Томаш Гарриг Масарик, его сын Ян и их любовь к музыке

Для прослушивания звукового варианта выпуска рубрики «Исторические прогулки» в формате Real Audio нажмите здесь:

В марте месяце чешский народ отмечает сразу две годовщины, связанные с семьей первого чехословацкого президента, философа Томаша Гаррига Масарика. День его рождения отмечают 7-го марта, 10-го марта вспоминают день смерти его сына Яна Масарика, дипломата и послевоенного чешского министра иностранных дел. Чтобы немного осветить грустную годовщину смерти сына первого чехословацкого президента в 1948-м году, которая, кстати, до наших дней не была полностью объяснена, мы решили подготовить материал, касающийся скорее семейной жизни обеих крупных личностей чешской истории – отца и сына Масариков. Они оба славились большой любовью к музыке. Про Томаша Гаррига Масарика даже рассказывают, что когда он в Москве спел Максиму Горькому чешскую народную песню «Течет вода, течет», тот даже прослезился и сказал: «Такие прекрасные песни могут быть только у великого народа»! По этой причине мы попросили директора Института музыковедения, профессора Ивана Войтеха рассказать об отношении семьи Масариков к музыке:

-Семья Масарика, - сам президент Масарик и его супруга, - были оба очень культурные люди. Они интересовались литературой, живописью и прежде всего музыкой. Главной причиной этого было не только то, что жена Томаша Гаррига Масарика Шарлотта была пианистка по профессии, но музыка принадлежала к общему образованию чешской интеллигенции. Масарик вернулся в Прагу в 80-е годы после пребывания в Вене. Его поколение вырастало в живом контакте с народной песней. В семьях того времени часто пели народные песни. Сам Масарик, уроженец Моравии, а именно той области, которая называется Словацко, и которая с древних времен отличается особой музыкальностью, знал очень много народных песен. Его самой любимой была песня „Ach synku, synku", которая переведена на русский язык под названием «Ах, хлопче, хлопче, в поле ль был ты...

Сын Томаша Гаррига Масарика Ян унаследовал от родителей любовь к музыке. Он даже хотел стать профессиональным музыкантом-пианистом. Однако его отец-философ направил сына в Америку для приобретения жизненного опыта, а также для того, чтобы отвести его от мало разумного, по его мнению, интереса к музыке. Однако в Америке Ян Масарик, кроме того, что работал служащим в сталелитейной компании, подрабатывал еще как пианист при кинопроекции первых немых фильмов. Именно эта активная музыкальная деятельность сблизила его не с чиновническими сферами, а скорее с простыми американцами. Кроме того, знание жизни простого американского человека - большинство его друзей были простыми сталеварами - Яну Масарику очень помогла позже, во время войны, когда он стал министром иностранных дел чешского эмиграционного правительства в Америке.

Ян Масарик, как только возобновил в Америке свою дипломатическую деятельность, сразу воспользовался своими музыкальными способностями. Он был известен тем, что на всех официальных банкетах, как только закончились выступления, садился за рояль. Играющий и поющий министр иностранных дел – это было нечто совсем новое для американских политиков. Однажды американский президент Трумэн в Потсдаме сыграл менуэт Бетховена, и сразу об этом писали все журналы. Но он ничего другого играть не умел. Ян Масарик решил познакомить американских политиков с чешскими народными песнями. Песня «Зеленые рощи» была его самой любимой: Репертуар Яна Масарика был очень широким. Он знал не только таких классиков, как Бетховен или Бах, но и современную, и классическую французскую и русскую музыку. Большое влияние на Яна Масарика оказала трагедия чешской деревни Лидице, уничтоженной вместе с населением фашистами, и весь 1942-й год, который стал годом перелома в истории Второй мировой войны. В июне этого года немцы начали атаку на Сталинград, и зимой произошел решающий поворот в истории войны. Этот период был самым бурным в дипломатической карьере Яна Масарика. В этот период он даже не в состоянии был комментировать все ужасы войны, о которых он узнавал по радио, то есть массовые расстрелы после покушения на фашисткого протектора Рейнгарда Гейдриха. Тогда в течение двух недель были убиты почти 2000 человек. Ян Масарик умел себе очень хорошо представить, что такое смерть. Он очень переживал блокаду Ленинграда, и прекрасно сознавал, что значит победить в жестоких условиях русской зимы. Все эти свойства ему были даны семьей, ее гуманностью, которая исходила из русской основы, из творчества Толстого, Достоевского, и конечно из поэзии Пушкина и русской музыки. Ян Масарик, один из немногих в свое время, знал песни Мусоргского. Они долго в Европе были неизвестными. Европейцы знали «Бориса Годунова», немного меньше «Сорочинскую ярмарку», еще меньше «Женитьбу» Гоголя, а большие циклы, которые им казались слишком мрачными, не знали почти совсем. Но Ян Масарик со всем этим был ознакомлен. Это была его частная жизнь. Но своей частной жизнью он умел пожертвовать тогда, когда этого требовала ситуация.

Что касается музыки, Ян Масарик больше всего любил словацкие народные песни, прежде всего словацкие разбойничьи песни, которые пели словацкие разбойники-бунтари, герои, грабившие, согласно легенде, богатых и дарившие награбленное бедным. Ян Масарик всегда подчеркивал, что семья Масариков словацкого происхождения. Это правда, так как его дедушка - отец президента Масарика - был словак, переселившийся в Моравию. Ян Масарик провел свою молодость в Словакии. В своих военных передачах по радио из Лондона он вспоминает, где всюду он слыхал разбойничьи песни, и где он видел весьма темпераментные словацкие пляски. Самую высокую оценку Ян Масарик давал непокорности, заключенной в этих песнях, которая способна противиться даже смерти. Сила этих песен удивительная. Также страстно Масарик любил песни о любви. Одна из самых известных - это тоскливая песня о разлуке «Гора, гора, до чего ты высокая»

В заключение мы попросили знатока и популяризатора творчества Томаша Гаррига Масарика, писателя и сценариста Зденека Малера рассказать более подробно об отношении Томаша Масарика к русскому народу:

-Прежде всего мне хотелось бы порекомендовать всем русским читателям прочитать трехтомную книгу Томаша Гаррига Масарика «Россия и Европа». На основе этой книги он в Европе приобрел известность знатока славянского мира. Масарик изучил большое количество архивных документов, несколько раз встретился со Львом Николаевичем Толстым, с Максимом Горьким, с Павлом Николаевичем Милюковым и с Георгием Валентиновичем Плехановым. Первое издание этого труда рецензировал Лев Троцкий, и надо сказать, что он далеко не со всем сказанным в книге соглашался. Прежде всего главы, касающиеся Нечаевщины и критика принципа «цель оправдывает революционные средства», ему, естественно, не приходились по вкусу.

Любовь Томаша Масарика к музыке, прежде всего к музыке Бетховена и Сметаны возросла в декабре 1935-го года, когда он подал в отставку. Масарик переселился на постоянное жительство в замок в Ланы, и кроме музыки он занимался литературой и актуальными политическими событиями. Он очень опасался развития политической обстановки в Германии и прежде всего прихода Адольфа Гитлера к власти. Еще в последний раз судьба соединила отца и сына Масариков - Томаш Масарик скончался 14-го сентября 1937-го года, как раз в день рождения своего сына Яна, которому исполнился 51-год. Своего отца он пережил на 10 с половиной лет - тайну его смерти до сих пор раскрыть не удалось.