Чехи знакомятся с самой популярной японской оперой

В пражском Сословном театре в пятницу вечером запоют по-японски. Нет, в этот раз речь не о потомках самураев. В столицу пожаловал Силезский театр из Опавы, который осуществил премьеру японской оперы Júzuru («Вечерний журавль») год назад. Однако на суд пражской публике опера пока представлена не была.

Сословный театр (Фото: www.czechtourism.com)Сословный театр (Фото: www.czechtourism.com) Постановка оперы по мотивам старинной японской сказки была осуществлена под патронажем посольства Японии в Праге и Чешско-японского общества. Júzuru была поставлена в многих европейских городах, однако не на языке оригинала, Чехия является второй страной после Мексики, где неяпонские певцы рискнули взяться за интерпретацию оперы на японском языке. В Японии данное произведение стало первой оперой, которой были присущи как атрибуты японской традиции, так и европейская музыкальная форма. Рассказывает дирижер Силезского театра Ян Снитил, которому в пятницу предстоит встать за дирижерский пульт в Праге.

«Опера Júzuru является первой японской оперой и наиболее популярной в Японии. Она возникла в 1952 г. и представляет собой ключевое звено в японском музыкальном развитии. В Чехии это произведение совершенно неизвестно, хотя оно и исполнялось в Европе неоднократно. Собственно говоря, в наши планы в рамках японских гастролей осенью 2009 г. входит представление японцам их национального достояния, оперы Júzuru, а также наших репрезентативных оперных произведений, в частности «Далибора» Сметаны - когда то познакомить японцев с этой оперой мечтал умерший уже дирижер Зденек Кошлер».

Опавский Силезский театр присматривался и примерялся к японской опере, а дирижер Снитил надеялся, что задача окажется театру по плечу. Несомненный успех Júzuru у публики в Опаве подтверждает, что чутье дирижера не обмануло.

«Mы все-таки небольшой театр, а эта опера, в сущности, камерная, для четырех солистов, а у нас как раз были подходящие кандидаты на исполнение этих ролей. К тому же в Опаве есть исключительная музыкальная школа им. И. Гурника и детский хор, в котором я также нуждался. А так как все это было в наличии, я решился на осуществление идеи, которая родилась три года назад», - вспоминает дирижер Ян Снитил.

Один из главных персонажей оперы, женщина Тсу одновременно является сказочной птицей. Отличительным знаком ее появления на сцене в роли человека является своеобразное мелодическое звучание, которое преображается вместе с перевоплощением героини в журавля. Ориентироваться в происходящем зрителям помогут титры на чешском языке. Созданию иллюзии японской культуры способствовал также режиссер из страны Восходящего солнца Токйо Кенет Оска.

К постановке японской оперы на чешских подмостках мы вернемся в рубрике «Богема».