Весна и осень Александра Дубчека

«Свободу Дубчеку!» – такой лозунг был написан на одном из плакатов, с которыми восемь диссидентов вышли 25 августа 1968 года на Красную площадь в знак протеста против вторжения в Чехословакию. Первый секретарь ЦК, Дубчек выступил главным вдохновителем реформ Пражской весны. И он же подписал Московский протокол, который поставил на них крест.

Александр Дубчек и Леонид Брежнев, фото: ЧТАлександр Дубчек и Леонид Брежнев, фото: ЧТ События 1968 года превратили Александра Дубчека не только в Чехословакии, но и в СССР в фигуру полумифическую, в символ исторического момента, сделали героем политических анекдотов. «Социализм в Чехословакии дал Дубчека», – острили на московских кухнях и в курилках ленинградских НИИ. «Что делают советские солдаты в Чехословакии? – Собирают желуди, чтобы из них не выросли Дубчеки».

Он был из тех реформаторов, которые пытались придать социализму «человеческое лицо». В январе 1968 г. Александр Дубчек занял высшую должность в компартии Чехословакии, что сделало его, фактически, самым влиятельным человеком в государстве. Он стал самой яркой фигурой начавшихся в Чехословакии процессов демократизации, против которых выступали консерваторы из числа руководства компартии ЧССР. Однако главный и самый серьезный противник перемен находился в Москве – его звали Леонид Брежнев.

От Пражской весны до горбачевской перестройки

Александр Дубчек в 1989 г., фото: ЧТАлександр Дубчек в 1989 г., фото: ЧТ В Чехословакии вплоть до «бархатной» революции Дубчик оставался символом сопротивления навязанному извне режиму. В ноябре 1989 года он вновь оказался востребован – уже новым движением, начавшим процесс обновления общества.

Стоя рядом с Вацлавом Гавелом, 68-летний Дубчек обращается к переполненной людьми Вацлавской площади, для которых его имя значит очень много и по прошествии двадцати лет после Пражской весны. В политику Дубчек возвращается, раздавая интервью, в которых сравнивает Пражскую весну с горбачевской перестройкой.

В тот момент Дубчек стал для народа символом надежд, попранных некогда оккупацией. Между тем именно он, будучи председателем Федерального собрания, подписал 22 августа 1969 года «Закон полицейской дубинки» – он позволял властям жестко подавлять демонстрации подобно той, которой была отмечена первая годовщина вторжения.

Однако в 1989 г. Дубчек даже претендовал на президентское кресло и, в итоге, занял пост председателя Федерального собрания. «Я вижу определенную преемственность сегодняшних судьбоносных дней и Пражской весны 1968 года и возврат морального долга 100 000 ее активных участников», – обращался Дубчек к согражданам в дни «бархатной» революции.

«Социализм в Чехословакии дал Дубчека»

Однако вернемся в начало 1968 г. Автократический режим Антонина Новотного зашел в тупик, не вызывая у народа уже ничего, кроме раздражения. Чехословацкие коммунисты-консерваторы сдавали позиции. 5 января Александр Дубчек был избран 1-м секретарем ЦК КПЧ, став первым словаком на этой должности. Пара фактов из его биографии: в 1925 году, четырехлетним ребенком, он попал в столицу советской Киргизии, куда поехали работать его родители. В СССР семья прожила до 1938 года. Под каток сталинских репрессий Дубчеки не попали, благополучно вернувшись в Словакию. Благодаря приобретенному в детстве знанию русского языка Александра Дубчека направили в Москву, где в 1955–1958 гг. он учился в Высшей партшколе ЦК вместе с Михаилом Горбачевым, стал свидетелем разоблачения культа личности. Занимая различные высокие посты в словацкой и чехословацкой компартии, он будет добиваться реабилитации осужденных в 1950-е гг. в ЧССР. Простой, неконфликтный, обаятельный – такого партийного функционера еще не видели.

Антонин Новотны, фото: открытый источникАнтонин Новотны, фото: открытый источник «Он смеется, у него маленькие глаза, и он смеется. Его оптимизм заразителен, и он ведет себя как вы или я, как обычный человек, и люди такого человека с удовольствием поддерживают», – говорил о Дубчике знаменитый чешский актер Ян Верих.

В общем Дубчек показывал себя как «очень человечный человек», например, участвовал в прыжках в воду, что снискало политику огромную популярность в народе. Возглавив реформы, он превратился в «икону Пражской весны».

Однако сильным политиком, считает сотрудник Национального музея, историк Михаэл Стеглик, его назвать нельзя: «Дубчек прочно врос в коммунистическую партийную систему. Он находился под давлением общества – к проведению изменений его подталкивали активные реформаторы. Он также находился под давлением Москвы, требовавшей, чтобы он этого не делал. Одновременно на родине он чувствовал огромную поддержку своим начинаниям. С той тяжелой ролью, которую на него возложила история, он не справился».

После вторжения он в числе других чехословацких лидеров был вывезен в СССР. После пребывания в «лесном заключении» 24 августа Дубчек и другие партийные функционеры были доставлены в Москву, где от них потребовали подписать протокол о принятии «братской помощи от СССР». Отказаться поставить свою подпись нашел в себе силы только Франтишек Кригель, но не Дубчик. Составленная Кремлем «Программа выхода из кризисной ситуации» сворачивала демократические процессы и подтверждала постоянное пребывание в Чехословакии советских войск. Вернувшись на родину, Дубчек не мог противостоять прессингу Москвы, сдавая позиции и послушно смещая с постов коммунистов-реформаторов.

Александр Дубчек, фото: ЧТАлександр Дубчек, фото: ЧТ «В этой тяжелой ситуации нам не остается ничего иного, как напрячь все силы, чтобы продолжать трудиться», – обратился он к народу, вернувшись из Москвы, на волнах Чехословацкого радио.

«Этот человек, у которого разрушалось все, чем он раньше жил, едва не плачет, постоянно жалуясь в 1968 году, «как товарищи могли с ним так поступить». Это прекрасно показывает, что он остался в логической системе этих «товарищей» и коммунистов».

«Трагическая фигура и слабый политик»

Фигуру Александра Дубчека можно назвать трагической, считает историк Михаэл Стеглик: «Я оцениваю его критически, как человека, который успешен, когда его фотографию печатают на обложках журналов. Он смог дать людям надежду, был прекрасным символом, но плохим политиком».

Памятная стела недалеко от места аварии, фото: Dezidor CC BY-SA 3.0Памятная стела недалеко от места аварии, фото: Dezidor CC BY-SA 3.0 В апреле 1969 г. Дубчека на посту 1-го секретаря ЦК сменил Густав Гусак. В октябре того же года он ушел с поста председателя парламента, полгода служил послом ЧССР в Турции. Затем жил уединенно в Братиславе, под наблюдением спецслужб, и лишь бархатная революция 1989 года вернула бывшего реформатора на политическую авансцену.

1 сентября 1992 года автомобиль, в котором Александр Дубчек направлялся в Братиславу, попал в аварию на 88-м километре скоростного шоссе D1, недалеко от города Гумполец, – его шофер, вероятно, ехал со скоростью более 130 км/ч. Водитель будет осужден, но попадет под амнистию. Вокруг аварии появится немало конспирологических версий и теорий, однако, в итоге, ее признают несчастным случаем.

В момент аварии Дубчека выбросило из автомобиля. С тяжелыми травмами позвоночника и грудной клетки он был доставлен в пражскую больницу «На Гомолце», где провел более двух месяцев. Ему была сделана хирургическая операция. В конце октября состояние пациента резко ухудшилось, и через две недели, 7 ноября 1992 года, он скончался на больничной койке. Похоронен Александр Дубчек в Братиславе.