Тернистый путь в Европу

Чехия готовится вступить в Евросоюз вместе с другими европейскими народами, которые на протяжении нескольких столетий искали свое место в Европе, недобровольно входили в состав более сильных государств. История осознания собственной самобытности народом чешским, остро ощущавшим свою принадлежность к славянам и одновременно тесно связанным политическими узами с Германией и Австрией, тернистый путь его к независимости, самостоятельности - длиной почти в столетие - тема сегодняшних «Исторических прогулок».

В 17-19 веках чехи переживали тяжелые времена. Перед лицом реальной угрозы исчезнуть как народ, чехам было не до политики, не до национальной самобытности. Пробуждение, как у спящей красавицы, приходит столетия спустя, в 19-го веке, от поцелуя храброго принца - панславизма, рожденного от немецкого романтизма. Ян Коллар - великий чешский поэт, первый пророк и создатель цельной системы панславизма, протестантский викарий. Идеи немецкого романтизма - мифологизация и глорификация преданий и рыцарских легенд германского средневековья, идеалы свободы, единства и национальной самобытности, переработанные на почве славянской культуры, славянского фольклора, были положены Колларом в основу его философии панславизма. Панславизм Коллара рожден народом и из народа, который на протяжении веков был народом западным, с 10 века вносил свою лепту в строительство западной цивилизации - возьмите, например, Яна Гуса и гуситов, церковь чешских братьев - чешский народ был в первых рядах в борьбе за христианскую реформу и свободу мышления. Представление о чехе, славянине у Коллара развивается таким образом в идею человека гуманистического, человека универсального. Славизм становится синонимом гуманизма и универсализма. Молодое поколение резко критиковало идеи Коллара, его систему, в первую очередь за аполитичность. Коллар и его единомышленники лишь сокрушаются по поводу притеснений и обид, которые приходится выносить славянам со стороны немцев, и ждут освобождения от австрийского императора.

Первые реальные разочарования в идеях панславизма и последующее их разоблачение наступает после того, как чешские патриоты ближе знакомятся с Россией. Именно с ней поначалу связывают они свои надежды на национальную независимость славян. Карел Гавличек приезжает в Москву в 1843 году. Русские славянофилы развеяли все иллюзии, с которыми Гавличек, под впечатлением учения Коллара, приехал в Россию. Беззаконие, бескультурие, эгоизм и безнравственность русской аристократии, убогость и отсталость русских деревень - такой увидел в середине 19 века Россию чех Гавличек, будущий писатель и политик, и с тех пор - убежденный противник русизма. Личный опыт несомненно сильно повлиял на формирование его политического мировоззрения. Гавличек создает программу либерального демократизма, являющего собой полную противоположность идеологии панславизма и универсалистской российской монархии: критика абсолютизма и бюрократизма, идеалы конституционного правления под защитой права, социальный прогресс и национальная автономия. Гавличек не признает политики, при которой цель оправдывает средства. Он убежден, что свободы можно достичь только просвещением, образованием, гражданским героизмом, национальным самосознанием. Национальность он понимает как антиромантическое, антимифическое, но демократическое мышление. По Гавличеку, право говорить на родном языке и конституция ведут не только к гражданской свободе, но и к свободе национального развития. Гавличек не верит в братство славянских народов и считает, что каждый народ уже давным-давно идет своим путем. Отвернувшись в ужасе от России, он, вслед за Франтишеком Палацким, возлагает надежды на сотрудничество с Австро-Венгрией, в состав которой тогда входили чешские земли.

Франтишек ПалацкиФрантишек Палацки Франтишек Палацки - первый политический вождь чехословацкого народа, историк. Он разработал план, предполагающий политическую реорганизацию центрально-европейской и дунайской территории, входящей в состав австрийской империи и населенной малыми народами. Этот план был назван «Австрославизм» и был представлен венскому парламенту в 1848 году. Палацки видит спасение малых европейских славянских народов, входящих в состав Австро-Венгрии, в ее новом политическом устройстве. Народы постепенно должны получить автономию и одновременно в едином сильном государстве поддерживать друг друга и противостоять опасности пангерманизма и панрусизма. Пятидесятые годы 19-го века приносят разочарование: обновление абсолютизма, отказ от конституционных гарантий, подавление венгерской революции. Идея федерального государства, основанного на автономности этнических групп, погибает. Палацки пытается возродить ее в новом варианте: федерация исторических земель, составлявших прежнюю Австрию. В 1866 году в результате договора между Австрией и Венгрией половина славян выдана немцам, вторая - венграм. Палацки предсказывает падение Австро-Венгерской империи.

Представление о демократическом союзе малых и средних народов дунайского бассейна, союзе, ставящем преграды экспансии двух империй, является центральной идеей всего культурно-политического мировоззрения Палацкого. Оно полностью соответствует концепции смысла национальной чешской истории: вечный бой чехов с германизацией, сражение силы духа с грубой силой. Малый народ может отстоять свое право на существование только тем, что его моральные идеалы и ценности будут выше, чем у его более сильных соседей, учит Палацки. Гуманист, Палацки твердо верил в моральную и в конце концов политическую общечеловеческую интеграцию.

Томашу Гаррику Масарику было суждено привести чехов и словаков к независимому государству, Чехословакии, реализовать идеалы свободы и демократии, национальной самобытности. Для Масарика не существовало проблемы славянской. Он видел проблему чехословацкую, проблему австро-венгерскую, проблему европейскую, и - проблему человеческую. Проблему совершенствования гуманизации отношений между отдельными личностями и народами, проблему непрекращающегося развития индивидуальной, национальной и социальной свободы, достоинства и справедливости, - одним словом - проблему демократизации человеческой жизни во всех ее формах - личной и общественной. Славяне не представляют собой исключения в общей семье народов, у них нет права на особое, привилегированное положение расы, избранной для высших целей или посланий. Они также не являются изгоями, которые не имеют права на универсальное развитие и сотрудничество с остальными для торжества идей гуманизма. У них такие же права и обязанности, как у других, которые вытекают из самого стремления человечества к совершенству. По Масарику, чешская проблема - проблема общеевропейская. Если по отношению к чехам допущена несправедливость, обязанность Европы - помочь им. На карту поставлена человечность. И чехи не должны решать свои проблемы без учета интересов окружающего мира, или, тем более, вопреки его интересам. Такой подход, считает Масарик, характерен для пангерманизма, и потому нужно дать ему отпор. Вопросы славянства должны решаться в сотрудничестве с Европой.

В двадцатом веке судьба чешского народа неоднократно решалась без его участия. Пангерманизм и панрусизм обратились фашизмом и коммунизмом - из насилия над Чехословакией, из чехословацкого вопроса, из чехословацкой трагедии выросла европейская трагедия - вначале в 1939 году и затем после 1945 года разделением Европы на два враждебных лагеря. Затем наступил август 1968.

Двадцать первый век принес Чехии возможность реализовать идеи ее великих мыслителей и политиков и стать полноправным членом большой европейской семьи.