Остравские евреи - 90 выживших

18 октября в Остраве вспоминали печальное событие – 70-летнюю годовщину со дня самой первой отправки чешских и вообще – европейских евреев в концентрационные лагеря. Тогда еще не был отлажен механизм этих отправок, которые впоследствии стали исчисляться сотнями тысяч человек. Герой нашей сегодняшней рубрики «Исторические прогулки» историк Мечислав Борак расскажет нам об этих событиях минувших дней.

Фюрер Рейха Адольф ГитлерФюрер Рейха Адольф Гитлер Первое, что поражает при изучении этого события – дата. С начала Второй Мировой войны прошло чуть больше месяца, неужели планы нацистов были столь всеобъемлющи, а их действия столь четко слажены и организованы, что они тут же принялись за ликвидацию еврейского населения?

«Тогда в начале войны замыслы нацистов в отношении геноцида евреев не носили четкого характера. Но начало войны принесло им новые возможности. Как они говорили, они хотели очищения немецкого Рейха от евреев и планировали их выселение за пределы Рейха. 21 сентября 1939 года начальник Охранной полиции и Службы безопасности Гейдрих сообщил своим отрядам, что фюрер Гитлер одобрил план по выселению евреев со всех территорий, присоединенных к немецкому Рейху. На следующем совещании было уточнено, что все депортированные будут направляться на восток бывшей Польши, где в окрестностях Люблина должна была возникнуть какая-то «еврейская резервация», как говорили».

Рейнхард ГейдрихРейнхард Гейдрих Это стало возможным благодаря тому, что 28 сентября между Советским Союзом и Германией был подписан Договор о новых границах, таким образом, окрестности рек Сан и Буг отходили к немецкому Рейху. Первым попросил выселить своих евреев начальник жупы Верхней Силезии – Вагнер. Поэтому 6 октября Острава уже была включена в нацистские планы. Координатором операции был назначен Адольф Эйхман из берлинского Гестапо, который тут же лично приступил к подготовке перевозок евреев из Катовице и Остравы, а также из Вены, которая была также включена в список городов, из которых планировались депортации.

«Это был подарок для Гитлера, потому что он всегда хотел видеть свою родную Вену без евреев. И уже всего лишь через десять дней первый эшелон был готов к отправлению и выехал. Евреи должны были построить концентрационный лагерь между реками Сан и Буг сами, и все затраты на собственное заключение возместить за свой же счет».

Первоначально остравские евреи не входили в планы по депортации. В интересах скорейшей германизации немцы хотели сначала избавиться от евреев, проживавших в областях, недавно присоединенных к Рейху. Однако, евреи из Катовиц и Бельско-Бялы были не так богаты, как остравские, у которых была возможность оплатить все расходы на строительство и обустройство лагерей, посему нацисты решили изменить приоритеты выселения. Тем не менее, запланированные отправки из вышеуказанных городов также были осуществлены, чтобы Рейх не потерял престиж.

«По моему мнению, Острава была выбрана не только потому, что нацисты рассматривали тяжелую промышленность региона со стратегической точки зрения, с тем, что рано или поздно она тоже перейдет к немецкому Рейху как и Верхняя Силезия. Но так как остравская еврейская община была богата, она могла финансировать не только строительство лагеря, но также всю деятельность СС там. В Остраве были инженеры, техническая интеллигенция, которые могли разработать планы лагеря, еврейские фирмы могли поставлять строительные материалы и продовольствие. Они были просто богаче, чем верхне-силезские евреи, и потому, я думаю, в план включили Остраву».

Еврейскую «резервацию» планировали построить на самом востоке принадлежащих Рейху территорий для того, чтобы выселить евреев как можно дальше от немецкого населения. Так как это, в действительности, было самое первое отправление евреев, было еще не известно, как организовывать процесс отправки эшелонов, каким образом устраивать все так, чтобы это не вызывало подозрений.

«Например, Эйхман должен был отправиться в Управление железных дорог в Ополе, где он впервые узнал о том, как должен выглядеть поезд, какой он должен быть длины. Там ему сказали, что – 520 метров. Ему необходимо было узнать, как сделать так, чтобы состав выглядел как обычный военный поезд, а не как состав, везущий обычных мирных жителей, чтобы это осталось в тайне. Впоследствии весь этот опыт был использован для осуществления настоящих ликвидационных перевозок в лагеря смерти».

Тогда было осуществлено несколько перевозок. Первый эшелон отправился 18 октября из Остравы, следующий – 20 октября – из Верхней Силезии, из Катовице и из Вены. В каждом составе находилось по тысяче человек. Следующий эшелон выехал через неделю – 26 октября из Остравы, он присоединился к эшелону в Катовицах. Также осуществилась отправка из Вены. Третий эшелон был одиночным. Он отправился 1 ноября из Остравы, но уже не доехал до восточной Польши, до пункта назначения – Ниско над Саном, потому что река Сан разлилась и снесла все временные мосты, которые были там построены.

«Переправиться через реку не было возможности, а потому в соответствии с указаниями из телеграммы, полученной из Кракова, поезд доехал до Верхней Силезии в город Сосновец, где для людей из поезда сделали импровизированный концлагерь. Итого, в этих эшелонах было вывезено около 5000 человек. Но в лагере, который потом был построен на другом берегу реки Сан, осталось всего 500 человек».

4500 человек были выгнаны за пределы лагеря, эсэсовцы оставили только специалистов. Всех же остальных гнали в сторону Люблина, к новой восточной границе с Советским Союзом, между реками Сан и Буг. Под угрозой расстрела им было запрещено возвращаться домой. Некоторым тогда удалось укорениться в деревнях под Люблином. Жизненные условия были чрезвычайно тяжелыми – голод, болезни, местные отряды устраивали на них облавы. Когда началась война с Советским Союзом, специальные отряды СС уничтожили всех евреев на этих территориях.

«Большинство этих беженцев, или «выгнанцев» из лагеря перешло через границу в Советский Союз. Некоторым удалось найти работу в окрестностях Львова, в то время там проживало несколько тысяч евреев. Весной 1940 года, когда начались депортации из приграничных территорий Советского Союза в Среднюю Азию и Сибирь, все евреи были оттуда вывезены. А те, кто остались, были ликвидированы с приходом немецкой армии. Но большинство этих евреев было арестовано за нелегальный переход госграницы, и они получили от трех до пяти лет за шпионаж. Пожилые и больные не смогли пережить две или три зимы в лагерях».

После амнистии в 1942 году из ГУЛАГа вышло около 400 чешских евреев, которые впоследствии стали членами Чехословацкого отряда в Советском Союзе. Они участвовали во всех боях, во всех тяжелых сражениях. Домой вернулось лишь 123 солдата, 90 из них были из Остравы. Польские евреи тоже имели возможность вступить в войска, но венские евреи такой возможности не имели, потому что в Советском Союзе не было австрийского войска, все они остались в советских лагерях. В документах венской еврейской общины говорится, что после войны из СССР вернулось домой всего 22 еврея из Вены. Как считает Мечислав Борак, возможно, их было чуть больше, потому что некоторые вернулись из Советского Союза в 1957 году.

«Так на судьбе этих людей подписались оба этих тоталитарных режима».

Недавно в Остраве в память об этом событии прошла конференция. Как рассказал Мечислав Борак, аналогичная конференция проходила 15 лет назад, и тогда еще в живых было 20 участников этих событий в Чехии, десятки – в Польше, многие – в Израиле. На этот раз ни в одной из этих стран не удалось найти ни одного человека. Лишь в Австралии, под Мельбурном по сей день живет Ото Винецкий, который был отправлен со вторым эшелоном.

«Прошло уже много лет, но нужно вспоминать эти события, чтобы они уже не повторились никогда».