Уход советских войск из Чехословакии – прощание без слез

26-02-2020

30 лет назад взревели моторы советских танков, въезжавших на железнодорожные платформы, а первые солдаты начали посадку в поданные на перроны вагоны – так начался вывод советского военного контингента, «временно» находившегося в Чехословакии с августа 1968 года, свыше двух десятилетий. Соответствующий договор о выводе войск был подписан в Москве 26 февраля 1990 года чехословацким и советским министрами иностранных дел, Иржи Динстбиром и Эдуардом Шеварнадзе.

Фото: VHÚФото: VHÚ Оккупация Чехословакии Войсками варшавского договора произошла чрезвычайно быстро, однако, процесс вывода солдат и техники растянулся до июня 1991 года. Последний железнодорожный состав пересек границу Чехословакии 21 июня, а командующий ЦГВ – «Центральной группой войск» Эдуард Воробъев улетел с пражского аэродрома «Кбелы» 27 июня 1991.

«Делегация, которая ведет переговоры с советской стороной о выводе войск, также как наше «Правительство национального согласия», я лично и вся наша общественность, глубоко заинтересованы в том, чтобы солдаты ушли из страны, как можно скорее. Это в интересах политической стабильности нашей страны, а значит и в интересах обеспечения того же самого во всей Центральной Европе. Однако, получив сегодня ночью послание Михаила Горбачева, я осознал некоторые касающиеся советской стороны аспекты, к которым мы должны относиться серьезно. Я их до сих пор не учитывал. Речь идет не только о выезде 70 тысяч солдат (около 75,5 тысяч военнослужащих) и их семей (около 39 тысяч человек). В первую очередь речь мы говорим об огромном количестве военной техники и боеприпасов, накопившихся за 20 лет на нашей территории, которые невозможно вывезти за одну ночь. Вывод войск также связан с большими внутриполитическими изменениями, происходящими в Советском Союзе. Однако все это не меняет нашего стремления вести переговоры о том, чтобы эти войска покинули нашу территорию, как можно скорее. Чем раньше они уйдут, тем большая политическая стабильность настанет в нашей стране и в соседних государствах», – заявил чехословацкий президент Вацлав Гавел 13 февраля 1990 года, когда в Москве шел второй раунд переговоров о выводе советского контингента из ЧССР.

Спасибо Шевранадзе

Эдуард Шевранадзе, фото: CC0Эдуард Шевранадзе, фото: CC0 «Нам сопутствовала колоссальная удача, как в отважной атаке гусарского эскадрона. Наше правительство было сформировано 10 декабря 1989 года, а в конце февраля мы с Шеварнадзе уже подписывали договор о выводе советских войск – то есть все произошло по прошествии двух месяцев и нескольких дней. Естественно, что такое было возможно только в условиях царившей тогда атмосферы – благодаря тому, что в Москве был Горбачев, а в первую очередь благодаря Эдуарду Шеварнадзе. С ним наше сотрудничество было просто замечательным. Очень хорошо вместе работали также и группы, оговаривавшие все детали вывода, – вспоминал в 2010 году в эфире «Чешского Радио» экс-министр иностранных дел Иржи Динстбир. – Потом все шло по плану. Я с большим уважением отношусь к тому, что Михал Коцаб, тогда депутат Федерального собрания, взял под контроль выполнение всех договоренностей, касавшихся вывода советских войск. С генералом Воробъевым, последним командующим «Центральной группы войск», они договаривались о конкретных шагах и осуществляли почти ежедневный контроль происходящего».

Однако начало переговоров было сложным. СССР в связи с возвращением солдат, не только из Чехословакии, одновременно приходилось решать множество проблем.

Советские офицеры возвращались домой, чтобы жить в палатках

Фото: ЧТ24Фото: ЧТ24 «Они не знали, что им делать. Хотя Шеварнадзе однозначно выступал за вывод войск, но армии это не нравилось. В Москве проходил внутренний бой по поводу сроков вывода. Приходилось решать одну принципиальную проблему, которая возникала еще и в царские времена. Армия, офицеры – элита, привыкшая к множеству выгод. И вдруг их всех стягивали от нас, выводили из Афганистана, из Монголии, а потом еще предстояло переправить домой 350 тысяч солдат из Германской Демократической Республики. Они не были к этому готовы.

Поэтому изначальное требование вывести из Чехословакии всех солдат к 30 июня 1990 года мы согласились откорректировать. До 30 июня 1990 должны были покинуть республику все боевые подразделения. Склады и все остальное предстояло перевозить еще в течение следующего года. Им негде было складировать вывезенное оснащение, и не было квартир для возвращавшихся офицеров.

Шеварнадзе мне потом рассказывал, как их майоры и капитаны, привыкшие к достаточно комфортному уровню жизни, вдруг оказались в палатках в каких-то лагерях. Их негде было размещать.

Но я рад, что мы успели все так быстро. В конце года начавшиеся гигантские споры, спровоцированные русским генералитетом, вынудили Шеварнадзе уйти в отставку».

Капитальный ремонт

Фото: VHÚФото: VHÚ В эфире «Чехословацкого Радио» тогда рассказывали об интервью, которое начальник Генерального штаба советских вооруженных сил генерал Моисеев предоставил газете «Красная звезда». Положение советских военных, которым предстояло покинуть Чехословакию, он сравнивал с судьбой беженцев.

Наоборот, подполковник Эдуард Котковский, служивший в чешском городе Дечин, описывал ситуацию иначе: «Мы сохраним в душе самые лучшие воспоминания о чешском народе, о его дружественном, очень хорошем отношении к нам. Замок, где располагалась наша часть, мы оставим в полном порядке. Ничего не будет разрушено, мы ничего себе не возьмем. Я хочу, чтобы наши народы сохранили между собой самые хорошие отношения».

Мы не знаем, удалось ли выполнить подполковнику Котковскому свое обещание, однако в некоторых других населенных пунктах Чехословакии положение было иным.

Первым городом, который полностью покинули советские солдаты, стал Крнов. Об этом из северо-моравского города Брунтал 11 апреля 1990 года в радиоэфире рассказывал журналист Лубош Лидицкий, следивший за работой депутатской комиссии, осуществлявшей ревизию покидаемых советскими солдатами объектов:

«Опасения по поводу нанесенного ущерба в казармах и в квартирах, где жили офицеры, подтвердились. Председатель городского исполкома Ярослав Врзал сообщил депутатам, что ущерб исчисляется 27 миллионами крон. Выплаты компенсаций требуют также отельные граждане и организации. Город Брунтал 300 последних советских солдат должны покинуть 14 апреля. До 15 мая здесь останется только обслуживающий персонал, чтобы советские дети могли окончить школьный год. Ущерб? Исполкому в данный момент были переданы 111 квартир, на ремонт которых придется потратить 14 миллионов крон. По словам генерал-майора Вильяма Польтиковича, члена смешенной парламентской комиссии, состояние казарм соответствует двадцатилетнему периоду эксплуатации. В казармах придется делать капитальный ремонт».

Шла речь и об экологическом ущербе.

Из Домашова-над-Быстрицей журналист «Чехословацкого Радио» Павел Шмидт рапортовал непосредственно 26 февраля 1990 года: «На вокзале в Домашове-над-Быстрицей сегодня очень живо, что весьма непривычно, как и ситуация за которой мы наблюдаем. На железнодорожные платформы въезжают один танк Т-72 за другим. Начинается подготовка к отправке советской военной техники, конкретно танкового полка, размещавшегося в военном объекте Либава. 21,5 года продолжалось так называемое «временное пребывание» войск. Все это время советские войска были опорой для воплотителей «Нормализации», базой тоталитарного режима, тем, что тормозило развитие в нашей стране свободы и настоящей демократии».

26-02-2020