«Дело Марии Наваровой»

Не так давно в Праге была представлена новая книга Арношта Лустига «Дело Марии Наваровой». Впервые автор покинул главную тему своего творчества, Холокост, посвятив страницы своего произведения самому яркому событию чешского Сопротивления времен Второй мировой войны - Гейдрихиаде.

Главный герой, вернее, героиня романа – санитарка Мария Наварова, которая по воле случая 27-го мая 1942 года проезжала на трамвае недалеко от места, где чехословацкие парашютисты совершили покушение на Рейнхарда Гейдриха. Именно она оказала раненному в ходе операции «Антропоид» нацистскому протектору Чехии и Моравии первую помощь и остановила машину, на которой его отвезли в больницу. За свой поступок Наварова, выступавшая и в качестве свидетеля покушения, получила 20 000 марок, по сегодняшним понятиям 200 000 крон…Позднее, с учетом того, что, как выяснилось, она и ее муж являлись участниками Сопротивления, нацисты заключили ее в Малую крепость Терезина, как, например, и Миладу Горакову.

«Дело Марии Наваровой»«Дело Марии Наваровой» «Нацистский режим дал Наваровой награду и посадил в крепость. При президенте Бенеше она попала под суд и была освобождена, а социалистическая юстиция осудила ее за помощь врагу. Получается, что одно и то же дело рассматривалось тремя типами судебных систем. Практически всю свою жизнь она провела в тюрьме и, наконец, работала продавщицей в овощном магазине», - поясняет писатель, почему героиней его романа, написанного по заказу чешских адвокатов, хотя тема была выбрана им самим, стала Мария Наварова.

«Такова была ее судьба. Все, к чему она прикасалась, приносило ей несчастье. Мне показалось, что это необыкновенно интересно для романа. Наварова боролась со своей судьбой, и все проиграла. При этом, не исключено, что руководствовалась она самыми лучшими побуждениями. Медсестра, она видела перед собой не столько врага чешского народа, сколько раненного человека. Поэтому и оказала ему первую помощь, и остановила машину».

«Это – история нравственности, о которой рассказывает адвокат, компромисса, который символизирует женщина. Мария Наварова Арношт Лустиг (Фото: ЧТК)Арношт Лустиг (Фото: ЧТК) балансировала между благотворительностью и безнравственностью», - считает автор.

Как вам работалось над этой книгой, вы говорили, что каждый писатель должен уметь почувствовать своего героя?

«В принципе, я могу писать обо всем. Я был репортером, как и вы. Мне очень нравилось писать о горняках, врачах, земледельцах. Тем самым я познавал людей из самых разных слоев общества. Однако каждый пишет, прежде всего, о том, что у него больше всего наболело. В моем случае это – несправедливость нацистского режима по отношению к евреям, жизни которых они не ставили ни во что. Нацисты установили неслыханные порядки, которые противоречили тысячам, тысячам лет цивилизации. Жизнь человека для них перестала быть священной. Поляки, русские, евреи не представляли для них никакой ценности. Их уничтожали массово».

Поэтому, в основном, вы пишете о Холокосте, о том, что вы видели своими глазами в концлагерях? В Марии Наваровой вы впервые отошли от этой темы…

«Не столько о Холокосте, сколько о том, как ведет себя человек под давлением, когда исчезают все конвенции, когда он предстает таким, каким он есть на самом деле. Его душа обнажена, и именно это мне интересно. Об этом все мои книги. Вы знаете, это сложно передать и практически невозможно исчерпать. Я только на самом начале этого пути, а мне – 83 года, я о многом бы мог еще рассказать».

Как вы относитесь к парашютистам, совершившим покушение на Гейдриха?

«Это были поразительные ребята. Ведь они опровергли миф о непобедимости немецкой армии и ее главнокомандующих. Это было… как битва у Сталинграда. С тех пор каждый немец знал, что его может постигнуть возмездие. Их жизни – это истории героев, рядом с которыми бледнеет легенда о Бланицких рыцарях. Мне очень нравилось писать об этих честных, героических, ловких людях, спасших честь чешского народа, изготовлявшего миллиарды снарядов для немецкой армии. Если эту книгу будут читать молодые люди, пусть она станет для них своего рода учебником».