Ян Палах - «факел № 1»

16-01-2019

16 января 1969 года, послеполуденное время. Молодой студент философии и политической экономии Ян Палах выходит на центральную пражскую площадь и обливается горючей смесью. Вспыхивает «Факел № 1». Участник активного противостояния оккупации Чехословакии 1968 года хочет своим радикальным протестом «поднять на ноги народ, тонущий в безнадежности и летаргии», как он объясняет в письме другу. С момента самосожжения Яна Палаха в среду исполняется ровно пятьдесят лет.

Ян Палах, Фото: CC BY 3.0Ян Палах, Фото: CC BY 3.0 Кто такой Ян Палах? Застенчивый тихоня, избегающий людей, каким его долгие годы представляли коммунистические СМИ, или одаренный «бунтарь», увлекающийся историей и политикой, не способный смириться с оккупацией Чехословакии и капитуляцией политического руководства страны, который понадеялся сдвинуть стрелку истории? Именно таким описывают Палаха его друзья с детства.

«Во-первых, мы еще были то поколение, когда в двадцать лет мужчина уже был настоящим мужчиной. Во-вторых, Палах обладал недюжинным интеллектом, он очень быстро читал, причем с детства. К своим двадцати годам он уже успел изучить множество исторической литературы. Везло ему и с учителями, двоих из них я знал лично. Да, он был до определенной степени скрытным, но не потому, что у него был такой характер, а потому что он с трудом находил равных себе собеседников, с которыми мог открыто обсуждать интересующие его темы», - рассказывает многолетний друг и одноклассник Палаха Станислав Гамр.

По словам историка Петра Блажека из Института по изучению тоталитарных режимов, который занимается делом Палаха долгие годы, сохранился ряд писем, которые разочарованный второкурсник Философского факультета Карлова университета отправляет своим друзьям за неделю - две до того, как решается на свой смертельный манифест.

Петр Блажек, Фото: Шарка ШевчиковаПетр Блажек, Фото: Шарка Шевчикова «Седьмого января 1969 года Палах написал письмо Любомиру Голечке, в котором он предлагает ему, чтобы группа решительных, самоотверженных студентов взяла под свой контроль «Чехословацкое Радио» и вышла в эфир с призывом к генеральной забастовке. Таких писем он отправил несколько», - говорит Петр Блажек.

Информация о самосожжении Яна Палаха звучит в тот же день в эфире «Чехословацкого Радио»:

«Городское управление службы Общественной безопасности (аналога полиции в ЧССР – прим. ред.) сообщает о том, что сегодня, около 15 часов, на Вацлавской площади получил тяжелые ожоги 21-летний Я.П. – студент философского факультета. Он облился до настоящего времени не установленной горючей жидкостью, поджег одежду и тем самым причинил себе тяжелые травмы. Благодаря быстрой реакции диспетчера Транспортного управления огонь на студенте был быстро погашен, после чего его доставили в больницу. Мотив поступка устанавливается». Во многих вузах страны прерывается обучение, но студенты обязаны оставаться в классах.

Вот что пишет Палах одному из своих ближайших друзей Ладиславу Жижке. До наших дней удалось сохранить не только само послание, но и копию конверта: «В связи с тем, что наши народы находятся в состоянии безнадежности и летаргии, мы решили выразить свой протест и пробудить общество следующим образом - наша группа состоит из добровольцев, которые ради исполнения наших целей готовы совершить акт самосожжения. Мне досталась честь вытянуть жребий с номером один, благодаря чему я получил право написать эти строки и стать первым факелом».

Фото: Ян Уилльби Фото: Ян Уилльби Эти слова звучат из уст Яна Палаха и в больнице, куда его доставляют с тяжелыми ожогами, в ходе разговора пациента с психиатром Зденкой Кмуничковой : «Я хотел выразить несогласие с тем, что происходит, и поднять людей на ноги».

В письме Ладиславу Жижке сформулированы также требования студента.

«Первое требование касалось свободы слова, Палах настаивал на отмене цензуры. Второе пожелание шло, парадоксально, вразрез с первым. Студент призывал к запрету на распространение журнала «Новости», который в Чехословакии издавала и рассылала советская армия», - рассказывает историк Петр Блажек.

Поступок студента Яна Палаха не обошел вниманием также пражский городской совет Коммунистической партии Чехословакии. В заявлении, прозвучавшем на волнах «Чехословацкого радио» говорится:

«Его отчаянный поступок не может оставить никого равнодушным. Чистота умыслов этого молодого человека не подлежит сомнению. В то же время, нельзя согласиться с путем, который Ян Палах избрал для достижения своей цели. Во имя социалистического настоящего и будущего надо жить, а не умирать».

Руководство партии боялось, что смерть студента пять месяцев после начала оккупации страны может привести к массовым протестам. Студенческое движение и ряд других людей пытались поддержать требования Яна Палаха. Начались голодовки, проводились протестные шествия.

Продолжает Петр Блажек: «Люди были повергнуты в шок – это было впервые, когда в центре Европы произошел акт самосожжения. На самом деле, как выяснилось позднее, таких случаев на территории так называемого советского (восточного) блока было больше, но в Чехословакии об этом известно не было. Это была радикальная, ранее невиданная форма протеста».

Ян Палах скончался 19 января 1969 г. Прощание со студентом вылилось в масштабную протестную демонстрацию, а имя Палаха стало символом противостояния подвластному Москве коммунистическому режиму.

Похороны, Фото: Архив ABSПохороны, Фото: Архив ABS «Через несколько дней после смерти Яна Палаха состоялись его похороны, в которых приняли участие около ста тысяч человек со всех уголков республики. Поминальные службы и шествия состоялись во многих городах, не только в самой Чехословакии, но и за ее пределами. Поступок чехословацкого студента комментировали президенты ряда государств, председатели правительств и даже Папа Римский».

«В своем последнем письме Ян Палах предупреждает о том, что если поставленные им требования не будут выполнены, то вслед за ним «вспыхнут» другие. Там же указан срок в пять дней, то есть речь идет о 21 января 1969 года – дне начала оккупации Чехословакии в августе 1968 года. Эту дату Ян Палах выбрал не случайно. Два акта самосожжения произошли уже 20 января: в Будапеште поджег себя студент Шандор Бауэр, а несколько часов спустя - в Плзене (в Чехословакии) - Йозеф Главаты».

Тем не менее, историк Блажек уверен: никакой взаимно координирующейся группы студентов не существовало. «Группа Яна Палаха, о которой он упоминал в своем последнем письме, не существовала. После изучения огромного количества архивных документов я в этом глубоко убежден. К подобному заключению пришли также тогдашние следователи. Никто из последователей Яна Палаха не был с ним лично знаком. Несмотря на это, в течение трех месяцев около тридцати молодых людей решили подхватить его идею и приступили к такой форме протеста не только в Чехословакии, но и за рубежом. Кроме Шандора Бауэра общественности известны также Ян Заиц, Эвжен Плоцек, Михал Левчик, Богумил Пероутка».

16-01-2019