«Откладывать защиту демократии на потом нельзя»

20-02-2020

Конституционный суд Чехии не удовлетворил требование президента Милоша Земана и группы депутатов об отмене ряда положений закона о конфликте интересов, который называют «Lex Бабиш» – по имени нынешнего премьера Андрея Бабиша, ранее занимавшего пост министра финансов. Суд аргументировал решение необоснованностью возражений против его отдельных положений, указав - нормативно-правовой акт является достаточно общим и ограничивает не только А. Бабиша, но тысячи других должностных лиц. По мнению судей, закон поэтому также не следует называть именем Бабиша. Однако реально ли уйти от этого названия? Об этом, как и о устойчивости демократии, пойдет речь в интервью с руководителем Кафедры политологии и социологии Юридического факультета Карлова университета Яном Кыселой.

Андрей Бабиш, фото: ЧТК/Михал КамарытАндрей Бабиш, фото: ЧТК/Михал Камарыт В 2017 году Милош Земан наложил вето на закон «О конфликте интересов», который, по его мнению, противоречит Конституции ЧР. Законодательная норма ограничивает предпринимательскую деятельность членов правительства, получение ими дотаций и госзаказов, как и владение СМИ. Вердикт Конституционный суд вынес по прошествии трех лет. Глава правительства в связи с этим повторил свое заявление, что «данный закон был принят для того, чтобы заставить его уйти из политики и нарушает его права».

«Олигархам теперь придется выбирать»

После вступления закона в силу Бабишу, который являлся одновременно главой Минфина, вице-премьером и владельцем крупного холдинга Agrofert, пришлось передать свой холдинг трастовым фондам. Глава правительства того времени Богуслав Соботка, комментируя закон, отметил, «олигархам теперь придется выбирать между членством в Кабмине и грантами, госзаказами и владением СМИ».

– Должны ли средства массовой информации, принимая во внимание замечание судей, что закон может касаться тысяч других должностных лиц и многогранности проявления конфликта частных и публичных интересов, прекратить употреблять сокращение, известное как «Lex Бабиш»?

Ян Кысела, фото: Мариян Войтек, ЧРоЯн Кысела, фото: Мариян Войтек, ЧРо – Это, видимо, не удастся, даже если вы будете к этому стремиться. Я полагаю, что уходить от названия совсем необязательно, многое зависит от того, с кем и что именно у нас ассоциируется. Это нормативно-правовой акт общего характера, однако он, что очевидно, реагирует на ситуацию, которая в истории Чешской Республики и в рамках всей истории Чехословакии является совсем новой. То есть на сцену вышел политик, который является крупным игроком, как на коммерческом поле, так и в медиа-пространстве. А когда государство на эту ситуацию каким-то образом отреагировало, Бабиш прибегнул к эффективной тактике и преподнес этот закон как «борьбу политических конкурентов против него».

Тем не менее, тут дело не в разбирательстве с одним индивидуумом. Однако его история иллюстрирует, что правовые механизмы урегулирования конфликта интересов, а если смотреть шире, то и способа защиты функциональности демократии, были несовершенными,

– сказал в интервью, предоставленном «Чешскому Радио», юрист Ян Кысела.

Слияние политической и экономической власти

– Честно ли менять правила во время игры – закон о конфликте интересов в Чехии был принят в 2016 году, то есть в то время Андрей Бабиш уже был членом Кабмина?

– Да, Андрей Бабиш в то время действительно уже являлся членом правительства, однако тут все зависит от того, какой вывод вы из этого сделаете. Если мы лишим себя права реагировать на ситуацию, связанную с конкретным субъектом, то решение проблем будет откладываться на далекое будущее. Однако если в рамках концепции «обороноспособной демократии», о которой я упоминал, откладывать принятие необходимых мер на «потом», это может привести к тому, что этого «потом», то есть будущего, мы не дождемся или оно предстанет совсем в ином виде. Мы встретились с этой концепцией впервые еще в 1930-е, когда она стала реакцией на угрозу наступления национал-социализма.

Фото: Михаела Данелова, ЧРоФото: Михаела Данелова, ЧРо Тем не менее, концепция «обороноспособной демократии» призвана реагировать на явление, называемое «парадоксом демократии», когда демократию можно уничтожить демократическими же средствами. Например, в ходе демократических выборов будет избран человек, который фактически является врагом демократии как таковой. Мы сегодня уже не живем в мире, где правят национал-социалисты или носители идеи военного путча, риск на данный момент заключается в другом. Помимо прочего, в слиянии политической и экономической власти. И как раз этому должен противостоять не только этот чешский закон, достаточно умеренный в рамках международного права, но и целый ряд других зарубежных директив,

– объясняет юрист Ян Кысела.

В реакции на вердикт Конституционного суда Андрей Бабиш отметил:

«Предпринимателям есть что привнести в политику, а закон «Lex Babiš», по сути, лишает меня основных прав – на частное владение и участие в общественных делах. И если кто-то находит логичным, что бизнесмены не могут заниматься политикой, а именно такую риторику взяли на вооружение некоторые деятели в Брюсселе, тут мне сказать нечего».

По мнению Яна Кыселы, «закон o конфликте интересов сам по себе не является препятствием для политической карьеры кого-либо и вводит ограничения лишь в тот момент, когда политик получает право осуществлять исполнительную власть».

20-02-2020