Батя – больше, чем обувь

13-07-2017

85 лет назад, 12 июня 1932 г., Чехословакию потрясло трагическое известие – при крушении самолета погиб Томаш Батя. Смерть полного сил 56-летнего бизнесмена стала громом среди ясного неба, ведь его судьбу можно назвать воплощением европейской мечты – маленькую семейную фирму он превратил в крупнейшего экспортера обуви в мире, а своим рабочим обеспечил высочайший для того времени уровень жизни – жилье, зарплаты, образование.

Обувной магазин «Батя», Фото: Кристина Макова, Чешское радио - Радио ПрагаОбувной магазин «Батя», Фото: Кристина Макова, Чешское радио - Радио Прага Слово «Батя» и сегодня звучит во многих странах – обувные магазины с таким названием можно встретить и в Италии, и на Шри-Ланке, а Bata Shoe Organization владеет 50 фабриками, продавая свои изделия в 68 странах мира.

Всегда опережавший время, Томаш Батя и погиб как человек новой эпохи, когда на личном самолете летел в Швейцарию на открытие филиала своей компании, отделения которой на тот момент действовали уже в 54 странах. Самолет вылетел с аэродрома предприятия в Отроковицах и в густом тумане потерпел катастрофу, еще не набрав высоту, – то ли задев за что-то крылом, то ли пытаясь совершить посадку. Самолет Томаш Батя считал величайшим изобретением человечества…

В 1923 г. Томаш Батя пришел на пост мэра города под девизом «Хочу работать на благо всех и бороться с бедностью», и для жителей города он был гораздо больше, чем просто владелец фабрики, – предприниматель занимался прокладкой асфальтовых дорог, строительством коттеджных поселков для рабочих, стремясь превратить Злин в современный город, с водопроводом, электричеством, в город, который будет развиваться в ногу со временем.

Томаш Батя с женой и сыном Томашем за десять дней до гибели, г. Лугачовице, Фото: официальный фейсбук Фонда Томаша БатиТомаш Батя с женой и сыном Томашем за десять дней до гибели, г. Лугачовице, Фото: официальный фейсбук Фонда Томаша Бати После авиакатастрофы туда полетели сотни телеграмм соболезнования со всех концов света, в том числе от президента Чехословакии Масарика. Некролог Томашу Бате написал сам Карел Чапек: «Этот человек никогда не страдал неверием в себя самого, этот цельный человек никогда не говорил впустую и был способен своими сильными зубами раскусить любую проблему, вставшую на пути его интересов…»

Похороны Томаша Бати были поистине королевскими – 14 июля 1932 года под звуки сирен гроб с телом «пана Шефа», как его называли в Злине, вывезли из ворот фабрики, и процессия из нескольких тысяч человек в сопровождении оркестра отправилась на лесное кладбище. У ратуши и костела шествие останавливалось, чтобы послушать выступления ораторов. В течение шести часов Злин прощался со своим знаменитым земляком.

На момент гибели Томаша Бати на его предприятиях, которые действовали не только в Чехословакии, но и в Германии, Польше, Югославии, Швейцарии, Франции и Британской Индии, работало более 31 тысячи человек.

Томаш БатяТомаш Батя В годы социализма компания «Батя» была переименована в «Цебо», оставаясь самым узнаваемым обувным брендом стран СЭВ. При этом полвека имя Томаша Бати находилось под запретом, и лишь после «бархатной» революции историческая справедливость была восстановлена, а в городе, который из Готвальдова вновь превратился в Злин, снова чтут это имя. Недавно там открыли для посетителей виллу, принадлежавшую его брату Яну Антонину, где уже прошел фестиваль «Неделя Бати». Наследие Томаша Бати – это не только обувная фабрика и опередившие свое время производственные технологии и торговые концепции, а, прежде всего, философия жизни, система поддержки рабочих и создание гармоничной социальной системы.

«Эта фирма, как все мы знаем, существует уже более 120 лет, и с самого начала она основывалась на самых прогрессивных принципах. Одним из ключевых моментов ее истории можно назвать Первую мировую войну. Тогда Батя понял, что должен сберечь людей, и заказ, полученный от австро-венгерского правительства, позволил сохранить жизнь тысячам молодых мужчин, которые вместо того чтобы быть отправленными на фронт, смогли работать на фабрике Бати, производя обувь для армии. Здесь экономика переплетается с гуманистическими воззрениями, состоящими в том, что человека нужно защищать, делать ему добро – именно тогда Томашу Бате впервые удалось сделать доброе дело в таком большом масштабе», – рассказывает Павел Велев, глава Фонда Томаша Бати.

Можно сказать, что весь жизненный путь знаменитого чешского предпринимателя отмечен символическими вехами, ставшими впоследствии частью истории общества и бизнеса.

Плакат Батя громит дороговизну, Фото:  ЧТПлакат Батя громит дороговизну, Фото: ЧТ«Тут можно вспомнить акцию «Батя громит дороговизну», когда в связи со сложившейся экономической ситуацией ему пришлось снизить цену обуви на 50%. Он действительно пошел на то, чтобы люди могли покупать продукцию за полцены. Интересно, что в каждой из таких ситуаций он думал не только о себе, но и о других, и поэтому искал решение, которое спасет не только его самого, но и всю фабрику и ее работников, что впоследствии приносило ему успех. Бате пришлось перестроить концепцию производства, работы с людьми, чтобы получать товар 50-процентной стоимости, сохраняя при этом высокие зарплаты и т.д. Все это толкало его к последующим шагам, таким как долевое участие в прибыли и убытках, конвейерное производство, самоуправление мастерских. Это возникало под влиянием ситуации, однако впоследствии привело к успеху в мировом масштабе», – объясняет Габриэла Цулик-Кончитикова, проект-менеджер Фонда Томаша Бати. Кстати, именно с чешским предпринимателем связано понятие «Батина цена», которая кончается на девятку, – 999 крон вместо 1000…

Многие уверены, что философия предпринимательства Бати актуальна и сегодня. «Ценности, стиль ведения дела, подход к людям… Если бы мы на 100% применяли методы Бати, нам бы на 100% лучше жилось, потому что он видел в людях потенциал и всегда умел его использовать. Люди мотивировали его улучшать их жизнь, повышать ее качество – образование, социальную сферу, не говоря уже об условиях труда – в Злине зарплаты были в три раза выше, а цены там были ниже. После снижения цен на 50% эта тенденция продолжилась – сначала цена снизилась с 220 до 110 крон, а в 1936 г. средняя цена пары обуви марки «Батя» составляла 33 кроны. Я считаю Батю предпринимателем национального масштаба, поскольку он повлиял на всю экономическую систему, на другие сегменты торговли, которые после этого тоже должны были снижать цены», – напоминает Павел Велев.

13-07-2017

Выбираем лучший хит Карела Готта (Далее об этом)