых российских сценографов не ограничивается одним выставочным стендом, он развивается благодаря театральной постановке, подробнее о которой рассказала Мария:

— Наш спектакль является памятником тем поступкам, о которых в нем говорится, новым проявлением коллективной памяти – общественной и исторической. Нам показалось, что театр – это постоянно обновляющийся способ помнить и нести в душах, сердцах и умах какие-то важные для человечества вещи. И не как отлитые в бронзу памятники – раз и навсегда закрепленные, решенные и конечные, а как некое средство, через которое память может постоянно обновляться и оставаться живой субстанцией.

Фото: Милош БартоничекФото: Милош Бартоничек

Трамвайная остановка, хорошо знакомая и привычная для всех жителей Праги, вызывала любопытство посетителей: что она делает в выставочном зале и какое имеет отношение к театру? О проектировании этого стенда рассказал Эндрю Фрибург:

Фото: Милош БартоничекФото: Милош Бартоничек — Мы приезжали сюда еще в марте, чтобы не только изучить трамвайные остановки, но и подготовить материал, на котором строится спектакль. В видео, которое транслируется в будке, можно посмотреть, как мы проходили маршрут по знаковым местам, известным по фотографиям с Вацлавской площади, которые мы рифмовали с историями самосожженцев.

Хотя стенд создавался в Москве, он точь в точь передает и внешний вид остановок пражского транспорта, и их атмосферу. Все точно, кроме одной детали – ярко-желтого почтового ящика, прикрепленного к табло с расписанием. Мы спросили Марию, откуда же он здесь взялся.

Фото: Милош БартоничекФото: Милош Бартоничек— Почтовый ящик действительно не является элементом пражской остановки. На нем даже написано «Почта России». Но это именно то, о чем я вам рассказывала: в каталоге есть анкета, которую надо заполнить и положить в этот самый почтовый ящик. Как Эндрю уже сказал чуть раньше, нам хотелось «впустить» в выставочное пространство саму Прагу, поэтому акцент в своем стенде мы сделали именно на стоящих по всей столице красных остановках. А вот надпись «Свободу Ивану Голунову» появилась два дня назад, когда ситуация стала особенно острой.

Пражский фестиваль Quadriennale дает возможность театралам всего мира и других посмотреть, и себя показать. О том, какую реакцию вызвал у посетителей российский стенд, рассказала Мария Павленко:

— У нас была целая коллекция реакций, которые наблюдала наша актриса, так как в первые дни она играла каждые два часа. Некоторые люди подходят и уходят сразу, не пытаясь вникнуть в то, что происходит. Некоторые были тронуты ее игрой: она очень эмоционально рассказывала здесь, сидя на скамейке, о самосожжения Яна Палаха, очевидцем которого стала. Многие не могли сдерживать восторга, некоторые расспрашивали о подробностях этой истории и о том, почему мы взялись за эту тему. Просто кто-то приходит сюда за развлечениями, а наш павильон не такой. Но зато у него есть определенная глубина.

Фото: Милош БартоничекФото: Милош Бартоничек Своим опытом общения с жителями чешской столицы поделился Эндрю Фрибург:

— Самым удивительным для меня был опыт съемок. Мы шли по городу с камерой, с телефонами, вместе с актрисой, читающей текст, и никто на нас не обращал внимания. Горожане настолько погружены в свою реальность, что никто от нее даже не очнулся. Ни в метро, ни на площади, где мы мешали туристам, никто не оглянулся, не удивился съемочной команде. То есть наше «общество спектакля» даже не удивляется спектаклю, проходящему на улице.

Фото: Милош БартоничекФото: Милош Бартоничек

Фестиваль Quadriennale длится чуть больше недели, за это время можно понять, что больше всего интересует современного зрителя, какие стенды кажутся посетителям самыми интересными. Вот что заметила Ника:

Фото: Милош БартоничекФото: Милош Бартоничек — Даже какие-то наши знакомые, близкие к театру люди, обращали внимание именно на то, что сразу бросается в глаза. Мне кажется, что очень мало людей, которые действительно готовы включаться и погружаться в какую-то более глубокую историю (такую, как у нас), если она внешне при этом ничем не удивительна. Грустно это или нет, но таков процесс.

С этим наблюдением согласен и Эндрю, который, впрочем, не пытается оценивать ситуацию, а видит в ней еще одну возможность для творческого роста и развития:

— Мне кажется, что крайне интересно с этим феноменом бороться. И мы предлагаем новый вид приобщения к театру. Так как же относиться к нашей будке? Просто как к чему-то из прошлого века или же как к видео-арту? Интересно экспериментировать с тем, как можно поменять представление о том, что может происходить наедине с объектом искусства. — Мы не пытались подстроиться под общий формат и, возможно, из-за этого проигрываем в количестве посетителей. Но для нас было главным создать некое законченное произведение искусства и сделать так, чтобы оно работало. Поэтому у него такая форма и такой тайминг: разговаривая о подобных темах, мы не хотим сокращать формат до удобной пятиминутки. Чтобы встретиться с какими-то вещами, нужна готовность потратить свое время, нужно зрительское усилие, – дополняет Ника Дундуа:

Есть ли, по мнению молодых художников, разница в восприятии и реакциях зрителей в России и Чехии? Своими впечатлениями поделился Эндрю Фрибург:

Фото: Милош БартоничекФото: Милош Бартоничек — Мне кажется, неправильно сравнивать российского зрителя и европейского. Гораздо интереснее сравнить театрального зрителя с музейным или с фестивальным. Здесь такой особый формат, где театральных зрителей впихивают практически в музейный формат, и для некоторых это может быть противоестественно. Это видно и по объектам, которые, хоть и представляют сценографию, но какие-то неоживленные, к ним очень сложно «подключиться». В то же время зрители на Quadriennale готовы всматриваться. Они привыкли к театральному процессу, где все заслуживает внимания. И нигде в мире ты не встретишь людей, готовых целых полчаса – и за деньги! – смотреть на твои макеты. Не говоря уже о таких «веселых» объектах, как трамвайная остановка.

29-06-2019

Выбираем лучший хит Карела Готта (Далее об этом)